Главная » Металика » Джин Хоглан. Огромное интервью с легендарным барабанщиком. Часть 1

Джин Хоглан. Огромное интервью с легендарным барабанщиком. Часть 1

В первой части Джин Хоглан (Gene Hpglan) рассказывает о воссоединении Dark Angel, мыслях о новом альбоме, своих музыкальных влияниях, барабанах, своих первых статьях в журналах, работе и знакомстве с парнями из Slayer и Dark Angel, а также о своей первой группе – Wargod.

Что ж, после десятилетнего перерыва Dark Angel, наконец-то, реформировались в следующем составе: Эрик Мейер (гитара), Рон Райнхарт (вокал) и Дэнни (экс-Grumble Tummy) на басу. Но когда в прошлом году (2002) Джим Дёркин (гитара) пытался попробовать вернуться, вместо тебя за барабаны должен был сесть ударник Dreams Of Damnation, но всё же ты смог вернуться в Dark Angel. Как всё это произошло? Много чего случилось с тех пор, как вы заговорили о реформации группы и как в декабре 2002 года Джим ушёл из Dark Angel, поскольку считал, что было слишком мало времени подготовиться к некоторым выступлениям, и поползли слухи о его уходе из коллектива…

Ну, в июле или августе прошлого года (2002) мне позвонил Джим и спросил: «Как у тебя со временем? Я видел твой график и вроде как у тебя будет свободное время. Не хочешь сыграть пару концертов?», а я ему: «Звучит круто. Мне кажется, время я найду. Не знаю, сколько времени надо на репетиции». Джим мне говорит: «Об этом будем думать, когда увидимся». Мы должны были откатать 12 концертов по западному побережью, но всё накрылось. Не знаю, как, но накрылось. Я пытался что-то сделать, но ни хрена не вышло. После чего Джим решил забить и сказал, что репетировать времени нет. В общем, я обратился к своему гитаристу из Strapping Young Lad, Джеду (Саймону) и сказал: «Джед, хочешь с нами прокатиться?», и он: «Да, конечно. Нет проблем, время у меня есть», и мы собирались поехать, но оказывается, когда мы связались с промоутером, он уже поговорил с Джимом, и сказал, что Дёркин всё отменил. И потом начался ср*ч в интернете, мол, как вы смеете заменять Джима каким-то «левым» парнем? Вы выгнали Джима… А мы его не выгоняли. Во-первых, он сам ушёл, а во-вторых, и уходить было не откуда – группы-то как таковой не было. Конечно, если поклонники хотят увидеть и услышать музыку Dark Angel, Джед первый скажет, что в группе обязательно должен быть Джим. Ну, а я на втором месте. Ну, и на первом тоже. В общем, реформировать группу мы должны с Джимом, но не знаю, хочет ли он!

Не кажется ли тебе, что будет странно видеть Dark Angel без Джима, учитывая, что он эту группу в ‘83 и сколотил, а теперь снова ушёл?

Джим за пределами Штатов с Dark Angel никогда не играл. За пределами Калифорнии Джим сыграл от силы концертов десять… а нет, стой. Пару туров откатал…

Да, с Possessed…

Да, и потом третий тур… с Motorhead и Megadeth мы играли на восточном побережье, но он довольно быстро ушёл… В общем, мы в Европе на тот момент ещё не были, поэтому Джим за пределами Штатов с нами не играл и Dark Angel с Джимом никто и не видел, как бы это странно ни звучало… Я с тобой согласен. Куда же без Джима? Я этого никогда и не отрицал…

Как думаешь, кто заменит Джима на предстоящих концертах?

Я, честно говоря, надеюсь, что Джим с Эриком закроют глаза на разногласия и сыграют – они и есть оригинальные гитаристы Dark Angel. Если уж и реформировать группу, то в оригинальном составе. Роб Ян и Майк Гонзалес с нами не сыграют, поэтому нужно искать другого басиста. Да и Дон Доти бесследно пропал. Да мы его и не рассматриваем, но Рон сказал, что сам будет петь – как минимум, половина оригинального состава Dark Angel. Пятеро парней, четверо записывались с группой, все в одно и то же время. Надеюсь, Джим сыграет. Я с ним уже месяцев шесть-семь не общался, но я люблю этого парня и не вижу причин, почему он не может сыграть. Он ведь мне позвонил и спросил: «Хочешь отыграть несколько концертов?», и я ответил: «Чувак, если только это будет всем в радость. Не хочу, чтобы вы с Эриком письками снова начали меряться. Свои разногласия отложите в сторону». Мы планировали отыграть два-три концерта, а потом пришло предложение от организаторов Wacken. Я позвонил, Эрик с Роном согласились. И я решил, что и Джим согласен, и полгода назад я сказал, что мы выступим, а потом всё накрылось. Накрылось и накрылось – что теперь?

