Главная » Металика » Dark Angel. Большое интервью с Джеком Шварцем, Эриком Мейером и Джимом Дёркином

Dark Angel. Большое интервью с Джеком Шварцем, Эриком Мейером и Джимом Дёркином

[Большое интервью 2003 года]

Сомневаюсь, что мне нужно рассказывать, кто такие могучие Dark Angel. В период расцвета трэша они были на передовой этого неистового молодёжного движения и подарили миру такую безвременную классику как ‘We Have Arrived’ (на ребят сильное влияние оказал спид-метал), ‘Darkness Descends’ (для многих статус этой пластинки ровняется статусу ‘Reign In Blood’), ‘Leave Scars’ и ‘Time Doesn’t Heal’. Однажды наткнувшись в интернете на их старую фотографию, я подумал, что круто было бы взять у этих парней интервью, только я не знал, как связаться с оригинальными участниками. Я начал поиски и через некоторое время смог достать контакты оригинального барабанщика, Джека Шварца (играл на барабанах на альбоме ‘We Have Arrived’), Эрика Мейера, Джина Хоглана и Джима Дёркина. Сначала я написал Джину, но он, к сожалению, так и не ответил. Затем написал остальным, но и это тоже не увенчалось успехом, и я уже хотел было забить, как вдруг одновременно пришли письма от Эрика Мейера и Джима Дёркина. Сначала я не знал, что мне делать, но решил поместить их вопросы вместе, потому что многие всё равно были одинаковыми. Иногда их ответы сильно различаются, но от этого интервью, на мой взгляд, становится только интереснее – вы можете сами додумать. В итоге даже Джек Шварц ответил на несколько вопросов, чему я был очень рад! Предлагаю вашему вниманию (более-менее) полноценную историю Dark Angel… сядьте удобнее, наслаждайтесь и помните: эти парни заставят умереть вас мучительной… смертью!

Как вы увлеклись музыкой и чем занимались до того, как вместе сколотили Dark Angel?

Эрик: Я увлёкся металлической сценой, которая начинала развиваться в начале 80-х благодаря некоторым своим друзьям в старших классах, которые джемовали и слушали команды вроде Armored Saint, Metallica, Motorhead, Venom и Mercyful Fate. Те команды оказали на меня огромное влияние.

Джек: Я поклонник этого жанра с начала 80-х.

Джим: Я подсел на металл, как и большинство ребятишек. Мне нравился хард-рок 70-х… вроде KISS, Van Halen, Black Sabbath, а позже я подсел на команды вроде Rainbow, Judas Priest и всё началось с них.

В каких группах вы играли до Dark Angel?

Эрик: Много где, но смысла упоминать их я не вижу.

Джек: В нескольких поиграл, но смысла их упоминать я не вижу.

Джим: До Dark Angel я нигде не играл. Мы назывались Shell Shock в честь песни Tank и после этого выбрали более мрачное направление. Группа у нас с Робби Яном (бас) и Доном Доти (вокал) была ещё до того, как появились музыкальные инструменты (смеётся).

Где и как вы познакомились с остальными участниками Dark Angel?

Эрик: В ’84 году, немного поджемовав со всеми местными музыкантами, я решил, что ни к чему это не приведёт, если я сам кого-нибудь не попробую. Я разметил объявление, что ищу музыкантов в группу, которые любят ту же музыку, что и я.

Джек: Наткнулся на объявление, что группа Dark Angel ищет барабанщика. Сначала я познакомился с Доном Доти и Джимом Дёркином, и мы включили друг другу несколько своих записей. Я включил то, над чем работал раньше, а они включили мне старое демо Dark Angel.

Джим: Мы познакомились в старших классах, все были с длинными волосами и любили металл, поэтому мы просто сказали: «Давайте сколотим группу». Мы участвовали в шоу школьных талантов, это было отвратительно, но мы безумно собой гордились (смеётся).

Кто придумал название Dark Angel («Тёмный Ангел»), и планировали вы когда-нибудь назвать группу иначе?

Эрик: Когда я пришёл в группу, она уже называлась Dark Angel. Отсылка была к вампиру, потому что логотип у нас с крыльями.

