Главная » Металика » История создания альбома Judas Priest «Stained Class»

История создания альбома Judas Priest «Stained Class»

[Материал из журнала «Decibel» за июнь 2018 года *]

БОГИ МЕТАЛЛА

Сорок лет назад Judas Priest выпустили прорывной альбом. ‘Stained Class’ стал не только пластинкой, оказавшей огромное влияние на последующие поколения рок-музыкантов – в этом альбоме группа начала оттачивать свой фирменный металл. С прогрессивными и блюзовыми нотками предыдущих релизов было покончено, и всё стало скромнее и грубее. Наконец-то, у группы появился постоянный барабанщик, который помог продвинуть музыку в нужном направлении, сыграв ключевую роль в развитии бешеной скорости, ставшей неотъемлемой частью хэви-металлического пособия.

Несмотря на свою открытость, именно барабанщик – Джеймс Лесли Бинкс – сам того не подозревая, никак не давал нам ввести альбом ‘Stained Class’ в зал Славы журнала Decibel, и это продолжалось почти десять лет. Мы никак не могли его найти. Остальные музыканты Judas Priest согласились дать интервью, но Бинкс пропал без вести. В результате, в 2015 году мы уже официально готовы были признать, что нашим мечтам не суждено сбыться – по-видимому, это было безвыходное положение.

Но лично я никогда не сдавался, поскольку пока все пять музыкантов, сыгравших на альбоме, (насколько мне было известно) живы, оставалась, по крайней мере, хоть малейшая надежда. И в конце 2017 года мне всё же удалось связаться с Бинксом. Он любезно согласился на интервью. Остальное было уже проще простого. Своей цели я, наконец-то, добился.

Безусловно, Judas Priest выпустили множество альбомов, достойных Зала Славы, но ‘Stained Class’ был, вне всяких сомнений, точкой отправления. Его значимость отражается не только в песнях и звучании, выработанными группой – продюсеру Деннису Макаю, наконец-то, удалось передать на записи резкую мощную гитарную атаку коллектива – но также был и важен год, в котором вышел альбом. ‘Stained Class’ вышел в 1978, устроив настоящий взрыв в мире рока и вдохновив дюжины английских команд Новой Волны Британского Хэви-Метала, последовавших за Judas Priest – от Def Leppard до Diamond Head. Музыканты Diamond Head (участники нашего Зала Славы) говорили, что сочинили скоростную песню ‘Helpless’ под вдохновением от молниеносного трека ‘Exciter’. Влияние самих Diamond Head (посмотрите, сколько их песен перепела Metallica) окончательно связало воедино Judas Priest – особенно, этот альбом – и возрождение металла в 80-х. ‘Stained Class’ вовсе не нуждается в объяснении или оправдании. Любой поклонник металла знает, что пластинка стала классикой ещё несколько десятков лет назад. Просто теперь мы официально рады сообщить, что альбом введён в Зал Славы.

Как после тура в поддержку альбома ‘Sin After Sin’ в группе оказался барабанщик Лес Бинкс?

Гленн Типтон: Лес проходил прослушивание в Judas Priest. Он – очень талантливый барабанщик. Нам его рекомендовали. [Барабанщик] Саймон Филипс записал с нами ‘Sin After Sin’ (1977), переплюнуть его сложно, но Лес оказался на высоте.

Роб Хэлфорд: Мы были под впечатлением от этого парня, и я полагаю, нам понравилась игра на барабанах Саймона на альбоме ‘Sin After Sin’, и мы решили, что изобретательный барабанщик с такими способностями, умеющий играть на двух басовых бочках, во многом будет нам на руку. Когда сочиняешь музыку и начинаешь с примитивных идей, в голове всегда есть чёткий ритм, потому что барабаны – это фундамент любой песни. А с техничным барабанщиком вроде Леса появляется куча возможностей.

К.К. Даунинг: Саймон сыграл на ‘Sin After Sin’, и мы пригласили его в тур в качестве постоянного участника, но он отказался. Поскольку у нас вообще не было барабанщика, мы решили, что нам нужно найти достойную замену. Не знаю, кто предложил Леса, но я убеждён, что Саймон и Лес были двумя из лучших сессионных барабанщиков в Лондоне.

