Главная » Металика » Carcass. Мёртвые парни

Carcass. Мёртвые парни

[Статья из журнала «Guitar World» за декабрь 2013 года]

Они испустили дух более 15 лет назад. Теперь легенды андеграунда Carcass возвращаются с того света с пластинкой ‘Surgical Steel’, выворачивающим кишки новым альбомом, и чувствуется, что в этих костяшках ещё есть жизнь.

Сегодня в этот августовский день лондонское небо необычно ясное. Несколько человек, наслаждаясь столь умеренной погодой, совершают утреннюю пробежку вдоль тихого и спокойного паддингтонского канала в северо-западном уголке города. Пробегая под мостом Эбби-Роуд над каналом, каждый из них резко останавливается и озадаченно наблюдает, как два длинноволосых парня выкидывают в воду огромную белую сумку санитара с трупом и заказной гитарой Les Paul.

«Нам не впервой» – говорит, смеясь, басист/вокалист Carcass Джефф Уокер, держа в руке мешок для трупа.

Но «спортсменам», судя по всему, не до смеха. Однако когда вы – легенды экстремального металла Carcass, провоцировать и шокировать публику становится чем-то совершенно обыденным и нормальным. Фотографируясь для журнала Guitar World, Уокер и гитарист-основатель Carcass Билл Стир доставляют нам немалое удовольствие, вживаясь в свою роль – например, используют примитивные хирургические инструменты, играют в «патологоанатомов» и упаковывают труп. Все эти атрибуты являются неотъемлемой частью фирменного образа этой команды с тех самых пор, как она появилась на свет в Ливерпуле в середине 80-х. Фотосессия и интервью приурочены к выходу ‘Surgical Steel’, шестого студийного альбома и первой пластинки с тех пор, как более 15 лет назад эта легендарная группа сама подала признаки трупного окоченения.

Мы редко летим за тысячи километров для того, чтобы устроить театрализованные сцены убийства под мостом. Ещё реже можно услышать альбом-возвращение, звучащий настолько же мощно и вдохновляюще, как ‘Surgical Steel’. Изобилующий скоростными бластбитами, убойными двойными гитарными атаками, агрессивными «блюзоватыми» соло-партиями и смелыми интересными аранжировками, ‘Surgical Steel’ воплощает в себе сущность и энергию мелодичного дэта Carcass «старой школы».

Но пластинка выделяется не только на фоне дискографии Carcass – без каких-либо усилий она звучит в классической манере группы, а прогрессивные нотки ставят альбом ВЫШЕ любого дэтового релиза 2013 года.

«Я вдохновлялся теми же пластинками, которые слушал, сочиняя классические альбомы Carcass, – рассказывает Стир, – но от современного звучания всё равно никуда не деться, потому что записано это было недавно. У нас новый барабанщик и играть мы стали гораздо слаженнее и плотнее, чем раньше. И на новом альбоме есть элементы, которых на предыдущих пластинках не было. ‘Surgical Steel’ с оптимизмом смотрит в будущее».

Изначально группа Carcass просуществовала с 1985 по 1996, и за это время они успели стать одной из самых брутальных и новаторских металлических команд в андеграунде. Они выпустили пять экстремальных металлических альбомов, прогрессируя от грайндкора до мелодичного дэт-метала и до упрощённого дэт-н-ролла. Классический состав Carcass в лице Уокера, барабанщика Кена Оуэна и Стира (игравшего на гитаре на первых трёх пластинках легендарных грайндкорщиков Napalm Death) представлял собой угрюмых вегетарианцев, испытывавших извращённое удовольствие от жутких отвратительных текстов и не менее мерзких и ужасающих обложек. Вдохновил их Оуэн и его нездоровое увлечение ветеринарной лечебницей отца. Их первые две пластинки, ‘Reek Of Putrefaction’ (1988) и ‘Symphonies Of Sickness’ (1989), не только рекомендованы к прослушиванию ярым любителям грайндкора и дэта, но также являются истинным примером того, как можно оскорбить цензоров обложкой с изображениями коллажей с фотографиями аутопсии, вырезанными из медицинских журналов. Скажите спасибо Уокеру.