Джек: Не могу точно сказать, кто его придумал. Рискну предположить, что Джим Дёркин. А что оно означает? У каждого своя интерпретация.

Джим: Название группы придумал я. Остальные ребята поначалу думали, что звучит слишком зловеще, но привыкли. Скорее это, наверное, было что-то вроде демона.

Чужие песни поначалу играли?

Эрик: Нет.

Джек: Когда я был моложе, я играл в некоторых кавер-группах – в основном мы исполняли песни Led Zeppelin, Aerosmith, Теда Ньюджента (конец 70-х).

Джим: Мы рубили многие песни Оззи, Tank, Black Sabbath, кого только ни играли… Основное влияние на меня оказали команды НВБХМ.

Своё первое демо ‘We Have Arrived’ вы выпустили в том же году, что и сформировались? У вас уже были написаны песни до того, как вы сколотили Dark Angel или же вы просто очень быстро их сочинили?

Эрик: Нет, группа существовала уже несколько месяцев ещё до моего прихода и песни тоже были.

Джек: Не уверен насчёт этого. К демке я отношения никакого не имел. Надо спрашивать об этом Джима Дёркина или Дона Доти. Я пришёл уже после того, как была записана демка. Те песни уже были к тому времени завершены.

Джим: Перед демкой ‘We Have Arrived’ мы записали ужасное демо. Попробовали впервые написать что-то своё (смеётся), а сами толком на инструментах играть не умели. Когда я слушаю её сегодня, я просто смеюсь до слёз. Нам тогда было лет 16-17, совсем мальчишками были. Но мы продолжали сочинять, и получалось с каждым разом всё лучше.

Как фэны отреагировали на ту запись?

Эрик: А это была не запись, а альбом, который вышел на лейбле Iron Works Records в Штатах и на лейбле Axe Killer за океаном. Отреагировали прекрасно, потому что к нам даже Combat Records с предложением обратились.

Джек: Весьма положительно. После того, как мы выпустили демку, о нас заговорили.

Джим: Запись, ну… некоторым она реально понравилась. Мне в это, честно говоря, трудно поверить, но мы гордились ей – ничего лучше ведь мы не знали (смеётся).

Кто такой был Эд Репка, который придумал логотип Dark Angel?

Джек: Понятия не имею. Никогда его не встречал и о нём с тех пор не слышал.

Джим: Его нанял лейбл Combat Records, чтобы он рисовал обложки альбомов. Он классный, но логотип Dark Angel придумал не он – он его лишь до ума довёл. Я нарисовал ужасный вариант, а у барабанщика нашего был друг, который нарисовал лучше – наш тогдашний менеджер добавил крылья.

Возможно ли, что до того, как появилась демка ‘We Have Arrived’ были доступны записи с репетиций, и на них был материал, не вошедший в первую демку?

Эрик: Нет.

Джек: Конечно, возможно. Нужно Джима Дёркина спросить. Если не ошибаюсь, Dark Angel исполняли песню ‘Am I Evil’ (ещё до того как я пришёл). Джим Дёркин исполнял эту песню задолго до того, как парни из Metallica её перепели.

Джим: Да, мне кажется, у меня кое-что сохранилось. Но я никогда бы это не выпустил… довольно забавные записи!

Почему вы выпустили альбомную версию ‘We Have Arrived’ лишь в 1984 году? Сейчас бы вы поступили так же или же поспешили?

Джек: Мы пытались найти лейбл, и в 1984 году нам это удалось.

Джим: Дебютный альбом вышел лишь в 1985 году из-за множества задержек со стороны американского лейбла. В Европе он вышел на несколько месяцев раньше, чем в Штатах. Мы всё ждали и ждали… от нас это не зависело.

Если я не ошибаюсь, вы уже несколько раз успели сыграть в Лос-Анджелесе. Как реагировала публика? Ведь трэша, по сути, тогда ещё как такового не существовало, поэтому…

Джек: Фэнов было мало. Не забывай, что, к примеру, Slayer (а они из той же части Лос-Анджелеса, что и Dark Angel) тогда только начинали. Metallica только-только выпустила ‘Kill ‘Em All’ и дважды съездила в тур (оба раза сыграв в Лос-Анджелесе) в поддержку дебютника. Демо Exodus было повсюду, и все ждали их дебютный альбом, ‘Bonded By Blood’. Реакция была отличная! Я любил то время. Люди, приходившие на концерты, были по-настоящему преданы этой музыке.