Лес Бинкс: Я работал с Роджером Гловером из Deep Purple и сыграл на его первом сольном альбоме. Роджера попросили стать продюсером ‘Sin After Sin’, а у группы не было барабанщика. Вот Роджер и привёл Саймона Филипса. После записи альбома у ребят наметился тур, и они вдруг поняли, что Саймон поехать не сможет, потому что занят. Роджер предложил мою кандидатуру. Я приехал к парням, и мы охренительно отрепетировали материал, после чего они попросили меня поехать в тур в рамках ‘Sin After Sin’.

Помогло ли Бинксу умение играть на двух басовых бочках получить работу?

Типтон: Помогло. Нам подходили такие быстрые песни с двумя бочками, и нужен был человек, который умел играть, как Саймон. Лес вызвался и проделал отличную работу, поэтому мы нашли своего человека.

Бинкс: Ну да, насколько я помню, барабанщики на первых двух альбомах Judas Priest играли на одной басовой бочке. Именно Саймон первым сыграл на двух [в Judas Priest], и было это на альбоме ‘Sin After Sin’. Для тура ребятам требовался барабанщик, умевший играть на двух басовых бочках. Потом этот элемент стал основной целью группы. Мы записали песню ‘Exciter’, там сплошные две басовые бочки, фактически всю песню – очень быстрый трек. Полагаю, Я думаю, такая техника игры задала темп для последующих песен и работ Judas Priest.

Хэлфорд: Да, помогло. Мы дико фанатели от Яна Пейса из Deep Purple. Слушая, как барабанщики погружаются в эти быстрые скоростные песни, нам стало любопытно, что можно сделать с этими тесситурами. Лес легко получил работу, потому что играл превосходно – именно его мы и искали.

Даунинг: Безусловно. В отличие от нас, простых смертных, молодых парней из грязного Бирмингема, которые всё ещё учились играть на своих инструментах, Лес успел поиграть с множеством крутых музыкантов. Во многом, мы его и взяли. Лес поиграл с огромным количеством опытных ребят. Мы были молоды и учились быть музыкантами, а Лес играл с теми, кто уже давно превзошёл наш уровень.

Модно было ездить в тур в поддержку альбома, а потом тут же сочинять следующий. Легко ли было сочинять песни для ‘Stained Class’?

Типтон: Да, песни вроде ‘Exciter’ и ‘White Heat Red Hot’, ‘Saints In Hell’, ‘Savage’… было именно так, как ты говоришь, и нужно было ехать в тур, делать небольшой перерыв и снова приниматься за работу. Так получилось, что мы были на волне успеха и умели сочинять композиции, поэтому они рождались естественным образом. Полагаю, когда сочиняешь больше альбомов, с новыми идеями становится туговато. Но песни для ‘Stained Class’ писались сами, всё было очень легко и непринуждённо.

Ян Хилл: Да, было очень продуктивное время. Мы были молодыми, относительно новичками, только начинали свой путь, поэтому инициативы и энтузиазма было хоть отбавляй. Альбомы писались буквально за несколько дней. Мы жили этой музыкой. Пусть создавалось впечатление, что мы постоянно гастролировали, но пару месяцев на друзей и семью у нас всё же было. Раньше все так жили – не только мы. Все мы были молодыми и целиком поглощены музыкой и группой.

Даунинг: Да, я бы сказал, что легко. На ‘Stained Class’ мы сделали именно то, что делаем всегда, когда садимся сочинять и компоновать идеи. Всегда чувствовался азарт и интерес. Кто-нибудь играл рифф или последовательность аккордов, потом кто-нибудь добавлял своё, и вдруг из ничего рождалась песня. Этот процесс будоражит. Получалось сочинять коллективно, и результатом мы были довольны, даже если песни были наполовину недоделаны. Мы знали, что у нас есть фундамент, поэтому можно творить, и считали материал достойным. Мы были очень избирательны и чётко знали, что приемлемо, а что нет.

Что собой представлял творческий процесс?

Типтон: Мы написали этот альбом точно так же, как обычно. Каждый придумывал идеи, с них начинали, а потом собирались вместе и сочиняли песни. Именно так мы и написали этот альбом, как и большинство своих пластинок. Достаточно совместить две-три идеи, происходит магия, и знаешь, что получится нечто особенное. Сидишь и дорабатываешь песню.

