Главная » Металика » Фил Деммел: «Наверное, Slayer в некоторой степени спас мою музыкальную карьеру»

Фил Деммел: «Наверное, Slayer в некоторой степени спас мою музыкальную карьеру»

Деммел о новой именной гитаре Jackson, замене Гэри Холта в Slayer и жизни после Machine Head.

После последнего концерта с Machine Head было ощущение, что я вообще не достоин играть ни в одной команде. Но вдруг мне написал Керри Кинг из Slayer и спросил, не мог бы я помочь ребятам, потому что Гэри Холт должен остаться дома с умирающим отцом.

Думаю, Slayer в некоторой степени спас мою музыкальную карьеру. Парней из Slayer я знал задолго до сообщения Керри. Мне не хотелось быть наёмным музыкантом и потакать лидеру коллектива [речь о Роббе Флинне]. Никакой свободы самовыражения и творчества.

Я хочу быть честным перед самим собой. Когда я пришёл в Machine Head, мне было уже 36 лет. В группе я провёл 16 лет и сейчас ощущение, будто я всё начинаю с чистого листа. Появляются предложения, проекты. Я записал немного музыки для видеоигр и пару гостевых соло.

В настоящий момент я наслаждаюсь семейной жизнью и бизнесом – мы с женой приобрели бар неподалёку от дома и всё у нас хорошо. Рано или поздно я выпущу сольный альбом, но пока всё идёт, как идёт.

Когда ты понял, что пора обновлять гитарную линейку Jackson Demmelition?

В 2017 году я поехал на выставку музыкальных инструментов NAMM и зашёл в одну из мастерских, где гитары делают на заказ. Увидел новый X-Stroyer, который они сделали, и охренел.

У меня давным-давно был Destroyer и мне всегда нравилась такая форма гитары, поэтому я обратился к Курту Уолтону и Майку Шеннону. И они сделали шикарнейший баритон из красного дерева – эта штуковина весит около 18 килограммов. Звучит потрясающе. В общем, я решил, что настало время перемен, поэтому и захотелось такую гитару.

Выцветший красный сразу же бросается в глаза…

Да, это моя жена Марта придумала. В мире моды такое на платьях делают, такой оттеночный эффект на ткани, вот мы и придумали такую идею. Мне нравится. А пираньи на грифе? Обожаю этих парней. Такого ещё ни на одной моей гитаре не было, но это всё равно выглядит как фирменный Jackson.

Ты уже много лет пользуешься звукоснимателями EMG…

О, да, 81-е. Использую их со времён Vio-Lence – наверное, со второго альбома. Давно я уже с ними. Раньше использовал 85 для грифа, но переключился на 60, и он звучит теплее и более блюзово. Бенды лучше получаются… Это сет Хэтфилда – не знаю, называют его так до сих пор или нет, но эта штука, безусловно, работает.

Выступить со Slayer в рамках их прощального тура было для тебя, наверное, верхом желаний…

О, да. Пришлось учить 19 песен за несколько дней. Я очень горжусь тем, что сделал. Но ещё больше горжусь, что не подвёл старых друзей из Slayer и показал себя достойно – скажем, Гэри мне одолжил на несколько дней ключи от своей тачки. Остальные ребята оказали мне теплый приём и поблагодарили за участие.

Необычно смотреть себя на записи в составе Slayer?

Я был так увлечён игрой на сцене, что даже не заметил шикарных декораций вокруг. Все эти пылающие пентаграммы и огонь. Охренительно.
Когда перед моим первым выступлением со Slayer зазвучало вступление, я стоял рядом с Томом и думал: «Твою же мать! Сейчас я играю в Slayer!». Том постоянно прикалывался со мной и говорил, что я там лишний. Это было незабываемо.

И какую песню играть было тяжелее всего?

Ну, их было несколько, некоторые новые песни я вообще никогда не слышал. Но все они длились около трёх минут, поэтому я справился.
Если говорить о скорости – это была ‘Dittohead’, п*здец она быстрая! Думаешь, знаешь все партии песни ‘Postmortem’ – я раньше играл её – но ни фига. Есть кое-какие моменты, которые сразу не замечаешь.