Джим: Первые несколько наших выступлений были так себе, но, как и любая группа, становишься лучше. Когда незадолго до записи альбома в группу пришёл Эрик Мейер, у нас стало два гитариста, а звук – плотнее. Мы стали звучать гораздо лучше. Мы в то время выступали с некоторыми глэмерскими командами и ввязывались в драки. Иногда были крутые концерты с командами вроде Slayer, Powertrip или Savage Grace.

Почему вам запретили выступать во многих клубах Лос-Анджелеса? Ваши выступления были агрессивными и жёсткими?

Джек: Я понятия не имею. Когда я был в группе, нас нигде не запрещали. И концерты не были агрессивными. Хотя помню одно дикое выступление в Ruthie’s Inn в Беркли. Люди сталкивались друг с другом со всей дури. Некоторые так яро трясли башкой, что чуть ли не лбом бились о сцену! Один парень выбежал на сцену, схватил микрофон под моим томом и проорал что было сил!

Джим: Нас часто запрещали, потому что клубам не нравился наш слэм, и это напоминало реальный панковский концерт. К тому же наши техники постоянно затевали драки – иногда приключений хватало.

Было у вас какое-нибудь сценическое шоу или что-то вроде того? Помните свой самый первый концерт?

Джек: Честно говоря, первый не помню.

Джим: Сценического шоу у нас никогда не было, просто мы и музыка. Кажется, первое выступление наше прошло у кого-то на заднем дворике.

Сколько времени ушло на запись дебютного альбома?

Эрик: Вероятно, около двух недель. Мы записывались в студии, где в проходе были куры в клетках, и в перерывах мы выходили и мочились на них…

Джек: Если не ошибаюсь, около двух недель, денег и бюджета у нас особо не было. Барабанные партии я начал записывать около 7 часов вечера, а к 9 утра заканчивал. Я пил много кофе и ходил по комнате, где стоял микшерный пульт, вслушиваясь в каждый дубль, да так что ковёр протёр!

Джим: Пару недель где-то – с перерывами. Оплачивали мы всё сами, поэтому получилось дёшево. Мы всё не могли дождаться, когда же выйдет пластинка.

А чем демо-версия ‘We Have Arrived’, выпущенная, по-видимому, в 1982, отличается от альбомной версии 1984 года?

Эрик: Ничем.

Джек: Я плохо помню демо. Первое было кривоватым (как и все демо) и некоторые песни были сыграны медленнее. На барабанах играл барабанщик, который был в группе до меня. На демке не было некоторых песен, которые мы написали позже (к примеру, ‘Welcome To The Slaughterhouse’ и ‘No Tomorrow’).

Джим: Разница была в том, что было больше времени и опыта, и песни были лучше. В группу пришёл второй гитарист, и всё звучало на порядок лучше.

На каком лейбле вы в итоге выпустили ‘We Have Arrived’? Альбом перевыпускался несколько раз – изначально он вышел на лейбле Azra/Metalstorm, верно?

Эрик: Да.

Джек: Ты прав.

Джим: Сначала мы подписали с ними, а в Европе они нас подписали на Axekiller Records.

Как вы вышли на эту компанию и что они ещё выпустили?

Эрик: Azra Records работали и с Overkill, и они из того же города, откуда Джим Дёркин.

Джек: Мы с ними уже давно дружим, не помню, как мы с ними познакомились. Вспоминается альбом команды Jag Panzer, который они выпустили.

А как вы продвигали ‘We Have Arrived’? С какими командами выступали?

Джек: Играли, сколько могли. Надо было убедиться, что альбом слышало как можно больше количество человек. Не припомню, чтобы мы со многими выступали, за исключением Agent Steel.

Джим: Да можно сказать, что никак. Сарафанное радио, давали одиночные концерты и выступали с ребятами из Savage Grace, Slayer и Agent Steel. Помню постоянные вечеринки, потому что как такого тура у нас не было вплоть до альбома ‘Darkness Descends’ (1986).

