Главная » Металика » Дэйв Ломбардо вспоминает Джеффа Ханнемана: «Джефф бы не хотел, чтобы группа уходила на покой»

Дэйв Ломбардо вспоминает Джеффа Ханнемана: «Джефф бы не хотел, чтобы группа уходила на покой»

[Материал из журнала «Metal Hammer» за август 2018 года *]

Пять лет назад от нас ушёл великий Джефф Ханнеман. Мы попросили его бывшего коллегу по группе Slayer, Дэйва Ломбардо, воздать должное своему другу, иконе и одному из величайших гитаристов в истории музыки.

Мы познакомились с Джеффом в 1981, сразу же после того, как сколотили с Керри Slayer, когда репетировали в гараже моих предков. Керри, я полагаю, с ним где-то уже познакомился, и они разговорились, ну а потом Керри пригласил Джеффа к нам. Джефф напоминал мне молчаливого сёрфера-подростка: длинные светлые волосы, жил в Лонг-Бич, и вполне мог бы быть с доской подмышкой. И я подумал: «Прикольный паренёк».

Своим звучанием Slayer многим обязаны именно Джеффу. Мы фанатели от классического металла – Judas Priest, Iron Maiden, Rainbow, Deep Purple. И однажды Джефф пришёл на репетицию с бритой головой. Мы ему: «Ого, Джефф, ты чё творишь?!», а он выдал: «Я теперь панк и всё тут!». И он принёс с собой кучу музыки: винилы, кассеты – Black Flag, TSOL, Minor Threat, Dead Kennedys, Circle Jerks. И я подумал: «На каком дереве я всё это время сидел? Это же охренительное музло!». Это был поворотный момент – песни наши стали быстрее и агрессивнее. Именно Джефф привнёс этот элемент в Slayer.

Во время знакомства, особенно в юном возрасте, каждый ведёт себя тихо и скромно. Но стоило начать узнавать Джеффа, как он стал открываться. В нём, безусловно, был этот панковский менталитет: «На всё насрать и растереть!», особенно после пары бутылок пива.

Но Джефф был внимательным и заботливым парнем. Однажды мы приехали с концертом в Канаду в рамках самого первого тура. Приехали за вечер до концерта, и там играла какая-то команда, поэтому мы зависали и выпивали. Я так нахуярился, что отрубился в сортире, закрыл дверь, сел на толчок и просто отключился. Полагаю, Джефф пришёл меня искать. Входит в туалет и пытается открыть дверь – дёргает её, чуть ли не с петель срывает. А потом понимает, что ему нужно всего лишь толкнуть её. Он открывает дверь и поднимает меня. Я потом его спросил: «Джефф, я хоть не со спущенными штанами был?», а он посмеялся и сказал: «Нет, чувак, просто на толчке сидел!». Добрым он был парнем. Я знал, если бы мне нужна была помощь, он бы никогда не отказал. Таким он был. Хорошим другом. Это важно.

Мало кто знает, что Джефф на момент нашего знакомства играл на гитаре всего ничего, и, конечно же, нот он не знал. Он был абсолютным новичком. Я уже успел поиграть в двух или трёх командах, но для Джеффа Slayer был первой группой. Он мало знал, но постепенно развивался, прибавлял; играл и самообучался. На гитаре Джефф научился играть сам, ему никто не помогал.

Он записывал свои демки, когда сочинял песни. Программировал драм-машину, и все партии у него были продуманы в голове – Керри показывал свой материал иначе. Джефф комментировал мои барабанные партии. Он говорил: «О, мне нравится, вкусно звучит – сделай ещё вкуснее». Или если я придумывал типичный роковый бит, он называл его «попсовым». Это должна была быть резкая и смелая музыка. ВКУСНАЯ.

Я никогда не видел, чтобы Джефф с Керри соперничали. Они старались во благо группы. Уверен, Керри вдохновлял Джеффа и наоборот – особенно своим умением импровизировать, в чём Джефф прилично превосходил Керри и Тома. Но Джеффа с Керри очень сильно вдохновляли К.К. Даунинг и Гленн Типтон из Judas Priest. Если вы замечали, Ханнеман стоял на сцене справа, как К.К. Даунинг, а Керри – слева, прямо как Гленн Типтон.

В 90-х мы с Джеффом сколотили команду Pap Smear. Строили из себя панков. Он хотел играть на басу, поэтому позвал Рокки Джорджа из Suicidal Tendencies, которого очень любил – ему нравилось, что Рокки играл на гитаре с душой. А паренёк, с которым я ходил гонять по волнам, пел. Звали его Джои Фухс, но он называл себя Джои Ханнеманом и притворялся братом Джеффа, потому что оба они были блондинами и похожи друг на друга. Мы сочинили, может быть, пять или шесть песен, но ни разу не выступали живьём, потому что я считал, что Pap Smear отвлекает нас от Slayer.

Проходят годы, люди меняются, взрослеют и выбирают свой путь. Когда в начале 2000-х я вернулся в Slayer, все мы стали старше и более зрелыми, но Джефф так и остался радостным весёлым парнем. Мы снова стали близкими друзьями. Много времени проводили вместе в гастрольном автобусе, болтали, долго что-то обсуждали – всё подряд.

В последние годы жизни Джефф дошёл до того, что его выступление сильно хромало по сравнению с остальными участниками группы. Сказывался алкоголь, как и операции, которые он перенёс. Было грустно, но пришлось принять решение и сообщить ему. Знаю, после этого он окончательно сломался.

А вообще мы обсуждали, хочет ли Том продолжать, потому что он даже всерьёз подумывал уйти на покой. И мы с Керри думали, что сколотим группу и возьмём Гэри Холта, потому что знали его ещё по Exodus. Судьба сложилась так, что именно Гэри и стал гитаристом, занявшим почётное место Джеффа, и Джефф был этому рад. Он обожал игру Гэри – Холт играет с душой, что так любил Джефф в гитаристах.

Если бы Джефф сегодня был жив и играл в Slayer, он бы не хотел уходить на покой. Он бы бился и тащил группу. Он бы ни за что не сдался. Его любовью и страстью была музыка и сцена. Алкоголь слегка портил картину, но страсть в нём была до последнего дня.

Если и есть песня, которая идеально описывает Джеффа – это ‘Necrophobic’ «(Некрофоб») с альбома ‘Reign In Blood’. Одна из самых быстрых песен в нашей дискографии: агрессивное, брутальное, почти монотонное звучание. Джефф ходил кругами и имитировал эти звуки. Помню, он сказал: «Быстрая, брутальная, мы сыграем её на запредельных скоростях, чтобы быстрее было уже физически невозможно». Так мы и сделали.

Я часто думаю о Джеффе. Не только когда меня спрашивают о нём в интервью, но и наедине с собой. Когда растёшь, думаешь: «Живи быстро, умри молодым», но в душе понимаешь, что вечно жить не будешь. Задумываешься и говоришь себе: «О… а его ведь и ПРАВДА больше нет» и на сердце эта ужасная пустота, которую ничем не заполнить.

Последние полгода, что он гастролировал с группой, Джефф сидел в автобусе и анализировал выступления. Говорил: «Чёрт возьми, братан, ‘Angel Of Death’ сегодня сыграли охренительно!». А выпив пару бутылок пива, говорил: «Дэйв, это дерьмо написал я. Ты ПРЕДСТАВЛЯЕШЬ? Я!». Он очень гордился классическими песнями Slayer. Он гордился тем, чего добился.

Материал и перевод: Станислав “ThRaSheR” Ткачук

* Иностранная пресса печатается на полтора месяца вперёд


Dimon