Главная » Металика » Dirty Rotten Imbeciles. Грязный образ жизни

Dirty Rotten Imbeciles. Грязный образ жизни

[Материал из журнала «Heavy Mag» за 2014 год]

Благодаря дебютному альбому ‘Dirty Rotten’ (1983), хьюстонские DRI стали известны каждому металхэду и трэшеру. Однако в начале 80-х группу Dirty Rotten Imbeciles принимали далеко не так тепло. Фронтмен DRI Курт Брехт рассказывает полноценную отвратительную историю.

Группа Dirty Rotten Imbeciles (DRI) достигла немыслимого, запихнув скоростные элементы панка, хардкора и металла в хаотично короткие песни. В 80-х было неслыханно, чтобы группа могла впихнуть три куплета, три припева и, возможно, гитарное соло в 23-секундную песню. И прежде чем этот безумно резкий и отвязный стиль хардкора был принят и группа, придумавшая термин «кроссовер», будет, наконец, считаться достойным претендентом в мире трэша, пройдёт ещё пару лет.

Связавшийся с нами из дома в Хьюстоне вокалист DRI Курт Брехт ждёт предстоящий тур по Австралии и первые концерты на нашей земле с 1987 года. Давненько они к нам не заезжали, однако Курт с нетерпением ждёт возвращения в Австралию.

«Когда мы впервые собирались отыграть в Австралии, концерт был отменён, не успев начаться, – вспоминает Брехт, – я помню только, что вышел продавать футболки, и кто-то сказал: «Окей, всё закончилось. Все на выход! На улице драка и бросаются бутылками». Так что менты приехали и прикрыли лавочку. Вот так».

Отмена концерта была не единственным происшествием во время того тура.

«Промоутеры забрали нас из аэропорта, отвезли в отель возле пляжа в Сиднее и закрыли на три дня до первого концерта. Наверное, чтобы мы пришли в себя после перелёта, – рассказывает Брехт, – да ещё и в одном номере всех разместили. Там стояло пять-шесть двухъярусных кроватей, потому что вместе с нами была наша дорожная команда. Барабанщик уснул с сигаретой во рту прямо надо мной и его кровать загорелась. Я проснулся с криками: «Чувак, у тебя постель в огне!». У него была бутылка пива в руке, и он взял вылил его в дыру в матрасе и снова лёг спать».

Добро пожаловать в Австралию!

Всё же группа отыграла несколько молниеносных концертов по стране и уехала домой без происшествий. Сегодня, после 30 лет хардкора и трэша, коллектив не собирается на покой. Их неумолимый подход к гастролям означает, что этим парням, так или иначе, удаётся жить за счёт своей музыки, выступая по всему земному шару, не выпуская новый записанный материал. ‘Full Speed Ahead’, последний студийный альбом DRI, вышел в октябре 1995.

«Группам нужно выезжать и гастролировать как в старые добрые времена, и это наша установка, – рассказывает Брехт о гастрольной жизни DRI, – мы занимаемся этим уже так давно, что знаем, как гастролировать наиболее экономично, но при этом звучать так же круто. Я думаю, однажды наши альбомы станут нашим наследием. Раньше мы приезжали домой ни с чем – куча замечательных воспоминаний, а в карманах голяк».

Выступать живьём для DRI означает выживать. Поскольку нового материала у ребят нет, надеяться на авторские отчисления не приходится.

«Хочется сделать на этом бизнес, чтобы заработать достаточно денег, приезжая домой и на что-то жить, – объясняет Брехт, – раньше мы приезжали домой с пустыми карманами, но потом получали авторские гонорары, чего сейчас не бывает. Даже, учитывая скачивания, это не так много – на почту приходят квитанции на 15 центов! Мне один лейбл позвонил и сказал: «Мы проверяем ваши отчисления, потому что вы свой последний чек так и не получили», и я говорю: «Вы про тот чек на семь центов?», а они мне: «Да, просто хотели убедиться, что отправили его по нужному адресу». Наверное, это мы столько заработали за 10 000 скачиваний».

Да, с чувством юмора у ребят все в порядке. DRI, безусловно, вписана в историю как одна из оригинальных и первых трэшевых команд. Некоторое время их даже считали одной из самых быстрых групп на планете, если не САМОЙ быстрой.

«Всем нам нравилась быстрая музыка, но мы начали играть медленно и потом убыстрять и старались играть как можно быстрее, но при этом играть слаженно и плотно, – вспоминает Брехт, – и казалось, нам это удалось, в группе была сыгранность. О нас слышали, потому что мы были вместе уже долгое время до того, как отыграли первый концерт. Нам говорили, что мы готовы выступать живьём и играем плотно. Нас считали лучше, чем мы есть. Но мы были не готовы выйти и сыграть концерт пока нам не предложили».

Резкий бескомпромиссный стиль DRI сделал группу уникальной. В начале 80-х столь смелое решение играть быстро, конечно же, имело некоторые последствия.

«На самом нашем первом выступлении, стоя на сцене, я реально нервничал. Группа только начала играть, и я прыгнул в толпу, где мне было гораздо комфортнее, – говорит Брехт, – наверное, не хотел, чтобы на меня кто-нибудь смотрел, поэтому прыгнул и в итоге вернулся на сцену, когда надо было петь».

Но чувство дискомфорта и застенчивость прошли: «В итоге я преодолел этот страх . Когда мы поехали в свой первый тур по Штатам, люди просто стояли, глазели и смотрели, как мы играем, потому что ничего подобного ещё не видели. Потом покупали пластинку, и когда в следующий раз мы возвращались, они были уже готовы и реагировали иначе».

