Главная » Металика » Deathrow. Песня палачей

Deathrow. Песня палачей

[Статья из «Iron Fist» за апрель/май 2018 года]

Трэшеры из Дюссельдорфа, группа Deathrow, были одной из жемчужин лейбла Noise Records. Коллектив сформировался в начале 80-х и выпустил на лейбле три альбома. Культовый статус, который группа, тогда ещё называвшаяся Samhain, приобрела благодаря ранним демо-записям, оказал влияние на целые поколения трэшевых команд. Трэш-движение в Германии в середине 80-х только зарождалось, и группа играла чистый, без примесей, тяжёлый скоростной металл, не лишённый мелодии и сдобренный немалой долей юношеской агрессии и панковской энергетики. Поскольку в этом году выходит делюксовое переиздание всех трёх альбомов группы с кучей бонусов, раннее не издававшихся песен и демо-записей, Майлз Хэкетт поговорил с основателем группы, гитаристом Свеном Флюгге и барабанщиком Маркусом Ханом об истории и наследии легендарного тевтонского квартета.

Вспоминая годы становления, Свен рассказывает историю появления группы.

«Мы с Маркусом познакомились в средней школе в Зулингене – маленькой деревушке рядом с Бременом – в 1980 году после того, как в старших классах мою тупую задницу вышвырнули на улицу. Мы быстро стали друзьями и сколотили команду под названием Hollenhunde («Церберы») с его братом Оливером на басу и вокале. Маркус в основном предпочитал панк, команды вроде Discharge и GBH. А мне нравился мелодичный спид-метал вроде Riot ‘Fire Down Under’. Оливеру нравились Raven и Manowar, и смешав все свои влияния, мы пытались создать нечто новое, где был бы мелодичный спид-метал и тяжесть вкупе с агрессией и энергетикой панка. Но, к сожалению, всё закончилось печально, поскольку в 1984 Оливер покончил собой. Мы были ужасно подавлены, и потребовалось некоторое время прежде, чем мы снова смогли подумать о том, чтобы продолжать заниматься музыкой. Наконец, мы оба решили двигаться дальше, но только не в этой проклятой деревушке. Мы разместили объявление во всех рок-журналах, купили фургон «Фольксваген» и переехали в Дюссельдорф. В итоге мы познакомились с Мило [бас, вокал] и Томасом [Прайбе, гитара]. Мы объяснили им, какую музыку хотим играть, и они согласились, а после сказали, что на них оказали влияние Fates Warning, Slayer и Metallica, и мы решили попробовать, что из этого получится. Нашли репетиционную базу на Ронсдорфер Штрассе, и мы с Маркусом стали там жить. Первая репетиция прошла 31 октября, на день мёртвых, и мы быстро определились с названием группы – Samhain («Самайн»), кельтский праздник».

Samhain записали две демки, оказавшие сильное влияние, однако, Маркус объясняет, что первая запись так и не вышла на открытый рынок.

«Репетиционная запись называлась ‘Lord Of The Dead’ («Повелитель Мёртвых») и была доступна только нам и тем, кто её у нас просил. Мы не стремились получить контракт, поэтому лейблам её не отправляли. Для них мы записали следующее демо ‘Eternal Death’ («Вечная Смерть»), которое Милле из Kreator передал Карлу Вальтербаху, когда они записывали альбом ‘Pleasure To Kill’. На всё про всё у нас было меньше двух недель, но в итоге “Nose Records” нас подписали! Услышав запись, Карл Вальтербах тут же с нами связался и спросил только, достаточно ли у нас песен такого качества для полноценного альбома, и мы ответили: «Конечно!». Через три дня мы увидели контракт в почтовом ящике! Да, безумные были времена [смеётся]».

Из-за юридических проблем группе пришлось сменить название на Deathrow, и в 1986 году они выпустили дебютный альбом ‘Riders Of Doom’ («Всадники Смерти»). Свен по-прежнему любит этот альбом.

«Думаю, именно этого мы и хотели – скоростного, тяжёлого, но мелодичного металла с агрессией и энергией панка. Музыка, сыгранная четырьмя молодыми голодными и беспечными ребятами. Опыта работы в студии у нас не было, и были проблемы с продюсером, который, возможно, отвечал за звучание альбома. Но наср*ть! Он «сырой» и чистый, и мне он по-прежнему нравится».

В 1986 году Deathrow отправились в тур «Ад идёт в твой город», выступая на разогреве у Possessed и Voivod в Европе, и прекрасно провели время. Они вернулись домой полные вдохновения и энтузиазма, и принялись записывать второй альбом ‘Raging Steel’. Свен вспоминает этот плодотворный период.

«Когда мы вернулись из тура ‘Hell Comes To Your Town’, у нас уже были тонны идей для новых песен. Нам нужно было лишь выбрать лучшие и поработать над аранжировками. Мы были под впечатлением от фантастического тура и не могли усидеть на месте».

Маркус встревает: «Послушай! Мы были юными трэшерами без тормозов, на месте ни секунды не сидели, отрывались, как могли. Мы были друзьями и с удовольствием играли в этой группе, поэтому идей было хоть отбавляй».

К сожалению, вскоре после выхода альбома группу покинул Томас Прайбе, поскольку ему пришлось разрываться между работой и музыкой, а у команды был довольно плотный график. Маркус говорит, это был мощный удар для группы.

«Мы пытались его уговорить, но было бесполезно. Когда Томас ушёл, Deathrow потеряли частичку своей уникальности и юной невинности. Мы знали, что Маркуса никто не заменит, но всё же решили попробовать двигаться дальше. Разместили объявление в различных рок-журналах и в итоге нашли парня по имени Уве Остерленер».

Лейбл оказывал на группу давление, и ребята отправились в студию для записи ‘Deception Ignored’, наиболее коммерчески успешного альбома. Но процесс смены участника в группе был завершён не до конца, и Свен был недоволен результатом.

«Когда Уве пришёл в группу, времени поработать над его песнями у нас не было, и мы сыграли их практически в том виде, в котором они и были. Главной задачей было – набрать материал для третьего альбома. Поверь, мы бы никогда не записали песни ‘Triocton’ и ‘Narcotic’ в том виде, будь у нас хоть немного времени как следует над ними поработать. Честно говоря, я их ненавижу – это не Deathrow! Вся эта навороченная техничность была вынужденной, и это уж точно не «естественное развитие» группы.

Группа рассталась с Nose Records в 1989 и перешла на новый лейбл, выпустив финальный альбом перед тем, как окончательно развалилась. Однако наследие, которое оставили Deathrow, бессмертно! И Свен оживлённо восклицает: «Чувак, я чертовски доволен, не могу передать словами! У нас была мечта выпустить альбом, только один альбом, каким-нибудь образом, а в итоге мы выпустили три альбома на Noise Records, крупнейшем немецком лейбле, на котором выходили трэшевые пластинки. Лично я думаю, что мне очень повезло, и искренне считаю, что о большем мы и просить не могли».

Материал и перевод: Станислав “ThRaSheR” Ткачук


Dimon