Когда Джек ушёл из группы? Почему он ушёл и как скоро остальные ребята нашли ему замену в лице Джина Хоглана? Он ведь на ваших концертах был световиком, верно?

Эрик: Джек ушёл сразу же после записи ‘We Have Arrived’, потому что нам с ним было некомфортно. До того как пришёл Джин, мы успели несколько месяцев поработать с барабанщиком по имени Ли Рауш.

Джек: Я ушёл в 1985. Парни решили, что Джин подойдёт им гораздо лучше, и группа будет развиваться, и они были правы! Мне тоже нужно было двигаться дальше.

Джим: Мы с Джеком разошлись из-за музыкальных разногласий. Мы хотели играть более жёсткую музыку. Я уже зависал с Джином, а потом узнал, что он и барабанщик прекрасный. Поскольку вкусы наши в музыке совпадали, вписался он в Dark Angel просто идеально! Было замечательно! Да, он был нашим световиком.

А правда, что Джин и у Slayer на самых первых концертах световиком работал?

Джим: Да, это так. Там я с ним и познакомился, потому что всегда тусовался с Керри Кингом. Я часто приходил им помочь, и там мы с Джином и познакомились. У него была пушистая шевелюра, и я думал, что он похож на барабанщика команды Black & Blue из Лос-Анджелеса, и я его постоянно стебал. «Эй, чувак, а ты из Black & Blue?», а он меня на хер слал (смеётся). Мы угорали, а потом и подружились.

Кто и когда придумал прозвище «кофеиновый металл?» Джин?

Эрик: Ну, что касается амфитамина, это был скорее «скоростной металл», но поскольку мы не знали, что это название очень подходило нашей музыке, решили пойти более лёгким путём.

Джим: Да, Джин придумал. Никакую наркоту он перед выступлением не принимал, предпочитал кофе.

Когда вы приступили к сочинению песен для ‘Darkness Descends’ и как проходила сама запись?

Джим: До студии я написал пару песен. У Джина было несколько идей относительно риффов, а потом когда он пришёл в группу, мы отправились работать. В студии работалось здорово, и мы не могли дождаться, когда мир нас услышит!

Эрик: Не уверен точно, какой год, потому что пластинка была готова и лежала на полке около полугода, из-за задержек с обложкой. Записали мы альбом за десять студийных сессий, и два дня ушло на сведение.

Как вы вышли на Combat Records?

Джим: Клифф из Combat позвонил мне и спросил, какого хера мы время теряем. Мол, парни, давайте к нам на следующей пластинке… мы и обратились.

Многие считают ‘Darkness Descends’ одним из лучших трэшевых альбомов наравне с ‘Reign In Blood’. Вы в курсе?

Эрик: Да. Я уже об этом слышал, и мне очень приятно.

Джим: Да, я очень этим горжусь. Полагаю, это был наш звёздный час, потому что потом через некоторое время из группы ушли Робби и Дон.

Большую часть песен написали Джин с Джимом. Джин написал лирику, а Джим писал музыку. А остальные участники группы отметиться не хотели?

Эрик: Очевидно, нет.

Джим: Хотели, наверное. Если идея была интересной – мы её использовали. Эрик парочку риффов написал, Робби тоже, все помогали.

Зачем вы перезаписали ‘Merciless Death’ для альбома ‘Darkness Descends’? Вас не устраивала оригинальная версия?

Эрик: Не устраивала.

Джим: Мы решили, раз у нас есть продюсер, давайте её заново запишем! К тому же, это была наша очень популярная песня, и Джин её улучшил! К тому же, нужна была ещё одна песня для альбома (смеётся).

В какой-то момент Дэйв Мастейн пригласил Эрика в Megadeth. В итоге они выбрали Криса Поланда. Почему Эрик отказался?

Джим: Они звали меня, а не Эрика! Дэйв звал, потом некоторое время с ним играл Керри Кинг. Я с Дэйвом дружил, но хотел остаться в Dark Angel, потому что это была моя группа. К тому же ему нужен был гораздо более крутой гитарист вроде Криса, а не меня или Эрика (смеётся).

Полагаю, заглавный трек, ‘Darkness Descends’, был о комиксах про Судью Дредда. Все вы были фанатами комиксов и что вы подумали о песне Anthrax ‘I Am The Law’, которые также пели про Судью Дредда и одноимённый фильм со Сильвестром Сталлоне, снятый позже?