Хилл: Каждый сочинял дома. Это был последний альбом, на котором я указан как один из авторов. Формируешь идеи, аккорды, риффы, затем собираешься с ребятами, и вы смотрите, что получается, а что нет. После чего мы перемещались в репетиционную студию, где можно вдоволь пошуметь. Не помню, где это было. Кажется, в подвале музыкального магазина в Бирмингеме «Оса», если мне память не изменяет. Могу ошибаться, но что-то вроде этого. И мы начинали работать над песнями и доводить до ума.

Бинкс: Я живу в Лондоне, а парни жили в Бирмингеме. Я приезжал к ним на общественном транспорте, и мы сидели в маленькой студии, где записывались демо. Они нужны нам были для того, чтобы набросать основные фишки. Сначала записывали демки, потом уже шли в профессиональную студию с продюсером. Мы могли сгладить любые углы, и решить все проблемы и споры до работы в студии.

Хэлфорд: Мы всё ещё сочиняли раздельно, что было необычно. Мы не сочиняли втроём как на ‘British Steel’ (1980). Насколько я помню, мы просто пришли в студию и ни о чём не думали. Молодость и беспечность, знаете ли. Мы могли подобрать нужный нам материал. И я считаю, что ‘Stained Class’ – отличный преемник ‘Sin After Sin’. Но мы мчали вперёд, не сбавляя оборотов. И прекрасно проводили время.

Даунинг: Раньше мы сочиняли у себя в комнате и гостиной, так и было. А потом уже брали в аренду репетиционное помещение за несколько шиллингов и уже вместе пытались сыграть песни. Ну, а дальше уже надеялись сыграть эти песни живьём прежде, чем поместить их на пластинку.

Эра Judas Priest славилась быстрым темпом в песнях вроде ‘Exciter’ и уходом от более блюзовых и более прогрессивных песен. Некоторые скажут, что смена стиля и породила современный хэви-метал. А вы как считаете?

Типтон: Мы всегда гордились тем, что являемся металлической группой. Многие команды отказывались от этого старомодного ярлыка, но мы всегда гордились тем, что играем хэви-метал. Мы не считаем, что существуют какие-либо правила и ограничения. Мы могли написать ‘Last Rose Of Summer’, и она абсолютно не похожа, скажем, на ‘Eat Me Alive’. Некоторым командам достаётся за эксперименты, но в то же самое время, мы себя не ограничивали и позволили группе развиваться естественным образом, пытаясь разрушить привычные для жанра рамки и границы.

Хилл: Постепенно рождался хэви-метал – да, так и было. Это был плавный процесс. Похоже, многие думают, что это случилось в одночасье, но нет. Этот жанр развивался. Благодаря Саймону Филипсу и Лесу Бинксу и их игре на двух басовых бочках многие стали играть более быстрые песни, ставшие критерием хэви-метала. Если угодно, это была эволюция – формировалось новое звучание и шаблоны.

Бинкс: Ранний материал группы отдавал прогрессивным роком. Чистым металлом его назвать сложно. Но ребята стали играть тяжелее, и постепенно начало вырисовываться металлическое звучание. Я думаю, всё было органично. Раньше некоторые музыканты так и считали. Сомневаюсь, что кто-либо делал это осознанно. Всё развивалось естественным образом, потому что именно так многие и хотели играть. Чисто инстинктивно.

Хэлфорд: Да, я думаю, тебя вдохновляют окружающие музыканты и команды. Первой группой с тяжёлыми риффами была и всегда будет Black Sabbath. Они и есть родоначальники. Многие их песни были довольно медленными. Иногда только они разгонялись. Мы с радостью развивали эту форму музыки и экспериментировали, продолжая вносить разнообразие. Мы всё ещё искали себя и узнавали свои способности.

Как барабанщик Лес Бинкс стал соавтором одной из классических песен группы, ‘Beyond The Realms Of Death’?

Типтон: Лес придумал основную идею для ‘Beyond The Realms Of Death’, и оказалось, что это одна из наших классических песен. Мы всегда рады идеям и предложениям, если песня крутая и может сделать альбом лучше. И Лес попал прямо в яблочко.

Хилл: Он придумал оригинальный рифф [напевает рифф]. Да, это он его придумал. На репетиции. Помню, он играл на гитаре этот рифф, нам всем понравилось, и мы стали над ним работать. Роб придумал текст. Мы почти ничего в песне не меняли.