«По молодости нам нравилось выпендриваться, – смеясь, говорит Уокер – вроде как: «у нас есть оправдание трупам на обложках наших альбомов. Ведь если ты, недовольный этими картинками, придёшь домой и сожрёшь корову – значит, ты просто е*аный кусок дерьма!».

Желание Carcass раздвигать границы обложками альбомов не ограничилось. На каждом последующем альбоме участники группы неумолимо хотели проверить свои музыкальные возможности. К третьему альбому, ‘Necroticism – Descanting The Insalubrious’ (1991), ребята стали писать более длинные и сложные песни с мощными мелодическими элементами. Для этого в качестве второго гитариста они взяли в группу молодого шведа по имени Майкл Эмотт – впоследствии он снискал славу, сколотив собственный коллектив Arch Enemy.

Благодаря Эмотту команда смогла добиться более мелодичного звучания, доведённого до идеала на альбоме ‘Heartwork’ (1993). Сегодня альбом считается классикой экстремального металла – он оказал огромное влияние на всю металкоровую сцену нового тысячелетия.

Альбом ‘Heartwork’ по сей день остаётся самым продаваемым релизом Carcass. Но с него и началось их падение в бездну. Обрадовавшись продажами альбома, сотрудники лейбла Sony Music не сомневались, что Carcass смогут и дальше успешно продолжать скрещивать жанры. Sony Music обратились к Carcass, предложив за немалую сумму выкупить права на выпуск следующего альбома группы через дочерний лейбл “Columbia Records”.

Ради интереса Carcass согласились, но остались верны своим творческим принципам. Стир уже прилично устал от ограниченности жанра «дэт-метал» и исследовать более роковое звучание, вдохновившись командами вроде AC/DC и Thin Lizzy. Когда Sony услышали новое упрощённое направление материала, вошедшего в альбом ‘Swansong’, лейбл упёрся и категорически отказался от поддержки.

«Альбом ‘Swansong’ развязал нам руки и распахнул перед нами дверь, – говорит Уокер, – получилась чересчур упрощённая версия того, что мы делали раньше, и я подумал, если бы он вышел на лейбле Sony, многие бы открыли для себя и наши предыдущие пластинки, и более экстремальную музыку».

К тому времени Эмотт из группы Carcass уже ушёл, сосредоточившись на собственных проектах, в числе которых были Spiritual Beggars, а позже Arch Enemy; остальные участники группы погрязли в юридическом болоте, пытаясь отделаться от Columbia Records и найти новый лейбл. Помимо разочарований в бизнесе, Уокер, Стир и Оуэн больше не разделяли ни личных, ни творческих взглядов, и отношения между участниками медленно разваливались. Carcass возобновили своё партнёрство с лейблом Earache Records, но к тому времени, как этот независимый лейбл выпустил альбом с весьма говорящим названием («Лебединая Песнь») ‘Swansong’ (1996), группа уже распалась.

«Был разлад в отношениях… и немалая доля эгоизма со стороны некоторых участников, – рассказывает о распаде группы Уокер, – Билл хотел двигаться в другом направлении. Я думаю, не он один».

«Я знал, что с группой покончено, – добавляет Стир, – мы устали ждать выхода последнего альбома. Мы давно уже потеряли веру в крупный лейбл, но пластинка долго не выходила из-за юридических проблем. Будущего у нас не было. Мы были вымотаны. Просто так уж получилось, что я молчать не стал и сказал, что с меня довольно».