Я думал, что знаю ‘Chemical Warfare’ – одна из моих любимых песен Slayer – и я просто охренел, сколько же там всяких нюансов и деталей. Игра медиатором на бешеной скорости, различные тональности. Я всё думал: «Бля, Керри? Как сыграть это соло?». Я спрашивал Гэри, и он говорил, что это невозможно описать словами, да и показать тоже, так что я просто всё время дёргал «ручку» и всё, ха-ха!

Было мило, что Гэри подблагодарил твою жену за то, что она отпустила тебя снова на гастроли, хотя ты ещё не успел даже чемодан разобрать после последнего тура с Machine Head…

Не говори! Когда Керри мне написал, я не отвечал ему, пока не спросил разрешения у Марты. Меня не было дома два месяца. Двухлетний пацан сходил с ума, и она пыталась управлять делами бара из дома. Очень ждала, когда я вернусь и помогу ей. Перед финальным концертом тура Machine Head я сказал ей, чтобы она приехала и устроила вечеринку. Я отвезу её домой, а утром присмотрю за детьми. И она приехала, нажралась, рубилась в моше, и к концу вечера просто отрубилась. На следующий день она чувствовала себя плохо, и мне написал Керри. Но Марта – настоящий воин. Несмотря на всё, она сказала: «Ты ДОЛЖЕН ехать! Это шанс один из миллиона!». Так что всё получилось благодаря ей.

Некоторые, возможно, не знают, что после Vio-Lence и до прихода в Machine Head ты играл в группе Torque. Недавно вы выпустили переиздание альбома, верно?

Да, у меня было четыре неиспользованных песни, которые мы записали незадолго до того, как я на пару лет завязал с музыкой. Я пытался найти альбом Torque на Spotify или iTunes, но его там не было. И я обратился в Mascot Records и сказал, что у меня есть невыпущенный материал. Спросил, интересно ли им было выпустить его отдельно, но ребята с лейбла предложили переиздать весь альбом, поместив эти четыре песни в качестве бонусов.

Я хотел выпустить эти песни, поскольку это часть моего наследия. Тем более, чтобы в нынешний цифровой век всё было моментально доступно. Это ведь безвременная пластинка. В ней чувствуется влияние Pantera, Prong и Machine Head. Когда Робб [Флинн] ушёл из Vio-Lence, все говорили: «Чёрт, Machine Head ох*енные!». Когда позже я пришёл в Machine Head, было круто, потому что мне не пришлось выкидывать риффы, которые звучали в стиле Machine Head! (смеётся)!

Похоже, в этом году основная твоя деятельность связана с Vio-Lence…

Да. Мы вряд ли отыграем концерт Torque, но c Vio-Lence у нас запланировано несколько выступлений. Мне написал Шон [Киллиан, вокал] и предложил сыграть. С того момента всё и закрутилось. Остальные ребята с радостью поддержали эту идею. Один концерт превратился в два, и вот мы аннонсировали наше первое выступление за пределами США. Я и не думал, что Vio-Lence вызовет такой интерес и ажиотаж со стороны публики. Но песни у нас на мощные, да и голос Шона в порядке.

Есть ли планы относительно новой группы?

Мы кое над чем работаем… Не хочу говорить, что это супергруппа, но если всё получится, все просто обосрутся от счастья! Ещё я разговариваю с Ройем Майоргой из Stone Sour и Джеймсом Ломенцо [Snakepit, Megadeth, Black Label Society] о том, чтобы сделать громкую рок-н-ролльную команду в стиле Motorhead. Да и с Дэйвом Майкленом будем вместе джемовать…

Прикол в том, что на следующий день, как я вернулся домой после концертов Slayer, мне пришло ещё одно безумное предложение поучаствовать в другом сумасшедшем туре, который сорвался. Но для музыканта быть востребованным и уважаемым значит невероятно много. Последние годы в Machine Head я не чувствовал ничего подобного. Но я рад, что всё так сложилось.

Перевод: Станислав “ThRaSheR” Ткачук


Dimon