Я слышал, что Dark Angel собираются дать несколько концертов в декабре (оказалось, что всё отменили, поскольку никто в группе не знал, что промоутеры фестиваля взяли на себя смелость опубликовать это заявление о участии и выступлении Dark Angel)

Знаешь, я об этом вчера узнал (26 марта 2003), поэтому ничего не знаю… Не знаю, собираются ли Dark Angel продолжать с другим барабанщиком. Просто я уже несколько месяцев ни с кем не общался, я был на гастролях три месяца, до этого был в студии, поэтому… я всем сказал: «Дайте мне знать, куда приезжать, и я приеду». Я записал в студии барабаны на диск и разослал ребятам, чтобы им было проще репетировать, когда меня нет. Ну, чтобы мне не присутствовать всё время в студии. Я могу приехать за неделю до выступления, а так они могут спокойно репетировать без меня.

Каково видеть Dark Angel снова в строю, учитывая, как ты верил в группу? И считаешь ли ты, что группа даст ради удовольствия несколько местных концертов и, может быть, на фестивалях сыграет или же вы планируете двигаться дальше и записывать новый альбом?

Сложно ответить на этот вопрос, потому что я всегда говорил… Когда десять лет назад группа распалась, я говорил ребятам: «Подождите-ка минутку! The Monkees реформировались, The Moody Blues реформировались, Black Sabbath собираются воссоединиться и мы спустя десять лет воссоединимся – весело будет, все будут довольны». Я, конечно, отчасти шутил. Но знаешь, все эти реформации старых групп – полная чушь, и я всегда так говорил. Да так и есть. Вопрос: «А на хрена было разбегаться? Чего не продолжили-то?». И честно говоря, я ребятам говорил: «Ой, да ладно, парни. Не кажется ли вам, что это глупо и нелепо?», но на этот раз я думаю: «Звучит прикольно». Вроде делать особо ничего не надо – выйдем, поиграем в своё удовольствие. Не знаю, помнят ли они, что в декабре я обычно свободен. В этот раз всё может быть иначе, но вообще я в декабре отдыхаю. Если они готовы сочинять новую пластинку – круто, я с ними, а если они хотят откатать несколько концертов без Джина, мне кажется, это непродуктивно. Не самое мудрое решение, конечно, но кто его знает?!

А если это произойдёт, будешь ли ты сочинять песни, учитывая, что адски занят с командой Strapping Young Lad или же у тебя просто-напросто всегда найдётся время для Dark, мать их, Angel?

Если говорить о следующей пластинке, то сочинять её должны мы с Джимом, потому что у нас это круто получается. Джим по-прежнему пишет ШИКАРНЫЕ риффы – не все из них охренительные, но большинство. Я недавно Эрику говорил, что мы в юности были избалованными мальчишками. Ни хрена не делали. Всё нам подавали на блюдечке с голубой каёмочкой. Контракт, лейбл, интервью, туры, и сами мы мало что делали. И поиграв в Strapping Young Lad, я понял, что нужно, безусловно, пахать. Если ты чего-то хочешь – оторви задницу от дивана и сделай! В общем, если они будут сочинять новый альбом, я бы хотел писать песни с Джимом. Было бы охренительно!

То есть ты не обсуждал возможность сочинения нового альбома с Эриком или Джимом и его звучание в 2003 году…

Хороший вопрос, старик. Да ничего я, конечно же, ни с кем ещё не обсуждал. Какое-то бесполезное интервью получается – никаких новостей от Джина Хоглана. Я понятия не имею, будет ли этим заниматься Джим. Может быть, Джим с Эриком до сих пор друг друга ненавидят. Но кто тогда будет альбом писать? Крис МакКарти и Бретт Эриксен? (смеётся). Было бы странно. А петь Джим Драбос что ли будет?!

Ты уже говорил, что Майк Гонзалес или даже Роб Ян никогда в группу не вернутся, но пробовал ли ты с кем-нибудь из них связаться?

О, да! Роб увлечён работой. Да и в Лос-Анджелесе он больше не живёт. Я с Дёркином об этом разговаривал, и он мне сказал: «О, чувак. Я бы хотел, но Роб не может…» и я больше чем уверен, что Майк Гонзалез сторчался. Он теперь сам на себя не похож. Это я слышал, мне говорили. Последний раз я с Гонзом общался 5 сентября 1992 – в день, когда распалась группа. С тех пор я его не видел и не слышал.

А Дон Доти бесследно исчез?

Три года назад мы планировали откатать несколько концертов, и Доти сказал, что сможет, но мне это было как-то не особо интересно (смеётся). Роб ударился в Христианство, да и работа у него хорошая, поэтому… Рон, между прочим, тоже теперь христианин, но Рон спокойно относится к лирике группы. Он считает, что мы никогда сатанинской командой не были. А мы и не были. Но у Дона, по словам Эрика, есть проблемы с некоторыми старыми песнями, образами и всё такое, поэтому Дон наотрез отказался исполнять некоторые песни. Да к тому же Дон не пел уже 15-16 лет. Сомневаюсь, что это будет круто. А Рон пел каждый день с тех пор, как наша группа развалилась. Да и голос Рона мне всегда нравился больше и точка! Я считаю, он поёт куда круче, чем Дон.