После распада Carcass, Уокер с Оуэном сколотили команду Blackstar с бывшим гитаристом Cathedral, Марком Гриффитсом, а Стир некоторое время вообще решил отдохнуть от музыкального бизнеса, после чего оклемался, приняв участие в риффо-роковых коллективах вроде Firebird и Gentlemans Pistols, и сыграв с ветеранами НВБХМ Angel Witch. В 1999 у Кена Оуэна произошло внутримозговое кровоизлияние, после которого он не смог играть на барабанах, все надежды на воссоединение команды в одночасье рухнули. И на этом история Carcass, возможно, могла бы закончиться, если бы не настойчивость Майкла Эмотта.

«Он ОЧЕНЬ хотел реформировать команду, – говорит Уокер – возможно, альбому ‘Heartwork’ исполнялось десять лет. Фэны постоянно его доставали с просьбой отметить юбилей знакового альбома Carcass. А он в свою очередь доставал нас. Я уж было подумал, а не согласиться ли? Может быть, действительно стоит? Рассчитывал, что Билл не поддастся, – смеётся Джефф, – но он прогнулся».

И в 2008 году Carcass устроили юбилейный тур с участием Эмотта, Уокера, Стира и барабанщика Arch Enemy Даниела Эрландссона. Реакция была настолько потрясающей, что Уокер и Стир начали подумывать о сочинении нового материала. Эмотт упорно хотел реформировать коллектив, но поскольку он, как и Эрландссон, в первую очередь играл в Arch Enemy, разорваться на два фронта он не мог. Несмотря на неудачу, Уокер и Стир не опустили руки и обратились за помощью к молодому барабанщику Дэниелу Уилдингу, бывшему ударнику Aborted и Trigger The Bloodshed. Все трое быстро нашли общий язык и вскоре удалились в студию Chapel Studios и Treehouse Studios в Северной Англии, начав запись с продюсером Колином Ричардсоном. В результате у группы было готово 11 энергичных треков, вошедших в альбом ‘Surgical Steel’. Стир считает, что пластинка исправила некоторые оплошности и ошибки прошлого.

«Было ощущение, что мы ещё не все сказали, – говорит гитарист, – хотелось исправить прошлые косяки. Например, такие важные поступки, как принятие верного решения в той или иной ситуации в творческом плане – направление, выбранное на ‘Swansong’ – либо мелочи вроде звучания гитар на записи. У нас появилась прекрасная возможность всё исправить, чего в жизни артиста, если честно, вообще может никогда не быть. Но делаешь всё возможное и чем ближе приближаешься к цели, тем счастливее становишься».

‘Surgical Steel’ – первый студийный альбом Carcass со времён ‘Swansong’ (1996) и ваша первая работа без оригинального барабанщика Кена Оуэна, пострадавшего в 1999 году от кровоизлияния в мозг.

Джефф Уокер: Меня всё спрашивают, лучше ли ему, и я вдруг скажу: «Он чудесным образом излечился!». Очень сложно описать словами его состояние – всё равно будет звучать грубо. Лично я бы не хотел, чтобы меня называли человеком с физическими недостатками, но иначе про Кена и не скажешь. Пострадала его кратковременная память. Но я бы не хотел, чтобы он читал эти отвратительно-звучащие статьи, потому что Кен находится в полном сознании. Он всё тот же парень.

Билл Стир: Нужно искать положительные стороны, потому что по-другому на эту ситуацию не посмотришь. Несколько месяцев все думали, что Кен не выкарабкается. Он был на грани жизни и смерти. Нам сказали, он никогда не выйдет из комы. А он вышел. И это настоящее чудо. Он даже записал вокальные сэмплы для четырёх или пяти треков на альбоме ‘Surgical Steel’. Невероятно приятно видеть его у микрофонной стойки после всего ужаса, через который ему пришлось пройти. Он пишет свою музыку, и вокал его звучит, в общем-то, точно так же, как и раньше. Он вернулся в прежнюю форму.

Уокер: Ладно, давай оставим эти сопли. Спрашивай про Майкла Эмотта [смеётся]. Знаю, ты подготовился.

Кстати, о Майкле – его на новой пластинке нет, но он сыграл огромную роль в воссоединении Carcass в 2008?