Бинкс: Когда мы репетировали материал для ‘Stained Class’, для меня стало очевидным, что большая часть песен довольно быстрая. Мне кажется, всегда полезно немного разбавить быстрые песни на концерте и сбить темп. Если постоянно играть на молниеносной скорости – всё становится одинаковым. Поэтому хорошо, когда в репертуаре есть что-нибудь медленное и мягкое, а потом и разогнаться можно. Песня начинается с акустической гитары, затем переходит в тяжёлый рифф, а в конце превращается в настоящий эпик. Я решил, что прикольно было бы что-нибудь такое придумать. Сидел дома с акустической гитарой и написал вступление, потом поработал над средней частью, и песня была готова. Я записал демо на простом домашнем оборудовании. Соло играть я не умею, поэтому сочинил всё кроме них. И я неуклюже сыграл левой рукой; я сыграл кверху ногами на гитаре для правшей. Не спрашивай, как я до этого додумался. Никогда не относился к игре на гитаре серьёзно и ни одного урока не взял. Я – самоучка. Хотелось сыграть на мелодичном инструменте, поэтому я и взял акустику. Принёс запись ребятам, взял одну из гитар и показал аккорды. Им понравилось.

Как продюсер Деннис Макай помог сформировать звучание пластинки?

Типтон: От него требовалось качественное звучание альбома. Он – отличный парень, с ним очень просто. Нам и не нужны были предложения, хотя мы и не возражали. Мы всегда сами были в состоянии поработать над аранжировками. В этом плане мы чувствовали себя комфортно и уверенно. Мало кто любит, когда лезут в чужой монастырь со своим уставом, сбивая группу с верного пути, поэтому мы всегда относились к этому с подозрением. С Деннисом было приятно работать, и результатом мы довольны.

Хилл: От него требовался хороший звук – мощный и «вылизанный». Песни у нас были готовы ещё до того, как мы пошли в студию. Изменений практически никаких не было – может быть, парочка. От него требовалось сделать качественно звучащую пластинку. Песни и аранжировки мы придумывали сами.

Бинкс: Нам очень понравилось с ним работать. Он был классным, приятным милым парнем, с ним было легко. Результатом мы довольны. Вклад его был скорее техническим, нежели музыкальным. Все песни были записаны на демо ещё до того, как мы пошли в студию, их формат не изменился.

Хэлфорд: Мы были уверены в своих песнях и готовы отстаивать своё, но всегда адекватно относились к конструктивной критике и советам. Однако мы справились сами.

Даунинг: Насколько мне известно, Деннис работал студийным звукоинженером. Начинал он, возможно, с продюсера, хотя я уверен, что он приложил руку к созданию нескольких крутых альбомов. Деннис не лез с идеями, он дал нам сделать всё самим. Мы всегда знали, чего хотим. Я думаю, любой продюсер, работающий с Judas Priest, скажет: «Окей, К. К. Даунинг знает, что хочет, Гленн и Роб тоже знают, и между ними будет битва. А если ещё и я вмешиваться буду – начнётся настоящая война!». Деннис был перфекционистом и трудоголиком, он выполнял свою работу эффективно и продуктивно. От него требовалось, чтобы пластинка звучала качественно, и мы друг друга поняли.

Как работалось в студии Chipping Norton Recording в Оксфордшире?

Типтон: Мы всегда записывались в странных местах. Все думают, что хэви-металлическая команда записывается в крупном городе. Мы записывались в Испании и Франции, а студия Chipping Norton находится в Котсуолдс, очень красивой части Англии. Мы готовы были работать где угодно, лишь бы выполнить работу. Главное, чтобы в студии было комфортно и уютно.

Хилл: Помню, в столовой стоял бочонок местного пива [смеётся]. Студия находилось в местечке Котсуолдс, и там очень красиво. Цепь холмов, типичная английская сельская местность – безумно красиво. Чиппинг-Нортон – один из древних маленьких посёлков. Все представляют, что такое английская деревня – вот это она и есть. Милое местечко, правда. После громкой музыки и шума мы там действительно отдыхали, когда не работали – а без этого никак. Нужно иногда перезарядить батарейки.

Бинкс: Я приехал в студию одним из первых, чтобы установить барабаны и отстроить звук. Первый день я работал с Деннисом один, всё с ним настраивали. Ребята приехали на следующий день, и мы начали работать над песнями. Парни знали, какое звучание гитар им нужно, поэтому в основном всё делали сами. Деннис никакой вклад в музыкальные идеи не делал. Насколько я помню, было весело и увлекательно. Никаких загвоздок не было. Как только мы настроили инструменты, всё пошло как по маслу. Дорожки мы записали довольно быстро.

