Главная » Металика » История создания альбома Kreator “Pleasure to Kill”

История создания альбома Kreator “Pleasure to Kill”

[Статья из журнала «Decibel» за февраль 2018 года]

ЛИКИ СМЕРТИ

Глядя на огромный успех Kreator за последний календарный год – выступление в качестве хэдлайнеров на фестивале Decibel Magazine 2017, появление на обложке нашего величественного выпуска, релиз не только одного из лучших альбомов в дискографии, но и одной из лучших пластинок года, ‘Gods Of Violence’, а также успешные гастроли за океаном и участие в многочисленных фестивалях – сложно представить, что когда-то они были неотёсанными «зелёными» юнцами, которые стремились заявить о себе и выработать своё звучание. Однако были в наших выпусках и куда более примитивные истории о годах становления ныне легендарных коллективов. И нам, и фэнам есть что вспомнить и о чем поностальгировать. В этой рубрике мы часто и без умысла проливаем свет на весьма сложные времена для музыкальной металлической сцены, что тоже увлекательно.

После ошеломительного успеха дебютной работы ‘Endless Pain’ (1985) звёзды в глазах трэш-бригады из Эссена, Германия, возможно, сияли ярко, однако участники группы – гитарист/вокалист Миланд «Милле» Петроцца, барабанщик/вокалист Юрген «Вентор» Райль и басист Роберто «Роб» Фиоретти – столкнулись с суровой действительностью. Несмотря на международное признание, они всё ещё были прыщавыми школьниками, которые не могли даже сами добраться на репетиции и концерты. Однако они увидели, что мир обратил на них внимание, и принялись сочинять второй альбом в ограниченные строки, которые им установил владелец Noise Records Карл-Ульрих Вальтербах. Ребята отправились в тогда ещё разделённый Берлин, где записали альбом с подающим надежды крутым продюсером, Харрисом Джонсом. В то же самое время музыканты Kreator практически не имели за плечами опыта живых выступлений, и место второго гитариста всё ещё находилось под вопросом.

Однако вопреки всему, немецкое трио на альбоме ‘Pleasure To Kill’ поставило себе цель: раздвинуть личные и музыкальные границы, достойно научиться играть на музыкальных инструментах и сочинить лучший трэш-метал. И мало кто мог поспорить, что всё задуманное им удалось. Начиная с яростного заглавного трека и эпичной переменчивой ‘Riot Of Violence’ и заканчивая мрачной атмосферной ‘Under The Guillotine’, альбом ‘Pleasure To Kill’ был и остаётся высшей точкой не только тевтонского трэша, но и всего жанра. Песни стали продуманнее и интереснее, профессиональное владение инструментами выросло в разы (особенно соло-партии Петроццы). Песни с альбома и сегодня исполняются живьём, и если вы пришли на трэш-концерт и не увидели хотя бы одной нашивки на спине с обложкой этого альбома – вероятно, это был дерьмовый концерт.

Мы десять лет пытались сделать этот материал, но постоянно сталкивались с множеством проблем: неудачные поиски, неубедительные просьбы, безвыходное положение, тупиковая ситуация в переговорах, языковые барьеры, упущенные интервью и вечно появляющиеся и исчезающие бывшие участники группы. Теперь же рассказ полностью готов, и мы хотели бы поблагодарить всех, кто помог воплотить задуманное в жизнь, особенно Гуннара Зауэрманна, без которого этот материал никогда не увидел бы свет.

Можно ли сказать, что ‘Pleasure To Kill’ стал своеобразной эволюцией ‘Endless Pain’, поскольку концертной практики как таковой у вас не было?

Миланд «Милле» Петроцца: Мы лишь хотели превзойти дебютник, потому что, записывая ‘Endless Pain’, мы и подумать не могли, что будет возможность записать второй альбом. Нам и ни к чему было, что от нас его кто-нибудь попросит. Первую пластинку мы сочиняли ещё совсем пацанами. Учились в школе и просто решили записать альбом, вот и всё. На втором альбоме мы поняли, что у нас есть свои слушатели, поэтому и отнеслись куда серьёзнее и много репетировали. Мы и перед ‘Endless Pain’ много репетировали, но в этот раз из репетиционной базы просто не вылезали. Хотели сочинить свой лучший альбом.