У вас, по сути, уже были выступления после распада – вы исполнили две песни на концерте Kreator/Destruction в Лос-Анджелесе 21 сентября 2012 года, но ты участия не принял. Почему?

Мы сводили альбом Strapping Young Lad, и я не мог разорваться, потому что эта группа целый год была у меня на первом месте, а то выступление всплыло всего за месяц – а у меня и так уже был график расписан. Я сказал, что попробую, но не получилось. Не было у меня времени, но они взяли парня по имени Эл Мендес из Dream Of Damnation – это команда Джима Дёркина. Я потом читал, на некоторых сайтах после концерта писали: «Да на х*й этого Джина! Было круто», так что… (смеётся). Да и видео с выступления я видел. Месяца полтора назад я поехал домой к Эрику, и мы устроили вечеринку Dark Angel, смотрели концерт по видаку. Прикольно было.

Я слышал, Эрик планирует выпустить DVD Dark Angel, в котором будет и тот концерт, а также старые выступления Dark Angel. Чего ждёшь от вашего первого концерта на фестивале Wacken Open Air?

Ну, я надеюсь, это будет не первый наш концерт… (смеётся), хотелось бы перед этим хотя бы разок сыграть. Но у меня и так дел полно. Хотя я всегда знал, что Dark Angel прекрасно играют живьём. И я знаю, ребятам будет в кайф выступить перед аудиторией в 10-20 тысяч рыл.

А какие песни будете исполнять?

Наверное, почти весь альбом ‘Darkness Descends’, парочку с ‘Leave Scars’ и может быть, что-нибудь из ‘Time Doesn’t Heal’ – ну, и парочку из ‘We Have Arrived’. Например, ‘Welcome To The Slaughterhouse’, ‘We Have Arrived’… зависит от того, сколько нам дадут сыграть – может быть, минут 40 дадут, поэтому мы успеем только ‘Darkness Descends’.

В 1999 году уже был разговор о реформации Dark Angel – некоторые журналы опубликовали даже ваши даты в сентябре 1999 в Европе с Ancient Rites на разогреве, но всё так на бумаге и осталось, потому что Джиму всё это было неинтересно. А ты что по этому поводу думал?

Я бы не отказался, но там много чего было … Я сказал Эрику: «Послушай, я всем этим сейчас заниматься не могу, у меня и так куча дел и времени нет, поэтому если хочешь, чтобы всё состоялось – придётся тебе все деловые вопросы взять на себя». Возможно, Эрику это было не особо нужно, поэтому всё накрылось.

Джин, расскажи, как ты увлёкся музыкой. Как открыл для себя металл? Кажется, тебе во многом помогли родители и сестра, верно?

О, да. Лиза и мой кузен Кен, у них разница год. Она меня на пять лет старше, а он – на шесть, и они всегда зависали вместе, болтали про рок-н-ролл, и вот сестричка моя подсела в юном возрасте на рок-н-ролл – ей было лет 13 или 14, когда она стала этим увлекаться, а мне – 7 или 8. Я музыкой всегда увлекался, с 1969 по 1976 я рос на музыкальных радиостанциях, а потом году, кажется, в ’77, открыл для себя KISS, а сестра пёрлась по Queen, Black Sabbath, Angel и Thin Lizzy, Aerosmith и всем этим командам – ну знаешь, там, Blue Oyster Cult, Тед Ньюджент – вот с этой музыки я начинал, а потом, став старше, начал открывать для себя подпольный металл – всегда нравилось открывать для себя команды, о которых в школе никто даже не слышал. И я подсел на Новую Волну Британского Хэви-Метала, старый японский металл и европейский подпольный металл – то, чего никто кроме меня не слышал. В то время даже про Iron Maiden никто не слышал… Iron Maiden и Judas Priest, понятия никто не имел об их существовании. И я мог спокойно некоторое время кайфовать, а потом когда песня какой-нибудь из этих групп появлялась на радио, и всё узнавали эти группы, я копал ещё глубже и всегда играл на опережение. Я увлёкся обменом кассет ещё до того, как увлёкся какой-нибудь конкретной группой. Таким образом, я выходил на ребят вроде Чака Шульдинера из Death, обменивались кассетами. Много с кем переписывался и обменивался.

Учитывая, какое влияние ты за годы оказал на многих начинающих металлических барабанщиков, полагаю, логично было бы спросить, кто на тебя самого оказал влияние? Тебе больше по душе были барабанщики вроде Фила Тейлора, Томми Элдриджа, Робба Райнера или же легендарные мастера точных ударов вроде господина Нила Пирта из Rush или даже Рика Колалуки из Watchtower?