Джим: Меня на Дредда подсадил Джин. Я очень люблю комиксы, и он хотел написать песню о Мрачных Судьях. Песня Anthrax мне понравилась, и она была гораздо лучше, чем рэп, который они потом стали играть. Но фильм могли бы и получше снять.

Стефан Гебеди, гитарист/вокалист Thanatos, был упомянут в списке благодарностей к альбому ‘Darkness Descends’? Кто из вас с ним общался на тот момент?

Эрик: Я.

Джим: Вроде Джин его знал.

С кем и где вы гастролировали в поддержку ‘Darkness Descends’? Если я не ошибаюсь, одними из них были Possessed, верно?

Эрик: Да, парни из Possessed откатали с нами свой первый тур по Штатам. Это был наш первый крупный тур, а Дон Доти не смог поехать. Мы взяли Джима Драбоса из Death Force. Он пел низко и прекрасно попадал в ноты, поэтому мы с ним поехали в тур. Но оставлять мы его не хотели. Время мы с ним всё равно здорово провели.

Джим: А мы кроме как с Possessed в поддержку альбома ‘Darkness Descends’ ни с кем больше и не катались. Местные выступления сильно друг от друга отличались. Помню, однажды наш менеджер нажрался, вырубился в дверях отеля в своей застывшей блевотине и почти околел!

Концертные треки, добавленные к переизданию ‘Darkness Descends’ (Century Media), были взяты из выступления ‘Ultimate Revenge’?

Эрик: От балды. Я, честно говоря, понятия не имею.

Джим: Возможно.

Как вам выступление на Ultimate Revenge? Вы сыграли вместе с Raven, Death, Faith Or Fear и Forbidden.

Эрик: Весело было. Один из первых наших визитов на восточное побережье, поэтому это было настоящее событие. Прикол был в том, что мы потом выступали в том же туре, но уже в качестве хэдлайнеров, и играли перед публикой в пять раз больше той, которая была на фестивале ‘Ultimate Revenge’.

Когда вы познакомились с Роном Райнхартом? В каких группах он пел до Dark Angel, и почему Дону Доти пришлось уйти?

Джим: Дон ушёл из группы в конце 1987. Друг рассказал нам про Рона, и мы его попробовали и решили, что он крут. Раньше он пел в команде Messiah или что-то вроде того. Я их никогда не слышал. Может быть, запись видел, не помню. Вот и всё. У Дона возникли личные проблемы, и он не хотел тормозить развитие группы, поэтому мы его отпустили.

Эрик: Убрать Дона было тяжело, это решение далось нам нелегко. Он продолжал забивать на репетиции и стал лажать на концертах, и мы решили, что с нас хватит! Рон пел в местной команде Messiah, Джим видел его в деле и подумал, что этот парень может нам подойти…

Полагаю, писатель Эндрю Ваксс сильно вдохновил Джина Хоглана на написание песни ‘Leave Scars’. Не мог бы ты подробнее об этом авторе рассказать?

Джим: Честно говоря, я не имею ни малейшего понятия!

Тексты на альбомах ‘Leave Scars’ и ‘Time Doesn’t Heal’ написал Джин Хоглан, и самое малое, что про них можно сказать – это очень умные и глубокие чувствительные темы. ‘Leave Scars’ был в основном о сексуальном насилии над детьми. К примеру, заглавный трек и ‘The Death Of Innocence’. Почему вам захотелось на такие темы петь?

Джим: Мы просто писали о том, что нас волновало, вот и всё. Кому нужна ещё одна песня про АД? (смеётся)

‘The Promise Of Agony’, на мой взгляд, о суициде. Кто-нибудь из ваших близких кончал жизнь самоубийством?

Джим: Не уверен точно, но вроде как Рон терял. Я – нет.

Эрик: Джин написал эти тексты, я не могу за него отвечать… Я – не терял.

Зачем вы записали кавер Led Zeppelin ‘Immigrant Song’ на альбоме ‘Leave Scars’?

Джим: Да просто так! Мы надеялись на радио попасть! Получилось полное дерьмо!

