Главная » Металика » 50 лет металла. 1969 год. Начало

50 лет металла. 1969 год. Начало

[Материал из журнала «Metal Hammer» за март 2019 года *]

Четыре друга из Бирмингема определились с названием группы и изменили историю, сея семена хэви-метала в мире рок-н-ролла…

Для хэви-метала все началось в 1969 году. Шаблонный блюз-роковый ансамбль The Pulka Tulk Street Band сменил название на Earth, но именно в ’69 Black Sabbath определились со своим окончательным названием и стали менять облик музыки. Вскоре был написан их одноимённый дебютный альбом, вышедший в начале следующего года. И многие с тех пор говорят, всё, что сегодня может предложить металл – началось именно с первого трека пластинки, песни ‘Black Sabbath’. Пустынный ветер, дождь и гром, отдалённый звон церковных колоколов, леденящий душу вступительный рифф Тони Айомми и ужасающий крик Оззи: «О, нет, нет! Пожалуйста, Боже, помоги мне!».

Однако за океаном чикагские оккультисты Coven («Шабаш Ведьм») были впереди планеты всей. Первая группа, принёсшая истинный дьяволизм – и как считает вокалистка Джинкс Доусон, дьявольские рожки – на рок-арену. Они сочетали в себе хиппи-музыку лета любви, а в 1969 выковали ужасающий и доселе невиданный альбом ‘Witchcraft Destroys Minds & Reaps Souls’ («Колдовство Разрушает Разум и Пожинает Души»). От первого трека (да, он называется ‘Black Sabbath’) и закрывающей пластинку ‘Satanic Mass’ («Сатанинская Месса») психоделический задор вызвал скандал и зажёг сигнальный огонь, по которому с тех пор ориентируются все металхэды, одержимые оккультизмом.

Финальный альбом мощного трио Cream представлял другую веху, поскольку блюзовый рок мутировал в более тяжёлое и пониженное звучание. Даже барабанщик Джинджер Бейкер однажды заявил, если бы энергичные мотивы Cream имели хоть что-нибудь общее с рождением металла, он бы сделал аборт.

1969 год также подарил нам дебют Led Zeppelin, получивший одноимённое название и записанный за 36 часов за 1, 782 фунта. Появившись через две недели после последнего концерта The Beatles, первыми побудивших к переходу от синглов к альбомам, альбом LZ на свет символизировал о передаче эстафеты.

Сегодня мы видим, что в 1969 на свет появилось множество важных пластинок таких команд как Iron Butterfly, The MC5, Vanilla Fridge, The Jeff Beck Group, Blue Cheer, Mountain’s Leslie West, The Stooges и The Humble Pie – каждая сыграла свою роль в становлении и формировании стиля, который мы любим и знаем спустя полвека. Да, это был чертовски насыщенный год.

ДЬЯВОЛ ВЫХОДИТ НА ПРОГУЛКУ

Дьявольские рожки, хвала Сатане, песня под названием ‘Black Sabbath’ («Чёрный Шабаш»). Нет, это не нарезка хэви-метала: все эти компоненты можно найти на невоспетой классической пластинке 1969 года.

Демонические ассоциации преследовали рок-н-ролл задолго до его возникновения; поговаривали, что в конце 1920-х Роберт Джонсон продал душу Дьяволу в обмен на умение играть блюз. The Rolling Stones подлили масла в огонь, выпустив в конце 60-х альбом ‘Their Satanic Majesties’ («Его Величие Сатана») и песней ‘Sympathy For The Devil’ («Симпатия к Дьяволу»), когда в культурной программе был бум благоприятной «Эры Водолея».

Ситуация достигла кульминации на дебютном альбоме чикагской культовой психоделико-роковой группы Coven, ‘Witchcraft Destroys Minds & Reaps Souls’. Чистокровный важный артефакт, записанный с зимы 1968 по весну 1969 в Universal Recording Corporation в Иллинойсе, где записали одни из своих лучших работ Muddy Waters, Чак Берри и многие другие легенды блюза и джаза. Мы впервые видим дьявольские рожки, перевёрнутые кресты и слышим: «Славься, Сатана!» в контексте рок-песни. Финальный трек альбома и есть весьма необычная запись «настоящей» чёрной мессы, к тому же первая песня называется «Чёрный Шабаш». Что ещё страшнее – басиста зовут Грег «Оз» Осборн…

В отличие от непонятливого грохотания Black Sabbath, театрализованный психоделический рок Coven едва ли напоминал металл, но обладал тем же мрачным магнетизмом. Только участники Coven действительно интересовались оккультизмом, а не устраивали показуху, чтобы шокировать любопытных окружающих. Весьма странная солистка группы, Джинкс Доусон – когда Coven отправились в студию, ей было всего 18 лет – могла похвастаться довольно уникальной родословной.

«Я с детства принимала участие в сеансах семейной Чёрной Магии, и меня это привлекало, – рассказывает Джинкс сегодня, – я росла под присмотром двух Старейшин – двух двоюродных бабушек, адептов «Пути Левой Руки». Я оставалась в их особняке и изучала всевозможную литературу. Всё впитывала и постепенно стала одержима этим. Их Чёрная Магия была мощной и заразительной».

Когда мы спросили, может ли она вспомнить, как появилась самая первая песня Coven, Джинкс продемонстрировала не только прекрасную память, но и искренность оккультных увлечений.

«Песня была написана во время ритуала и манифестации, исполненной после того, как в 1966 году я решила назвать группу Coven («Шабаш Ведьм») – мы должны были дать кровавый обет, чтобы посредством музыки передать определённую эзотерическую информацию. Песня называлась ‘Wicked Woman’ («Чертовка»)».