Мне они все одинаково нравились. Моим любимым барабанщиком был Нил Пирт, и я мог очень хорошо играть на воображаемых барабанах его партии, когда стал играть на настоящих. Потом увлёкся Raven – они были моей любимой командой, поэтому Роб Хантер оказал на меня большое влияние, и Anvil мне очень нравились. Нравились барабанщики, которые играли на «бочках», как Марк Кренни, Джино Ванелли или Терри Боззио. Он мне реально нравился… и те, кто долбил по барабанам вроде «Грязного Животного» (Фила Тейлора) или монстра двойных бочек вроде Томми Олдриджа или Кози Пауэлла, оба Робба хороши – мне всё это дико нравилось, а потом став старше, я начал подсматривать за Риком Колалукой. Он всегда был крутым барабанщиком, он даже на Шона Райнерта (Seaweed, Cynic, Death, Gordian Knot, Aghora) влияние оказал. Потом Стив Гэттс, Эл Ди Меола – он оказал на меня большое влияние в период альбома ‘Individual Thought Patterns’ (Death), он был крут. Мне нравятся барабанщики, которых понимаешь – сидя за установкой, они сходили с ума, и это было технично, но я соображаю, ЧТО у каждого из них заимствую. Перевариваю, переделываю и адаптирую под себя – отсюда получаются мои фирменные фишки. Это у меня с ранних лет хорошо получалось… но я всегда признАю, что сп*здил половину приёмов, сейчас уже не вспомню у кого. Но чувак… это же барабаны. Все друг у друга п*здят, и это нормально.

А как относишься к барабанщику по имени «Деннис-мучитель» из чикагской команды Macabre?

О, обожаю этого психа! Он просто ох*ительный! В юности он был одним из моих любимых барабанщиков.

В 1987 году я брал у тебя интервью, и ты сказал, что поначалу мало какие барабаны выдерживали твои мощные удары. Какие барабаны подходят тебе лучше всего?

Хммм… Ну, я до сих пор играю на серых Pearl, которые у меня в Dark Angel. В Death я использовал Custom Z – прекрасная установка. Звучала очень хорошо… а сейчас я играю на арендованной установке, потому что не являюсь эндорсером ни одной компании, поэтому играю на арендованной – у гастрольного менеджера взял – у него в Англии есть своя компания, поэтому мы всегда арендуем барабаны у него… не важно, на какой установке я играю. Я могу настроить практически любые барабаны под себя – лейбл это всего лишь лейбл. Ребята в группе ищут себе новые гитары и усилители, поэтому пусть и мне барабаны подыщут. Я играю на этом куске дерьма уже лет 13-14, поэтому пусть и мне сделают моднейший подгон (смеётся).

Расскажи, как в ’83, ‘84 ты стал писать, а Лиза – фотографировать для фанзина Brain Damage? Как это случилось? Похоже, ты всегда был близок к андеграунду, помогал мелким командам из своего района вроде Viking, Sanctum, Legion… а позже общался с командами из других регионов и штатов вроде Mutilated, Prime Evil…

Ну, был ещё один фанзин из Лос-Анджелеса, назывался Headbanger, отличный был фанзин – первый, который я вообще увидел в своей жизни. Я даже и не знал, что нечто подобное существует, а мне было лет 13-14. Мне крышу сразу снесло. Я видел, что владельцем фанзина был Боб Налбандян, он ходил на все местные концерты, на которые и я ходил, и он разбирался и тащился по металлу больше, чем мы с тобой вместе взятые. И когда я с ним заговорил, он оказался классным парнем и подогнал копию своего журнала. Прям так и сказал: «Вот мой журнальчик», а я ему: «Е*ааать! Круто!». И я дико угорал по металлу, поэтому хотел писать, и решил спросить у него: «Чувак, а можно я что-нибудь для журнала напишу?», и он сказал: «Конечно! Напиши-ка мне рецензию на альбом. Сходи на концерт и поделись впечатлениями». Ну, я сходил, написал для пары выпусков. Кстати говоря… да, я ЕДИНСТВЕННЫЙ, кто писал рецензии на альбомы Slayer! Потому что в журнале вышла самая первая рецензия на их альбом ‘Show No Mercy’ (1983). Этот паренёк (Вадим Рубин – редактор журнала Brain Damage), переехал и стал жить недалеко от меня, дико тащился по металлу, а я думал, что он обычный сопляк. Ну, он был меня на год младше, и я думал: «Да быть не может, чтобы он так же угорал по металлу, как и я», и он меня пригласил к себе домой: «Приходи ко мне в гости, братан! Заценишь, сколько у меня всякого дерьма интересного!». А у него этого дерьма реально до жопы! И я думаю: «Бл*дь! Мы живём в трёх минутах друг от друга!». И он знал про Headbanger, видел его, и я ему говорю: «Я там пишу», и он мне: «Я тоже хочу замутить журнал!». И он стал писать статьи, все это держалось на пацанах лет 14-15. Мне было лет 14-15, а ему 13-14, и мы ходили на концерты, а потом писали отчёты. А потом сестрёнка нарисовала логотип для журнала, сделала кучу фоток, она раньше этим занималась. Фоткала для журналов Metal Hammer, Rock Hard, Aardshock. Я раньше писал статьи для Metal Hammer, а она фотки подгоняла… к примеру, в город приезжают парни из Exodus, их самое первое выступление в южной Калифорнии, и мы пошли на концерт, она нафоткала… через группу Savage Grace пробила контакты некоторых европейских журналов, отправляла им фотки с последних выступлений – Possessed, Dark Angel и Slayer в Radio City, и ей говорили: «Круто, конечно, но не могли бы вы ещё и отчёт написать?». А она им отвечает: «Ну, я не журналист и мне эта музыка, честно говоря, не нравится, но я что-нибудь придумаю…». И я ей говорю: «Слушай, я этим сам займусь, а ты фоткай». Я писал под псевдонимом. К примеру, пишу статью о том, как выступили Dark Angel, всё было круто, они уничтожили клуб к х*ям собачьим… прекрасное выступление… о, Slayer же ведь тоже играли» (смеётся). Я всегда так делал. Несколько статей для Metal Hammer писал и Rock Hard. Короче, вот такая хрень. Прикольно было.