Хэлфорд: Идиллическое место. Красотища. Британская сельская местность прямо как с открытки срисована. За сотни лет там мало что изменилось. Царит особенная атмосфера. Мы, как и многие команды того времени, приезжали с вещами и жили в студии. И я считаю, это хорошо, потому что музыка основана на эмоциях. Важно было всё делать вместе, быть коллективом – это сказывалось на рабочей обстановке, и я считаю, напрямую связано с результатом. В общем, жили все вместе. У нас было расписание – работа, ужин, после чего можно было ещё поработать, и так семь дней в неделю.

Даунинг: Помню, мы приехали и принялись за работу. Мы плохо ориентировались в округе и студию плохо знали, но никто не валял дурака, поскольку мы знали, что на нас возложены большие ожидания. Дорогое было удовольствие; такие студии стоили кучу денег. Конечно же, все работали по расписанию и согласно бюджету. Но мы выполнили свою работу на высоком уровне, как рабочие. Никто не хотел записывать по сто дублей, все относились к своей работе ответственно. Я всегда старался по возможности записать с первого дубля, и не копаться в деталях, потому что это ужасно [смеётся]. Я всегда старался как следует подготовиться дома, и записывая партии, выкладывался, потому что понимал, что время в студии ограничено, а лишних денег тратить не хотелось, поэтому и работу свою выполнял качественно и добросовестно. И от остальных ребят ожидал того же.

Идею перепеть песню группы Spooky Tooth ‘Better By You, Better Than Me’ вам подкинул лейбл или кто-то из ребят?

Типтон: Честно говоря, я не помню. Может быть, лейбл предложил, а может быть, они сказали, что хотели бы услышать какой-нибудь кавер, а выбрали мы уже сами. Не помню, кому в голову пришла идея записать эту песню. Просто так мы, конечно же, не стали бы помещать трек на альбом, потому что считали это коммерцией. Песня должна была нам подходить. Мне кажется, мы проделали отличную работу. В конце концов, если бы получилось плохо, на альбоме бы песни не было.

Хилл: Кажется, идея появилась уже позже. Возможно, лейбл предложил. Новые команды пытались добиться узнаваемости, поэтому исполняли известную песню или песню, о которой хотя бы многие слышали, пытаясь привлечь интерес. Не помню, кто решил выбрать ‘Better By You, Better Than Me’.

Бинкс: Вроде бы лейбл предложил. Если бы группе песня не понравилась, они бы не стали её играть. Мы решили, что стоит попробовать, и записали свою версию. Прекрасная была песня. Мы с удовольствием её записали.

Хэлфорд: Ну, здорово было, что даже на той стадии Judas Priest пробивали себе путь к успеху в Америке. Мы понятия не имели, насколько мощным инструментом там является радио, и мы по-прежнему во многом благодарны радиоэфирам. Мы поняли о том, что радио творит чудеса, после записи ‘Diamonds And Rust’ [с альбома ‘Sin After Sin’]. В то время эту песню исполняли многие американские артисты, и я полагаю, лейбл хотел, чтобы популярность группы росла. Представители лейбла понимали, если твой трек крутят по радио – пусть и не так часто – это уже путь к успеху. Группу Spooky Tooth в Штатах знали очень хорошо, поэтому мы и решили сделать что-то наподобие ‘Diamonds And Rust’ [песня американской фолк-певицы Джоан Баез]. Песня была уже сама по себе популярна и пользовалась спросом на радио. Не знаю, насколько эта идея оказалась успешной, но мы согласились, потому что об Америке знали ещё очень мало.

Даунинг: Раньше лейблы пытались уговорить группу сделать кавер для радио. Я думаю, в этом и вся суть. И я прекрасно это понимаю. Радиостанции готовы были крутить известную песню в исполнении относительно новой команды, чем неизвестную песню неизвестной группы. Раньше многие приходили на радиостанции, выбирали материал и включали сотрудникам новые песни.

Альбом оказал влияние на зарождающуюся НВБХМ (Новую Волну Британского Хэви-Метала), которая, в свою очередь, повлияла на команды вроде Metallica, Megadeth и других. Вы знали, что в конце 70-х стали появятся молодые английские металлические команды вроде Iron Maiden, Def Leppard и других?