Одна из самых острых и запоминающихся песен на дебютном альбоме – по-прежнему исполняется на каждом концерте Coven – «Чертовка» следовала за множеством поразительных лихорадочных песен с невероятно мрачными и пугающими названиями: «Сановники Преисподней», «Договор с Люцифером», «Подавись, Захлебнись, Умри», не говоря уже о «Сатанинской Мессе».

«Это была не просто музыка, которую мы сочиняли и играли, это была своеобразная атмосфера, – рассказывает Джинкс о творческом процессе, – песни рождались непринуждённо».

Если не брать во внимание психоделию западного побережья, сложно представить, чем вдохновлялись другие музыканты на дебюте Coven.

«Никто ещё не играл такую рок-музыку, как мы, – поясняет Джинкс, – я росла на оперной музыке и играла на пианино. Я была мало знакома с рок-группами в то время, но когда я сколотила Coven, меня завораживала идея исполнять оккультную хард-рок-оперу».

В буклете продюсер Билл Траут назван «Ипсиссимусом» [Господином] – это наивысшая форма стяжания в Герметическом Ордене «Золотая Заря» – лучше всего известном своим списком светил общества, в том числе поэтом Уильямом Батлером Йетсом и, самым скандально известным, Алестером Кроули. Джинкс говорит, Билл сыграл ключевую и значимую роль в восхождении Coven. «Нам бы, возможно, никогда не дали сделать такой альбом в 1968 и ’69 без него» – говорит она.

Парочка познакомилась, когда Джинкс пела радио-рекламные песни, которые он записывал. Сами Coven первые два года карьеры постоянно выступали живьём, безуспешно пытаясь получить контракт на запись альбома. Интерес проявил не один лейбл, но вникнув в лирику группы, сразу же отказывался.

«Несмотря на то, что музыку нашу считали классной, все вечно ныли, что мы гробим свою музыкальную карьеру, исполняя столь отвратительные и отвергнутые обществом тексты, – говорит Джинкс, – все компании и даже друзья-музыканты говорили, что мы не подпишем контракт, если не завяжем с колдовством. Но я не собиралась ни у кого идти на поводу».

Прорыв случился, когда Билл попросил Джинкс возглавить поп-группу, продюсером которой выступал. Она сказала, что ей это неинтересно и она полностью сосредоточена на Coven. «Он чуть со стула не упал, когда я ему об этом сказала» – делится Джинкс.

Однако Джинкс не знала, что Билл тоже интересовался оккультизмом. «Он никогда не говорил, что ему это нравилось, да и я не говорила, – рассказывает она, – об этом истинные практики чёрной магии не распространялись».

Однако столь страстные убеждения в группе пришлись по душе далеко не всем. Сразу же перед тем, как началась работа над ‘Witchcraft Destroys Minds…’, Билл пригласил в студию ещё одного гитариста, Джима Донлингера. Новый музыкант привнёс в альбом одни из самых мрачных композиций, но испугался идеологий группы и то, на что подписался, поэтому покинул коллектив ещё до того, как альбом отправили в печать.

«Он хотел, чтобы мы убрали его фотографию с альбома… и ушёл из группы до того, как была напечатана обложка, – замечает Джинкс – мы сделали ему одолжение, хотя внутри буклета его фотография есть. Он подозрительно относился к содержанию альбома и Чёрную Магию, в отличие от нас троих, не практиковал, так что на обложке альбома нас осталось трое».

Вопреки трудностям, группа отправилась в студию, но были ещё кое-какие проблемы. Будучи 18-летней девушкой, Джинкс периодически сталкивалась лбами с мужским персоналом студии, находившейся недалеко от Coven. Она до сих пор вспоминает, что хотела играть тяжелее и была разочарована, что ей не позволили сделать мощное и громкое звучание.

«Звукоинженеры были категорически против, и это была вечная битва, – говорит она, – мне даже пришлось вручную склеивать ленту. Они были ещё не готовы для рок-н-ролла. Я была лидером, хоть и молодым лидером-женщиной, но на сведение я все равно не повлияла. Наши живые выступления были гораздо громче и резче. И мы потратили гораздо больше выделенного на запись бюджета, так что в песне ‘White Witch Of Rose Hall’ нам так и не дали записать гитарное соло».

Несмотря на претензии и сомнения Джинкс, альбом ‘Witchcraft Destroys Minds & Reaps Souls’ произвёл небольшое действие, увидев свет в 1969 на лейбле Mercury Records. Он привлек внимание тех, кому было интересно исследовать дальнейшие области контркультуры конца 60-х. Сами Coven в 1971 выдали небольшой американский хит, выпустив сингл ‘One Tin Soldier’ («Оловянный Солдатик»), но именно их дебютный альбом по-прежнему оказал мощное – тогда ещё недооценённое – влияние на тысячи интересующихся оккультизмом команд, появившихся после.

«Я осознавала, что своим творчеством установила шаблон, появилась первая волна, – говорит она, – и я знала, что это не прекратится. Сегодня оккультизм повсюду – в музыке, моде, по телевизору, в фильмах, искусстве… он глубоко осел в культуре. Похоже, теперь он даже стал «модной фишкой», и мне, конечно, странно всё это видеть, потому что «оккультный» означает «скрытный, тайный». Но… Да будет так…»

Материал и перевод: Станислав “ThRaSheR” Ткачук

* — иностранная пресса печатается на месяц вперёд


Dimon