А парни из Dark Angel (другая группа, одноимённая) были первой командой, в которую ты пришёл? Ты же вроде с Carnage успел поиграть?

Ну, чтоб ты знал, Carnage изначально назывались Dark Angel. Я их заставил поменять название, потому что считал, что это какое-то пидорское название – я попросил их сменить на Carnage, и эта группа не имела ничего общего с трэшерами из Dark Angel. Как только я стал натыкаться на афиши, где Dark Angel выступают в Whiskey или Radio City, я подумал, что это те же самые парни и всё ещё существуют. А потом узнал, что это другие Dark Angel. Потом несколько раз был на их концерте. Я как раз в тот период стал ходить на Slayer – это год ’83 был. Круто было. В общем, заценил их несколько раз ещё до того, как сам пришёл в группу – Dark Angel и Slayer.

А какую музыку играли другие Dark Angel / Carnage?

Мы играли хэви-метал, но я единственный подначивал их: «Бля, давайте рубить более мрачную и зловещую музыку». Я им включал Angel Witch, Tank, Venom, Motorhead – а мы звучали как ужасная копия Motorhead – слишком криво, «сыро», быстро и громко, тяжело – только представь, что всё это рубят 14-летние п*здюки… (смеётся).

У вас было много своих песен или это были в основном песни других команд?

Не сказал бы, что у нас было много чужих песен – своих хватало. И всё это было ужасно. Я бы поржал, если бы откопал какую-нибудь нашу старую запись. Мы демки никогда не записывали, но знаю, есть кассета с репетиции, где-то она есть. Но там полный п*здец!

Не выступали?

Нет!

Немного позже, может быть, в конце ’83 или начале ’84, ты стал световиком в Slayer и в итоге стал помогать со светом многим новым местным металлическим командам вроде Bloodlust, Omen, Savage Grace и Shellshock, которые поменяли название на Dark Angel. Расскажешь?

Бля, да с удовольствием! Помню, работал одним из сценических техников в школе – типа знаешь, занавес опускал и поднимал перед школьными спектаклями, и когда вечер балета был или оркестр играл – но частенько бывало, что я не мог этого сделать, потому что мне самому выступать надо было – идти на концерт и работать. К примеру, Slayer и Savage Grace играют в Woodstock, и мне к десяти часам надо быть на месте… да, классные воспоминания, потому что я понятия не имел, что делал и как стал световиком в Slayer… их световик не пришёл, и ко мне поворачивается Том (Арайа) и говорит: «Слушай, Джин. Ты к нам на концерты ходишь, песни наши знаешь хорошо, не хочешь попробовать со светом поработать?». И я говорю: «Конечно!», ну, я и сел за пульт. Вроде неплохо получилось, один из моих первых концертов… а в следующий раз… парниша этот снова не пришёл, и Том снова ко мне: «Чувак, хорошо, что ты здесь!». Это было их выступление, кажется, с Savage Grace, и я предложил свои услуги этим ребятам, потому что с ними тоже дружил. В общем, всем свет делал. И вот раз! И ещё одна работка нарисовалась! Потом Omen приехали, и я им: «Парни, я тут свет делаю. Помощь нужна?». «Да, конечно». Бам! Я буду сегодня на вашем концерте, потом в город впервые приехали парни из Exodus, им я тоже свет делал – на их самом первом концерте в Лос-Анджелесе, а потом отчёт писал о том концерте для Metal Hammer или Rock Hard, не помню уже. В общем, был деловым пятнадцатилетним п*здюком!

Тогда-то ты и впервые познакомился с ребятами из Shellshock / Dark Angel?