Уокер: Ага. Он невероятно известен в Японии, настоящая рок-звезда. И они ему постоянно капали на мозги, что Carcass должны отметить юбилей альбома ‘Heartwork’. С 2006 я играл в группе Brujeria, снова стал по миру ездить и меня самого начали доставать этими уговорами. Бил, ты же тоже на гастролях со своей группой Firebird был.

Стир: Да, но не встречал никого, кому нравились или были интересны Carcass.

Уокер: Начнём с того, что у него публики не было [смеётся].

Стир: [смеётся] Да, мало с кем общался, поэтому понятия не имел, что все ждут нашего возвращения. Но Джефф с Майком были в курсе, потому и убедили меня.

Билл, а почему ты в итоге поддался?

Уокер: Майкл – парень хитрый. Они с Биллом тусили вместе, и Майк понизил строй гитары, дал в руки Биллу, и они начали вместе играть.

Стир: Мы не чувствовали никакого давления. Просто встречаются два старых друга, слушают старые пластинки и вместе играют. Честно говоря, я не был уверен, насколько быстро вернусь к этой музыке. Оказалось, почти сразу же.

После юбилейного тура Майкл Эмотт и Даниель Эрландссон вернулись в Arch Enemy. Вам потребовалось некоторое время, чтобы сыграться с новым барабанщиком, Даниелем Уилдингом?

Стир: Нам с ним очень повезло, потому что он чересчур опытный для молодого парня. Он поиграл в куче групп и много путешествовал. Он быстро приспособился, и нам стало с ним легко. Мы чувствовали себя комфортно, прикалывались, идиотничали. И терять нам было нечего. Если мы писали песни, и они не звучали в стиле Carcass, кроме нас их никто не слышал. Только Джефф, Дэн и я. Никто другой об этом и понятия не имел.

На предыдущих альбомах заметен музыкальный прогресс. Было ли в мыслях продолжить то, что вы начали на ‘Swansong’?

Уокер: Первые пять альбомов звучат по-разному. Повторяться мы никогда не хотели… хотя на новом альбоме, может быть, мы именно так и сделали [смеётся].

Стир: Когда меня спрашивают о ‘Swansong’, я всегда возвращаюсь в то время. Популярной была совершенно другая музыка – она шла вразрез с тем, что делали мы. Альбом ‘Swansong’ был абсолютно не в ногу со временем. Мы прекрасно знали, что альбом выходит в ненужном месте и в ненужное время, да и никто это музыку уже не слушал. Все тащились от Fear Factory или нью-метала.

Уокер: Я считаю, альбом ‘Swansong’ получился таким, потому что ты снова, как и в юности, стал слушать команды вроде AC/DC и Thin Lizzy. Это отразилось на музыкальном направлении Carcass.

Стир: Да, но эти элементы можно услышать уже на втором нашем альбоме. Довольно очевидно, что на пластинках ‘Necroticism’ и ‘Heartwork’ слышны более старые влияния, но эти два альбома получились чертовски тяжелыми. ‘Swansong’ был упрощен до такой степени, что получилась сумбурная солянка из дэта и хард-рока «старой школы».

Билл, ходят слухи, что после распада Carcass ты уехал в Австралию и стал давать уроки игры на гитаре. Это правда?

Уокер: На самом деле, он бродил по пустыне с гитарой, как Иисус [смеётся]

Стир: [смеётся] Да, слышал я об этих странных историях. Я действительно некоторое время жил в Австралии, но только полгода. Распад группы дался мне нелегко. Я был опустошён. Слишком близко к сердцу принял. Всё равно, что начать с чистого листа, и я был потерян. Но я действительно хотел играть другую музыку.

Уокер: Звучит как миф. Он с австралийкой связался [смеётся].