Хилл: Да, знали. Как я и сказал, мы жили и дышали музыкальной индустрией. Мы знали больше, чем сегодня, потому что ты был полностью погружён. Конечно же, мы слышали про Iron Maiden и Def Leppard, и остальных тоже. Знали мы, что оказывали на них влияние – возможно, вопрос сомнительный. А если это так – нам очень приятно [смеётся]. Если мы на кого-нибудь из них оказали влияние – спасибо огромное за комплимент.

Бинкс: Да, я видел, как развивалась эта сцена. Многих музыкальных журналов сегодня уже нет, потому что времена изменились. Раньше я следил за последними новостями. Но вместе с ними в Великобритании появились панковские команды вроде The Sex Pistols. Многие звукозаписывающие компании без особого энтузиазма относились к металлическим командам, потому что считали эту музыку панком, и новая волна должна была стать следующей находкой, куда им стоило вкладываться. К сожалению, панковская сцена была ориентирована не на стадионы, а на клубы. В Америке хотели видеть стадионные рок-группы, которые смогли бы собрать огромные концертные площадки. Панковским командам такое было не по зубам.

Хэлфорд: В этом и прелесть музыки – понятия не имеешь, чего достиг и на кого повлиял. За годы некоторые из упомянутых тобой команд – мы все прекрасно знаем этих музыкантов лично – не раз упоминали о наших песнях, и КТО БЫ МОГ ПОДУМАТЬ? Это потрясающе. Вот так всё и происходит; это вне нашего контроля.

Даунинг: Помню, мы заканчивали сведение ‘British Steel’ (1980), и наш продюсер Том Аллом сказал, что появилась молодая команда, которая очень хотела бы прийти в студию и послушать наши песни. Мы спросили, кто они такие, и Том ответил, что группа называется Def Leppard. Он продюсировал их первый альбом. И они приехали в студию на Титтенхёрст-Парк, это был дом Джона Леннона, который он продал Ринго Стару. Совсем молодые ребятишки. Приехали и тихо сели сзади. Совсем школьники ещё.

Вы существуете уже многие десятилетия, имея множество успешных альбомов. Можно ли назвать ‘Stained Class’ знаковым альбомом?

Типтон: Один из знаковых альбомов, да. На мой взгляд, ‘Sad Wings Of Destiny’ (1977) и ‘Screaming For Vengeance’ (1982) и даже ‘British Steel’ (1980) – это тоже знаковые альбомы. Но и ‘Stained Class’ заслуживает своего места. У него уникальное звучание. Не могу сказать, что качество было прекрасное, но подростки на это не обращают внимания – они слушают песни. С другим звучанием всё было бы иначе. Когда я слышу некоторые песни с альбома, ностальгирую по тем временам. Словно возвращаюсь в прошлое.

Хилл: Да, на то время был. Но потом, опять же, любой музыкант или группа скажет, что последний их альбом – лучший, потому что они вложили в него всю душу и потратили немало времени. В то время ‘Stained Class’ был лучшим в нашей дискографии. Потом мы перешли к ‘Hell Bent For Leather’ (1978), и потом уже ОН был лучшим. С каждым альбомом мы старались двигаться вперёд. Мы никогда не почивали на лаврах. Некоторые группы так делают и благодаря этому популярны. Но мы такого никогда не делали. С каждым альбомом мы стараемся немного меняться и прибавлять.

Бинкс: Похоже, что это так, и не важно, что я думаю. Во время сочинения пластинки ты полностью погружён в музыку, которую создаёшь, и не думаешь, будет альбом каноническим или нет. Такие комментарии появляются обычно лишь спустя несколько лет. Могу лишь сказать, что каждый наш совместный поход в студию – прекрасное времяпровождение, мы наслаждались музыкой, которую сочиняли. Мы отдавались без остатка и хотели добиться лучшего результата. А дальше уже публика реагирует и принимает новый материал, либо не принимает. Тут мы бессильны. Всегда надеешься на лучшее. Сегодня многие альбом хвалят, и я читал об этом в интервью и комментариях – похоже, это очень влиятельная пластинка.