Да, но они, кстати, тогда уже, возможно, назывались Dark Angel, и я познакомился с Джимом Дёркином на тусовке после концерта Slayer. Кажется, это был концерт Dark Angel / Slayer, на который я не смог попасть. Я приехал в город вечером и сразу же помчал на концерт, да прое*ал его, но после выступления была пьянка, и вот там я увидел Джима Дёркина – я его видел на паре других выступлений и он мне показался прикольным парнем, и мы стали разговаривать. Он мне: «Я в Dark Angel играю», а я ему: «Зацени, чувак. Я тоже был в Dark Angel», и всё такое, и он мне: «Круто!», он жил металлом, поэтому мы с ним быстро общий язык нашли, и после первой беседы у Dark Angel ещё и световик появился (смеётся). Я ему: «Чувак, я свет делаю!», а он мне: «Круто! Приходи на наше следующее выступление!», и я пришёл. Поработал с ним пару концертов, а потом уехал в тур со Slayer, а когда вернулся, мне кажется, я стал врагами со всеми парнями из Slayer, потому что они говорили: «Бля, вот Джин – козлина! Сопляк пятнадцатилетний!», потому что Джим говорит: «Чувак, я услышал про Джина благодаря Wargod» – я тогда ещё и с парнями из Wargod играл… Джим приходил на пару репетиций и видел, как я играю, а они (Dark Angel) уже один раз выперли Джека Шварца и взяли на некоторое время Ли Рауша из Megadeth, но с ним как-то не срослось, и они вернули Джека, но потом пришли на репетицию Wargod, потому что мы с Джимом уже корешами были… и он спрашивал своих ребят: «Ну, как вам Джин, парни?», он знал, что я Дэйву Ломбардо помогал с барабанами и играл на его установке во время отстройки звука, и эта история довольно известная. И Керри (Кинг) говорит: «Джин – классный барабанщик, но тот ещё заср*нец! Козлина, мать его! Такого в группу не захочешь, он ср*ный говнюк!, и Джим ему: «Нет, чувак. Мне кажется, он крут, я слышал, как он играет и видел, потому что мы подумывали от Джека избавиться. Что думаешь по поводу Джина?», и Керри говорит: «Нет, он вам не нужен!»… но Джим мне всё равно место предложил, и я согласился!

Приблизительно в это же время ты исполнил бэк-вокал на самом первом альбоме Slayer – как ты там оказался и в каких песнях спел?

Это была песня ‘Evil Has No Boundaries’, в припеве мы орали: «Evil»! («Зло!»). Я пришёл в студию и смотрел, как они записываются – они всё на моих глазах записывали, потому что мы тесно общались, а я был диким поклонником Slayer, коих у них было-то не так уж и много (смеётся). Ну, человек 30 на концерт они собирали…

О, да. Помню!

Ну вот, я с ними скорешился и ходил на их выступления. НИ ОДНОГО не пропустил… Они мне: «Приходи на вечеринку» или «Приходи на репетицию» или «Эй, мы на следующей неделе альбом записываем, приходи и зацени!», а слово EVIL! выкрикивали Джефф (Ханнеман) с Керри, но звучало вяло, и я сказал Тому или Джеффу или ещё кому-то: «Парни, вам бы… может быть, хором поорём? Будто орут зловещие демоны», и они мне: «Отличная идея! У нас в студии около восьми чуваков и все орут: «Зло!», и я говорю: «Круто! Ребята, я тоже хочу спеть на этой пластинке!». Короче, всё вышло спонтанно. Ну, и они мне: «Бля, время у нас есть, поэтому давай так и сделаем». На том и порешили.

Но на этом твоё участие в Slayer не закончилось, и летом ’84 ты поехал с ними в тур ‘Haunting The West Coast’, во время которого, похоже, так скорешился с Дэйвом, что он даже попросил быть тебя его «барабанным инструктором». Расскажи об этом и других безумных историях тура!

После первого концерта, было это в Лос-Анджелесе в Country Club (21.06.84), мы собирали шмотки и оборудование, и у Керри был свой фургон, а у остальных ребят был второй фургон, в котором они гастролировали. У фургоне Керри было оборудование, и мы поехали в Сан-Франциско – это около шести часов езды. Прошло три часа, и мы с Керри ни слова, бл*дь, друг другу не сказали. И я думал: «Бля, да он п*здец молчаливый», а я его побаивался, потому что он был довольно своевольным парнем, а обычно, если ты себе на уме– значит, заср*нец. Заср*нцем я его не считал, но думал: «Блин, он не хочет разговаривать», и мне стало скучно, и я ему говорю: «Бля, чувак! Я зае*ался от скуки! Займи меня чем-нибудь!», и он мне такой: «Я те вот что скажу: у меня сзади лежит гитара B.C. Rich, она вся красная», и я её взял и от нечего делать покрасил в чёрный! И следующие три часа, что мы ехали в Сан-Франциско, я сидел и отдирал кусочки чёрной краски… так я и не доделал, поэтому если ты когда-нибудь её видел, а у меня есть фотки, то на ней половина краски содрана – выполнил работу наполовину, было круто и знаешь что? В молодости я был полным придурком – просто дебилом, бл*дь! Я им свет делал, но мне никто не объяснил, что делают роуди, а если бы они сказали: «Чувак, нам нужно, чтобы ты таскал оборудование после концерта», ну и всякой такой организационной х*рней заниматься, чем обычно роуди занимаются. Я бы сделал, но я не знал. Был у них Джонни, младший брат Тома, он всю работу и выполнял – загружал оборудование в фургон! И я уверен, они думали: «Джин, зае*ал филонить! Хорош х*и пинать – делом займись!». А я сидел, них*я не делал, с тёлками базарил и понятия не имел, чем должен был заниматься. После первого тура они меня и уволили… но это был хороший опыт.