В 1987 группа претерпела одно из важнейших и больших изменений в соседних жанрах хардкора и металла, «скрестив» оба стиля вместе и создав более уникальное звучание.

Брехт говорит, этот шаг стоил им некоторых преданных поклонников, которым по душе были более короткие и быстрые песни.

«Мы никогда не считали, что были самой быстрой командой, но нам начали об этом говорить. Помню, разговаривали со Спайком [гитаристом DRI] и говорю ему: «Ты реально хочешь остаться самой быстрой командой? И все вокруг будут пытаться играть быстрее?». Ему, как и мне, это было неинтересно. Мы стали вносить разнообразие, чтобы играть не только быстрые песни, но и другой материал».

И DRI почти пришлось снова завоёвывать признание, играя перед совершенно новой публикой.

«Нам неслабо влетело за то, что мы скрестили стили, – говорит Брехт, – панки угрожали нам и говорили, что больше никогда не примут нас обратно. Было очень странно и это реально бесило пробитых панков. Им не нравилось, что мы используем элементы металла в хардкоре, особенно в Европе».

Брехт говорит, влетало в основном из-за того, что хардкор выступал против коммерческого металла, поэтому было крайне нелогично добавлять его в свою музыку.

«Можно предположить, что хардкор появился как реакция на коммерческий металл. Была эта коммерция, и появились те, кто эту музыку ненавидел. Они выглядели иначе, их группы звучали иначе, и все у них по-другому. Они хотели зависать с такими же, как и они, и вдруг все эти металхэды начинают приходить на концерты – конечно же, тру-панки будут беситься. «Это наша музыка! Пошли вон отсюда!». Некоторое время так и было, пока кому-то из хардкорщиков не стали нравиться некоторые металлические команды».

Брехт считает, пионеры трэша очень здорово помогли близить металл и панк.

«Помню, мне кто-то скзаал: «А ты слышал Slayer или Venom? Они играют реально быстро, и у них на концертах прыгают со сцены и устраивают слэм», и я: «Что? Это же металл!». Это было неожиданно, и потом я заценил, и оказалось, что так и есть, – говорит Курт, – несколько лет спустя мы подписали тот же лейбл, на котором были Slayer, и выступали вместе с ними!».

Мысль о том, что DRI и Slayer могут играть на одной сцене, не укладывается в голове даже сегодня, когда сравнивают ранние работы обеих команд, но связь Slayer с панком давно всем известна, особенно на их альбоме ‘Undisputed Attitude’ (1996), на котором калифорнийцы перепели кучу панковских и хардкоровых песен.

Брехт до сих пор благодарен за возможность, которую крёстные отцы трэша предоставили DRI.

«Наверное, нам сильно помогло, что ребята из Slayer на многих фотосессиях были в наших футболках. Я думаю, отношениеикнам изменилось. Многие решили, раз эта музыка нравится Slayer, стоит обратить на нее внимание. Спайк исполнял много металлической тем и блюзовых соляков – все это крайне не похоже на панк, но получалось быстро и многим, похоже, было по кайфу».

Любовь DRI к гастролям до сих пор является ключевым фактором многолетнего успеха группы.

«Было время, когда мы играли за год 300 концертов, но сегодня играем около 60. Мы спокойно к этому относимся. Скорее подработка по сравнению с тем, что было раньше – мы постоянно гастролировали в рамках альбома, и поскольку сейчас у нас нет новой пластинки, мы гастролируем не так часто».

Брехт говорит, все участники группы любят выезжать в тур.

«Мы любим гастролировать и путешествовать. Если посмотреть наш маршрут, ощущение, что мы плывём вокруг света на комфортабельном судне и всё такое, – добавляет он, – мы едем в Индонезию, Таиланд, Новую Зеландию, Австралию, по всей Европе, Бразилию, Перу и Мексику – везде катаемся. Каждый год у нас появляется возможность выступить в крупных городах Америки. В Австралию мы приезжаем не так часто, но в 2012 году были в Европе четыре раза за 12 месяцев. Мы ехали и нам говорили: «Вы забыли отыграть в Греции и Словакии», и мы возвращались и играли».

А как насчёт того, приехать в самое сердце северных европейских народов ?

«До Скандинавии мы пока так и не добрались. Может быть, мы недостаточно дэтовые» – говорит Брехт.

Что же касается новых записей, недавно DRI записали две новые песни и выложили онлайн. Брехт приравнивает треки к дешёвой демке, но говорит, что ребята планируют писать ещё.

«Песни убийственные и это одни из лучших моих текстов, – говорит он, – здорово было бы написать полноценный альбом. Он был бы очень хардкоровый. Спайк сказал мне готовиться к записи, как минимум, трёх песен в студии Билла Метойера, когда мы будем в следующий раз выступать в Лос-Анджелесе. Он уже записывал нас на лейбле Metal Blade. Он был некоторое время вице-президентом лейбла и звукоинженером на первых нескольких альбомах Slayer и команд вроде The Mentors и многих коллективов с лейбла Metal Blade. Он выступил звукоинженером на всех этих пластинках, в том числе и многих наших альбомов вроде ‘Crossover’ (1987), ‘Four Of A Kind’ (1988) и ‘Thrashzone’ (1989). У него теперь своя студия и, похоже, мы к нему всё же приедем и запишемся».

Брехт хочет записаться и говорит, что релиз не обязательно должен быть альбомом: «Было бы здорово выпустить даже семидюймовый винил. Чтобы у нас был материал, пока не выйдет полноценный альбом».

Фэны по всему миру хотели бы услышать новую студийную работу DRI. Судя по всему, на покой DRI не собираются, и мы этому безумно рады. Эти парни – настоящие легенды.

Материал и перевод: Станислав “ThRaSheR” Ткачук


Dimon