Хэлфорд: Это всё из-за песен. Две или три песни на альбоме дарят мне это чувство, особенно ‘Exciter’ и ‘Beyond The Realms Of Death’, и «тёмная лошадка», ‘Saints In Hell’. Великолепная троица. Вся пластинка мощная и хорошая, но есть песни, которые выделяются на фоне остальных, толкаю вперёд. Приятно вспомнить, что, пластинка, безусловно, стала важным моментом не только в карьере группы, но и в металлической музыке.

Даунинг: Мы считали, если наш жанр добьётся мирового успеха, мы должны раздвигать границы и рамки. Но и не забывать сочинять в первую очередь для себя. Однако не забывать и о разносторонности, иначе всё быстро наскучит. Каждая пластинка уникальна и индивидуальна, и мне это нравится. ‘Stained Class’, безусловно, уникален по-своему – приятные и особенные воспоминания, поскольку альбом отличается от предыдущего и следующего.

Изменилось ли ваше отношение к пластинке после судебного разбирательства в 1990 году? Кто-то якобы посчитал, что в песне ‘Better By You, Better Than Me’ была замаскирована фраза, побуждающая слушателей к самоубийству.

Типтон: Не сказал бы, потому что никакого подсознательного посыла мы в свои альбомы не вкладывали. На хрена нам побуждать своих же фэнов к самоубийству? Какой в этом смысл? Но нужно идти, зарабатывать свои деньги и делать карьеру, выступая на публике, и поездка в Штаты стала одним из таких моментов, поэтому приходится стойко переносить превратности судьбы. Время от времени обязательно кто-нибудь появится и нападёт. Но мы чувствовали, что несём флаг хэви-метала. Никакого подсознательного посыла не было. Это был фарс, и американские налогоплательщики за это платили. Альбом нам нравился, потому что ничего плохого мы не сделали. Нам было жаль семьи, ставшие жертвами адвокатов, но совесть наша была чиста. Нас в итоге признали невиновными.

Хилл: Конечно, нет. Суд для нас был шуткой. Мы реально думали, что все прикалываются. Да какой музыкант, будучи в здравом уме, желал бы смерти своим поклонникам? Здесь разговор о коммерческом самоубийстве. Нас это не волновало ни в коей мере. Мы знали, что некоторые адвокаты навязывали свои услуги, пытаясь нажиться на нас и своих жертвах. В остальном же, это было впустую потраченное время. Отвечать там было не на что. Никаких намерений в звуках не было. Шум на заднем плане, который, возможно, слышен на пластинке, был не более чем совпадением. Возьми любой альбом и прислушайся – всегда можно к чему-нибудь придраться.

Бинкс: Суд в Америке не имел ничего общего с музыкой. Через суд хотели нажиться на группе и лейбле, потому что дети из неблагополучных семей не получили должного воспитания и внимания со стороны родителей – отсюда и самоубийство. Причем здесь музыка? Это же просто смешно – подозревать и обвинять группу в том, что она желает смерти своим фэнам. А кто тогда будет альбомы покупать? Если они будут мертвы, разве мы сможем продать кучу пластинок? Вся эта катавасия вызывает лишь смех. Бред сивой кобылы. Устроили какой-то спектакль.

Хэлфорд: Нет, абсолютно. ‘Better By You, Better Than Me’ – прекрасная песня, и я считаю, наша версия тоже поучилась достойной интерпретацией. Так уж получилось, что трек связан с тем идиотским скандалом и судебным делом. И я не про группу говорю, а про мальчишек, которые покончили собой. Раз уж на то пошло – судить надо их родителей. Мы весь процесс говорили, что мальчики любили Judas Priest. Музыка всегда сочинялась для того, чтобы дарить людям радость и удовольствие, но в этом случае обвинять нас – это просто идиотизм. Песня прекрасная, и сегодня я могу слушать её, не вспоминая о тех неприятных моментах. Нас поддерживало металлическое сообщество, и большинство американцев видели и понимали, что на нас просто клевещут.

Даунинг: Ни капли не изменилось. Это же был полнейший бред. Мне также было жаль ребят из Spooky Tooth [которые написали эту песню с якобы скрытым посланием]. Они сочинили потрясающую песню, она была для них особенной. Но для нас эта ситуация ничего не меняла. Мы должны были преодолеть эту заразу, потому что отстаивали право народа. Безусловно, я расстроен тем, что произошло. Меня, честно говоря, эта х*рня жутко раздражает.

Материал и перевод: Станислав “ThRaSheR” Ткачук

* Иностранная пресса печатается на месяц вперёд


Dimon