Первой твоей группой, о которой реально узнали – по крайней мере, в андеграунде – была Wargod. Ты познакомился в туре Slayer с гитаристкой Мишель Мелдрам (позже играла в Phantom Blue, а теперь в Meldrum), и как только она переехала в Лос-Анджелес, ты познакомился в Робом Пёркинсом (вокал), Филом Уильямсом (гитара), Грегом Гантером (бас) и сколотил Wargod. Расскажи, как вы собрались вместе… насколько мне известно, был ещё с вами потом парень по имени Блейк, верно?

Блейк Эдвардс… да, он был оригинальным басистом, Фила тогда не было, да и Грега, кстати, тоже. Нас вообще было четверо и… да, Мишель дико угорала по металлу, как и я, мы познакомились в клубе Ruthie’s Inn в Беркли (штат Калифорния). Выступали Exodus, Slayer, Possessed и Vermin из Лос-Анджелеса (23.06.84), и я увидел, как она отжигает, она была настоящей металлисткой – трясла башкой, а у нас таких тёлок в Лос-Анджелесе не было. Все девушки были правильные, носили всякие глэмерские прикиды, а тут тёлка в футболке Exodus, дико угорает, и я подумал: «Круто!», и она подошла, встала около консоли, и говорит: «Я знаю, кто ты», потому что я слышал о команде Wreckage, с которой работал менеджер Slayer Стив Крейг, и команда состояла только из девушек, и Мишель играла в ней на гитаре – ей лет 14 было. В общем, мы стали друзьями, я дал ей номер и адрес, где мы тусили, и она мне позвонила на следующий день: «Ребята, не хотите в гости? Поплавать или чёнить такое?». И я ей: «Круто! Так и сделаем!», но жила она слишком далеко, правда, мы с ней всё равно связь держали, и через пару месяцев она перебралась в Лос-Анджелес. И я вернулся с тура, поэтому мы вместе сколотили команду, поначалу были только мы с ней вдвоём, а потом… Не помню, откуда мы взяли Роба и Блейка. Кажется, они тоже пытались команду сколотить – один из них был вокалистом, другой – басистом, а тут барабанщик и гитаристка, и мы решили объединиться и посмотреть, что будет. Записали дерьмовое демо, на нём песни были… кажется, ‘Day Of Atonement’, ‘Break The King’s Seal’ или что-то такое. Это было ужасно, но нам нравилось, было прикольно, и только мы стали фотки делать, логотип придумали, моя первая реальная группа, демку записали, и тут Джим позвал меня в Dark Angel, так что выбор был непростой: продолжать со своей группой и пытаться чего-то добиться, либо прийти в команду, у которой уже есть контракт на запись. Но я чувствовал себя очень паршиво, когда пришлось сообщить о своём решении Мишель, а она лишь ответила: «Чувак, конечно, ты должен попробовать! Не буду тебя удерживать! Дерзай!».

Если не ошибаюсь, ты считал, что Wargod слишком ориентировались на Slayer, и ты и сам, возможно, видел своё будущее в Dark Angel…

Хммм.. безусловно, я видел своё будущее в Dark Angel, но я к ним пришёл, потому что знал весь их материал с альбома ‘We Have Arrived’, видел их пару раз живьём. Но у них было две новых песни, ‘The Burning Of Sodom’ и ‘Perish In Flames’, и однажды я их услышал. А я их до этого около месяца не видел и не зависал. Мой кореш Вадим нашёл репетиционную базу и сказал мне: «Чувак, у них две новых песни… Ты просто ох*еешь!», и я ему: «Круто, чувак, круто!». Dark Angel были крутые ребята. В туре Slayer мы чаще играли на отстройке звука песни Dark Angel, нежели песни Slayer. Мы хотели играть Dark Angel, сыграли ‘We Have Arrived’, ещё пару песен, и Ханнеман мне выдал: «Чувак, эти е*аные Dark Angel быстрее нас играют, да и тяжелее! Они просто маньяки!». Я ему ответил: «Чувак, да ты о чём вообще? Ты же в Slayer играешь!», типа мол, «бля, будешь ты ещё париться из-за какой-то команды Dark Angel из Лос-Анджелеса? Успокойся! Ты рубишь в Slayer!». И он мне: «Их новое дерьмо просто улёт!». А он уже слышал новые песни, и когда их услышал я, сказал: «Да, я хочу играть в этой группе». Я говорил Джиму: «Не знаю, братан. В Wargod у нас уже крутая сыгранность…» Мы были в группе всего-то три месяца, но, бля, знаешь, мне реально нравятся эти парни, будет круто. И Джим мне говорит: «Давай, чувак, зацени! Джек нас зае*ал, и мы не хотим, чтобы он возвращался, нам ты нравишься, так что давай!», потом я услышал ‘Perish In Flames’ и ‘Burning Of Sodom’ и сказал: «Базара ноль! Я с вами!»