Эрик: Мы хотели записать эту песню ещё давно, но Дон не мог её вытянуть. Ещё мы надеялись, что сможем легче пробиться.

Если не ошибаюсь, в Штатах вы гастролировали в поддержку этого альбома в компании Death. А позже Death отказались от совместных гастролей? Почему?

Эрик: Да, в 1989 мы гастролировали в поддержку ‘Leave Scars’, и они посчитали, что к ним относятся плохо.

Джим: Да, ты прав, но я ушёл из группы ещё до ссоры с Death. Я не знаю, что там произошло, и знать не хочу.

И Dark Angel и Death нелицеприятно высказывались в адрес друг друга в последующих интервью, поэтому мне было интересно, почему Джин потом ушёл в Death, если Dark Angel были так злы на Death?

Эрик: Честно говоря, мне тоже было интересно.

Джим: Полагаю, он ушёл в Death, потому что парни преуспевали, они куда-то двигались. Никогда я зол на Death не был. Может быть, это было соперничество – кто знает? Мы были молодыми и глупыми.

Джим, во время вашего американского тура в поддержку ‘Leave Scars’ ты ушёл из группы из-за «личных и семейных проблем» (заявление самой группы) и тебя заменил Бретт Эриксен. Откуда он взялся и где играл до Dark Angel?

Эрик: Бретт был хорошим другом Джина и играл в команде Viking, и мы с ними дружили.

Джим: Не было у меня никаких семейных проблем, и я по-прежнему счастлив в браке спустя 13 лет! Какой-то мудак распустил «левые» слухи. Я готов был надрать ему задницу! Мне нужны были деньги, а в группе я их не зарабатывал, и меня всё это дерьмо достало, вот я и послал всё на хер и ушёл.

Если я не ошибаюсь, вы также впервые гастролировали в Европе с тем альбомом вместе с Candlemass, верно? Как прошёл тур?

Эрик: Ну, первый европейский тур у нас был с Nuclear Assault. Монументальный опыт. У нас был двухэтажный автобус и дорожная команда – круто было. Мы сняли концертное видео в английском Hammersmith Odeon, нажрались наркоты и бухла; было круто… пока Майка не арестовали.

Да, его арестовали и посадили в тюрьму в Германии, потому что он испортил машину, верно?

Эрик: Ну, они допустили ошибку. Виноват был не только он один. Просто у Майка единственного был паспорт, поэтому его и забрали – он оказался козлом отпущения.

Мой друг был на вашем концерте в Тилбурге (Нидерланды) и рассказал мне историю. Было это, возможно, во время вашего первого европейского тура, и толпа вылезла на сцену. Помните это выступление?

Эрик: Честно говоря, нет. Таких выступлений было очень много.

В том туре с Candlemass и DAM вы даже в Лондоне выступили, и есть видео с того выступления – «Тройной Трэш». Довольны были, каким получилось концертное видео? А как насчёт тура с Testament и Savatage в Штатах?

Эрик: Да, доволен. Увидел свою рожу на обложке и был дико счастлив. Мы испытали неслабое давление перед тем концертом. Мы ничего подобного ещё не делали. Полагаю, получилось неплохо. С Testament и Savatage мы откатали всего три концерта, и было весьма неловко выступать у них на разогреве в тех же клубах, где мы уже выступили сольно. Нам предложили и мы согласились.

Очень хорошо помню, что был немного расстроен, когда вышел ваш концертный альбом ‘Live Scars’ – на мой взгляд, мощи в нём не хватало. Что скажете?

Эрик: Изначально его планировали транслировать по радио. И позже мы решили, раз уж концерт записан, может быть, нам его выпустить, чтобы поклонникам было нескучно ждать следующего альбома. Концерт был записан в середине очень тяжёлого и стрессового тура по Штатам. Мы понятия не имели, что нас будут записывать. Да и до сведения нас не допустили.

А вы часто исполняли песню Fear ‘I Don’t Care About You’, которая вошла в ваш концертный альбом?

Эрик: Да, мы её всегда ближе к концу выступления играли. Вроде бы как всем она нравилась, и она как-то прижилась.

Когда вы начали сочинять песни для ‘Time Doesn’t Heal’? В основном песни писали Джин с Бреттом?