Стир: Да, встречался с девушкой из Австралии, хотелось убежать от реальности и забыться. Я как мог, пытался забыть прошлое – как в социальном, так и в музыкальном плане. Мне была чужда металлическая сцена и перестала иметь для меня какой-либо смысл. Я вырос на командах вроде UFO и Saxon, и мне нравился андеграунд, но совсем не нравилось, во что его превратили. Меня просто вымораживали все эти индустриальные фишки и хип-хоп с металлом.

В конечном итоге ты вновь поймал вдохновение, играя в «олдскульных» риффовых командах.

Стир: Да, чувствовал, что нужно вспомнить корни и изучить что-то абсолютное новое.

Уокер: Например, рабство.

Стир: [смеётся]

Уокер: Ну, тебе и дельта-блюз пришлось немного поиграть, верно? Шучу, но ‘Surgical Steel’ стал возможен, потому что Билл решил проштудировать всю, мать её, классическую школу и вернуться к дельта-блюзу. Я всё ждал, когда же Билл снова вернётся в 80-е и вновь почувствует интерес к дэтовой сцене. На мой взгляд, благодаря блюзу ты вернулся к металлу.

Подожди, это он серьёзно про дельта-блюз?

Стир: Джефф немного преувеличивает. Но я действительно ездил в южные штаты. Я там уже и раньше был, когда гастролировал, но мало чего видел. Поехав в качестве туриста, я увидел Северную и Южную Каролину, Вирджинию, Алабаму и Миссисипи. Было весело и познавательно.

Кто из блюзовых музыкантов достоин твоего внимания?

Стир: Безусловно, Джонни Уинтер, открыл мне двери в мир различной музыки. Его материал конца 60-х и 70-х – что-то среднее между блюзом и рок-н-роллом. Меня притягивала его игра. Всегда всё синхронно, она качает, отличная тональность и ощущение постоянного движения вперёд. Благодаря ему я стал открывать для себя более старые темы вроде Howlin’ Wolf и Чарли Паттона. Если брать чикагский стиль – мой самый любимый исполнитель – Волшебник Сэм. Он бесподобен. Фразировка у него невероятно красивая и голос потрясающий. На этот путь меня направили ребята вроде Cream, Mountain и Джонни Уинтера. И, конечно же, мне сразу стало интересно, кто вдохновил этих людей, и я копнул ещё немного глубже…

Уокер: И наткнулся на Трея Азагтота [гитарист легендарного флоридского дэтового коллектива Morbid Angel – прим. ThRaSheR]

Стир: [смеётся]. Он везде – куда ни посмотри.

На новой пластинке немного слышны эти влияния. В песнях вроде ‘Cadaver Pouch Conveyor System’ редкие блюз-роковые соло переплетаются с экстремальным металлом. Вроде бы странное сочетание, но ведь звучит!

Стир: [смеётся] Я действительно боялся, что мне за это влетит. Но интуиция подсказывала, что соло должно быть блюзовым. Некоторые другие соло – это типичный металл. Но зависит от того, поверх чего ты играешь. Нужно чувствовать атмосферу и обстановку.

Ещё ты выходишь за рамки «дозволенного» в песнях вроде ‘The Master Butcher’s Apron’, где вместо традиционного соло прописаны голоса и мудрёные «бэнды».

Стир: Да, странная композиция. Мы поняли, что это не соло только когда завершили работу над песней. Начинаем с молниеносных партий Slayer и замедляем темп, и в одном месте я играю квинту, постепенно поднимаюсь вверх. Я даже не знаю, как эта гамма называется. Уменьшенный симметричный…

Уокер: Рифф Чака Шульдинера из Death! [смеётся]. Билл пинает меня ногой под столом. Хочет, чтобы я сказал, это Джонни Уинтер или кто-нибудь вроде него.

Стир: [смеётся] Нет, я люблю Death!

Давайте поговорим о творческом процессе. Как сочиняли на этот раз?

Уокер: Некоторые темы у Билла были готовы целиком – вроде ‘Thrasher’s Abattoir’. Эти риффы он сочинил ещё до ‘Swansong’, и я их никогда не слышал. Но никакого плана, формулы и режима работы у нас нет. Это Carcass. И всё сочиняется в репетиционной студии. Никто дома с ноутбуком и драм-машиной не сидел.