Сколько ты сочинил в Wargod? Ты вроде, как минимум, написал ‘Day Of Atonement’, верно?

Да, и это, возможно, первая песня, которую я написал на гитаре, потому что я тогда на гитаре особо не играл – я написал лирику для всех песен. Рифф ещё вроде написал – да, это первая моя песня. У меня было несколько риффов для Wargod, я показал их Джиму Дёркину, когда пришёл в Dark Angel, и он мне: «Твою же мать! Мы его возьмём! И этот! О, и этот тоже используем!». Я толком на гитаре играть не умел. ‘Darkness Descends’ написал парень, который играл на гитаре от силы три года вместе с чуваком, который играл на гитаре месяца три (смеётся). Понял, о ком я?

Да. Вы часто выступали в Wargod?

Нет, ни разу не выступали… кажется, я сыграл один концерт с Wargod уже после того, как пришёл в Dark Angel…

Да, будучи в Dark Angel, ты продолжил играть с Wargod, чтобы помочь им с концертными выступлениями, пока они не взяли предыдущего барабанщика Megadeth / Dark Angel, Ли Рауша…

Да, всё верно… Я не хотел оставлять Wargod ни с чем, поэтому тусил с ними до тех пор, пока они не нашли себе другого барабанщика, и да, они отыграли несколько концертов… до прихода в Dark Angel я не отыграл с Wargod ни одного концерта….

А работе в Dark Angel это не мешало?

Нет! Нет! Но однажды был случай, когда я репетировал 42 дня подряд. Было четыре репетиции с Dark Angel на одной неделе, на следующей неделе – четыре репетиции с Wargod, потом опять три репетиции Dark Angel, и я помню, отдыха у меня не было в течение 42 дней. Требовалось много сил, а теперь мне так ни х*я не кажется (смеётся). Я так месяцами делаю, но в то время я думал: «БЛ*ДЬ! Я же себя просто убиваю!», и у нас репетиция была всего один раз в день. Сейчас я репетирую по три раза в день с тремя разными группами, и иногда это семь дней в неделю, что растягивается на целый месяц! Е*ануться можно!

А как тебе их демка с двумя песнями, которая, на мой взгляд, слабовата?

Да, согласен, но я работал с ними над парой песен. Возможно, там было три песни, но третью они выкинули и так и не выпустили. Когда Ли пришёл в Dark Angel, я думал: «Бля, у них барабанщик из Megadeth! Твою же мать! Dark Angel будут убивать!», но знаешь (смеётся)… если ты был бывшим участником Megadeth – значит, ты них*я не умел играть! И Ли был так себе, я даже не знаю, сколько он пробыл в Megadeth. Я пришёл на репетицию Megadeth, и он с ними репетировал, но был с ними от силы месяца два-три… но он уже о себе заявил, поэтому когда ушёл из Dark Angel, пришёл в Wargod. И я подумал: «Круто! Может быть, здесь ему будет лучше. Dark Angel он не подходил, но, может быть, Wargod подойдёт». А им требовался хороший прямолинейный трэшевый барабанщик, коим Ли не являлся. Ли скорее под пауэр-метал больше подходит, он рубил на «бочке» и всё такое, замедлял многие песни и иногда сбивался с ритма… но да, группа вела активную деятельность.

А ты что об этой группе думаешь – несмотря на отсутствие оригинальности, почему они так никуда и не пробились?

Ну, я не знаю. Может быть, не особо старались, может быть, это стало для них своего рода сторонним проектом. После Wargod Мишель на некоторое время исчезла, а потом сколотила Phantom Blue. И может быть, это была её тема, потому что в юности она любила рвать струны, а не вымерять гаммы. Она была талантливой гитаристкой.

С кем-нибудь общаешься из участников вроде Роба Пёркинса, которого потом видели в Phobia или с Мишель Мелдрум?

Нет, сто лет их не видел. Я заходил к ней на сайт, письмо написал, но как отправить, так и не разобрался…

Я тоже ей писал, но тоже тишина…

Ну, я компьютерный идиот… я следил за карьерой Мишель, и она, возможно, следила за моей, но я с ней уже очень давно не говорил. Десять лет вроде. Сейчас, я полагаю, она замужем и живёт в Швеции…

Да, она замужем за Джоном Норумом…

Верно. Семья гитаристов-шредеров. Представь, они ругаются, и ты говоришь: «Детка, прости! Мы друг друга слегка зае*али. Бери гитару, сейчас будем по струнам е*ашить!» Разве не прикольно?

Продолжение увлекательной беседы следует…

Перевод: Станислав “ThRaSheR” Ткачук


Dimon