Эрик: Джин всегда писали песни, и они с Бреттом, похоже, неплохо сработались. В начале 80-х мы сочиняли коллективно. Когда пришёл Джин, он взял эту обязанность на себя. И он прекрасно справлялся. Безусловно, ‘Time Doesn’t Heal’ был продуктом Джина и Бретта.

Каково было работать с Терри Дейтом над альбомом ‘Time Doesn’t Heal’?

Эрик: Он на себя слишком много брал, мнил себя мегазвездой.

В интервью группа всегда заявляла, что ‘Time Doesn’t Heal’ был вашим самым зрелым альбомом. Вы по-прежнему так считаете?

Эрик: Безусловно.

Как вы вышли на лейбл Relativity / Under One Flag Records?

Эрик: Могу ошибаться, но группа к этому никакого отношения не имеет.

В поддержку альбома ‘Time Doesn’t Heal’ вы гастролировали с группой Re-Animator.

Эрик: Да, фантастический был тур, хоть Re-Animator не совсем вписывались, потому что играют мягче.

Когда и почему группа распалась?

Эрик: Году в ’93 или ’94 после того, как мы выпустили ‘Time Doesn’t Heal’, у нас был полностью распланирован тур по Штатам с Bolt Thrower на разогреве. Мы только приехали после Европы, и пришлось полностью отменить тот тур, потому что Combat Records отказались нас финансировать. Мы решили, что с нас довольно и послали их.

Вы принимали участие в сборнике ‘Decades Of Chaos’? Согласны ли вы, что и обложка, и сам сборник «тупо ни о чем»?

Эрик: Нет, мы никакого участия не принимали. Combat Records выпустили несколько альбомов-сборников – Exodus, Forbidden и Death. Но эта оказалась полная хрень.

Джим: Я не принимал. Я всегда считал, что этот сборник – кусок дерьма. К тому же они поместили на обложку фотку Бретта, а не мою. А ничего, что я – основатель группы? Бред!

Есть ли невыпущенные песни, которые вы записали, но которые ни на одном альбоме не появились?

Эрик: Нет.

Джим: Да, кажется, мы записали песню Fear ‘I Don’t Care About You’, но все песни, которые мы записали, мы выпустили.

А чем вы занимались всё это время? Я знаю, Джек Шварц работает управляющим в отделе информационных технологий в авиакосмической фирме, а Джин Хоглан и Джим работали вместе в Dreams Of Damnation после того, как распались Dark Angel. Джин успел поиграть в Death, Old Man’s Child, Testament и Strapping Young Lad, если я не ошибаюсь. А чем, к примеру, занимались Дон, Бретт, Майк и Рон?

Эрик: Я последний год занимаюсь проектом Swine, и считаю, что мы – будущее тяжёлой музыки. Мы сочетаем элементы «старой школы» и «новой». Музыка тяжелее и агрессивнее!

Джим: Я с остальными больше не общаюсь. Вижусь время от времени с Роном, вот и всё.

Джек: После Dark Angel я записывался и гастролировал с Holy Terror, сыграл на их оригинальной демке.Что скажешь про время, проведённое в Dark Angel?

Джек: Было круто. Куча приятных воспоминаний.

Эрик, после распада Dark Angel ты продюсировал некоторые команды вроде Transmetal и Recipients Of Death. Нравится быть продюсером?

Эрик: Да, мне понравилось этим заниматься. У меня есть степень звукозаписывающего инженера, и я по возможности помогал продюсировать альбомы Dark Angel, не наступая при этом другим на горло, что было довольно-таки тяжело. Мне нравится продюсировать студийные проекты.

Джим, если я не ошибаюсь, ты уже работал вместе с Джином над Dreams Of Damnation, твоей новой командой, в 1992 году, потому что вы выпустили семидюймовый сингл после распада Dark Angel. Можешь подробнее рассказать об этом релизе?

Джим: Джин на той пластинке не играл, это была драм-машина. Джим помогал её программировать под песни, потому что я её только купил, и он мне показал, как ей пользоваться. Это был студийный проект, и я выпустил свои песни, вот и всё.

Джим, чем ты занимался в тот период и когда стал сочинять материал для альбома ‘Let The Violence Begin’? Все те годы ты продолжал играть на гитаре?