Вы предпочитаете джемовать, а потом идти в студию?

Уокер: Да, поэтому мы не использовали метроном. На мой взгляд, слушатель подсознательно наслаждается альбомом. Вроде ‘Reign In Blood’ (Slayer). Отчасти, эту пластинку приятно слушать, потому что Ломбардо импровизирует за барабанами, и метроном убил бы всю атмосферу.

Стир: Должен присутствовать элемент опасности. Мне кажется, когда слышишь что-нибудь такого уровня, мозг отключается. Ты расслаблен и особо не прислушиваешься к деталям.

Билл, несмотря на появление в составе второго гитариста, Бена Эша, все партии гитар на альбоме ‘Surgical Steel’ ты записал сам. Решил что-то кому-то доказать?

Стир: Ну, отчасти. Ещё не хотелось убивать атмосферу альбома. Когда мы сочиняли пластинку, второго гитариста в группе не было. Бен пришёл немного позже. Я не хотел, чтобы на альбоме была хотя бы нотка, сыгранная не в фирменном стиле Carcass, ведь тут уже не придерёшься. Если привести постороннего человека, есть вероятность того, что будут придираться и пытаться найти недостатки.

Уокер: Ой, да скажи уже, что ты – перфекционист, помешанный на контроле!

Стир: [смеётся] Прости, именно это я и имел в виду.

Расскажешь, какие гитары мы слышим на пластинке?

Стир: Большую часть риффов мы записывали на заказной гитаре Les Paul Энди Снипа [он сводил пластинку], и я думаю, она года 1979. Потом я использовал свою заказную ’77 в партиях, где требовалось более глубокое звучание, вибрато или «бэнды». В песне ‘Cadaver Pouch’ каждая вторая партия сыграна на моей гитаре Les Paul ’57 года. И мы по-прежнему играем в том же строе: на пять полутонов ниже, в «си» (B standard). Толщина струн у меня всегда разная – верхние струны из набора 0.12 мм, а нижние струны потолще.

Усилители тоже предпочитаешь старенькие?

Стир: Не для этой музыки. Не могу объяснить, что имею в виду.

Уокер: На альбоме у нас EVH и Bogner, которые мы прогнали через Kemper [моделирующий цифровой гитарный процессор]. Ещё до того, как начать работу над альбомом, мы отправились в студию к Снипу попробовать все его усилители и кабинеты. Эти Кемперы невероятно крутые. Имитируют схему усилителей, а не звучание.

Джефф, а у тебя какое оборудование?

Уокер: Если есть из чего выбрать, я возьму Ampeg SVT II и свой заказной Fernandes [Triturador] со старой гитарной педалью SansAmp, на которую меня подсадил [басист Napalm Death] Шейн Эмбери. Когда мы записывали партии для альбома, использовали «головы» Marshall и басовый кабинет Ampeg 8×10. Получился классный саунд в стиле The Stranglers.

Считаете ли вы альбом ‘Surgical Steel’ последней работой Carcass? Или же не откажетесь выпустить ещё одну пластинку?

Стир: Не откажемся, конечно. В группе царит чудесная атмосфера. Всё очень слажено и целостно. Впервые со времён трио все участники группы живут в одной стране, и можно репетировать, когда угодно. К тому же, у нас ещё никогда не было такой плотной, мощной игры и взаимопонимания. Ещё я понимаю, что мы можем достигнуть совершенно иного уровня. Песни на ‘Surgical Steel’ – это первые композиции, которые мы написали, впервые собравшись вместе. Что же касается старого Carcass – не хочется дважды сочинять один и тот же альбом. Поэтому что бы мы в следующий раз ни придумали, будет на порядок выше и качественнее.

Материал и перевод: Станислав “ThRaSheR” Ткачук


Dimon