Джим: Работал, жил, боевыми искусствами занимался. Да. Дома я всегда играл на гитаре. Пусть и с перерывами. Я сочинял риффы, когда посещало вдохновение, у меня несколько лет были готовы песни. Моя новая команда Dreams Of Damnation отыграла около шести концертов, и публика хорошо реагирует – на концерты приходит всё больше и больше народу. Мы даже иногда рубим прикола ради ‘Merciless Death’ или ‘The Burning Of Sodom’. Меня наши отношения с лейблом Necropolis Records устраивают.

Джим, ты доволен дебютной работой Dreams Of Damnation ‘Let The Violence Begin’? Какую аудиторию, на твой взгляд, он привлечёт?

Джим: Это была наша демо-запись, поэтому качество так себе. Не могу дождаться выпустить полноценный альбом, но мы пока довольны. Многим «олдскульным» трэшерам наша музыка понравилась, и я на это и рассчитывал! Для некоторых преданных поклонников Dark Angel Dreams Of Damnation звучит немного грубовато. Немного напоминает Dark Angel, но это из-за моего стиля сочинения. Он либо нравится, либо нет. Никаких проблем!

Эрик, сегодня ты играешь в команде Swine. Кто в ней ещё играет и что вы уже успели выпустить?

Эрик: В группе помимо меня ещё четверо парней: Крис Мейс поёт, Джош Рамирес на гитаре, Джои Партисе на барабанах, а на басу Дерек Филипс. Мы доделываем первую демку, которая будет доступна на нашем сайте www.swinemusic.com. Как я уже говорил, это очень тяжёлая хрень. Это вам не Dark Angel!

А вы не думали реформировать Dark Angel? Я слышал, некоторые представители фестиваля Wacken в этом заинтересованы.

Эрик: Пару лет назад им пришла в голову эта идея, и в итоге мы должны были отыграть европейский тур из 15 концертов, но в последний момент по разным обстоятельствам всё накрылось. Было очень обидно.

Джек: Если бы мне предложили, я бы, конечно, подумал. Жена старается меня постоянно мотивировать, чтобы палочки из рук надолго не выпускал.

Джим: Да, пару лет назад нам действительно предлагали реформироваться, но этого не будет. Имя Dark Angel – моё, и песни мои, и я считаю, что реформировать группу сейчас было бы посмешищем. Кое-кто из остальных ребят металл больше не слушает! Я не буду этого делать и не позволю превратить группу в пародию. На сегодняшний день Dark Angel – в прошлом. Иногда мне их не хватает, но сейчас я снова играю, и мне хорошо.

Вы по-прежнему следите за тем, что происходит на металлической сцене? Вам ближе сцена 80-х или же и сегодня хорошо?

Эрик: Ну, сегодня очень много разных поджанров металла, и я за всем следить не успеваю. В 80-х было здорово, Dark Angel наслаждался успехом, и я всегда буду благодарен за те годы. Сцена сильно изменилась, и, на мой взгляд, она уже не такая прикольная, как раньше, но я стараюсь выжать из своего творчества максимум.

Джим: Я внимательно слежу за тем, что происходит. Мне нынешняя сцена нравится, я не хочу жить прошлым. Металл мне всегда нравился и никогда не надоест.

Какие у вас планы?

Эрик: Мировое господство с группой Swine!

Джим: Dreams Of Damnation планируют записать дебютный студийный альбом и отыграть в Европе!

Хотели бы что-нибудь добавить? Надеюсь, я не достал вас вопросами?

Эрик: Знаю, что многие любители металла будут дико рады, когда услышат мой новый проект. Спасибо тебе за интервью. Надеюсь, тебе понравилось.

Джим: Хочу сказать тебе спасибо за терпение, что я так долго не отвечал. Сегодня у меня полно дел, но спасибо, что ты ждал, дружище! И я благодарю всех фэнов Dark Angel за их нескончаемую поддержку и веру в меня. Кстати, это самое последнее интервью Dark Angel, которое я даю!!! Теперь я полностью сосредоточен на группе Dreams Of Damnation (смеётся).

Перевод: Станислав “ThRaSheR” Ткачук


Dimon & ThRaSheR