Роберто «Роб» Фиоретти: В период между ‘Endless Pain’ и ‘Pleasure To Kill’ в группе царила очень дружная атмосфера. В целом, всё шло в гору и несмотря на то, что возникла необходимость во втором гитаристе, втроём нам было комфортно, и мы занимались своим делом. Мы знали друг друга с детства – особенно мы с Вентором. Мы постоянно зависали и не только на репетициях, хотя репетировали буквально каждый день. Мы начали играть эту музыку в 14-15 лет, и ежедневные репетиции считались абсолютной нормой.

Юрген «Вентор» Райль: Нам всегда хотелось пробовать что-то новое или другое, даже в начале карьеры. Каждый альбом Kreator был прогрессом и эволюцией предыдущего.

Как общественность реагировала на ‘Endless Pain’?

Петроцца: Очень хорошо. Интернета ведь не было, поэтому и мгновенной реакции ждать не приходилось. Сегодня достаточно что-нибудь выложить и тут же на Facebook можно прочитать 200 разных мнений по этому поводу. Мы приходили на концерт Venom, видели парня с нашивкой Kreator на спине и думали: «Где он её взял?». Не в интернете же заказал [смеётся]. Я понял, что многим нравится альбом ‘Endless Pain’. Потом мы разговаривали с лейблом, и они были очень довольны продажами альбома. Не стоит забывать, что мы были школотой и понятия не имели, как устроен музыкальный бизнес. К моменту выхода ‘Endless Pain’ мы отыграли всего четыре концерта и были совершенно неопытными; совсем «зелёными» и понятия не имели, что происходит. Однако энтузиазма было хоть отбавляй, но о музыкальной карьере мы не думали.

Райль: Насколько я помню, металхэды были довольны, однако прессе мы не нравились.

В период ‘Pleasure To Kill’ вы впервые стали заниматься формальным музыкальным бизнесом – нанимать менеджера, подписывать контракт и так далее. Каково было принимать эти решения впервые в жизни?

Петроцца: У нас появился менеджер, прямо перед записью ‘Pleasure To Kill’ – в основном, мы взяли его, потому что ни у кого из нас не было прав, и мы не могли добраться на собственные выступления, а предложения стали появляться всё чаще. Богги (Богдан) Копец работал в Noise Records, но хотел попробовать себя в бизнесе и основал свою менеджмент-компанию. Мы были одной из его первых команд. Всё это было необходимо для организации и возможности выжить в зловещем мире музыкальной индустрии, частью которой мы собирались стать. Как я и сказал, я никогда не думал о музыкальной карьере; мы были простыми пацанами, играли музыку и в ус не дули.

Райль: Мы были молоды и бизнес нас мало интересовал. Главной для нас была музыка и, конечно же, развлечения.

Фиоретти: Богги нам здорово помогал. Он был старым другом и как менеджер отвечал за мерч, а мы в свою очередь могли сосредоточиться на музыке.

Карл-Ульрих Вальтербах, основатель лейбла Noise Records, хотел, чтобы его группы выпускали по альбому в год. Тяжело ли вам было подписываться на такие сроки, имея жёсткий лимит времени? Изменился ли из-за этого творческий процесс?

Петроцца: Ну, вообще-то, мы оба альбома так и сочиняли. На ‘Endless Pain’ мы использовали демо из четырёх песен, и нравилось нам только две из них, поэтому пришлось очень быстро сочинять ещё восемь. На ‘Pleasure To Kill’ мы начали с чистого листа. Но нам нравилось такое давление, потому что мы хотели поскорее вернуться в студию. Мы знали, какие ошибки допустили на первом альбоме и теперь отдавали себе отчёт в том, что делали. Мы даже наняли более толкового продюсера – Харриса Джонса, работавшего с Helloween и другими командами, которые нам очень нравились. Было ощущение, что с ним мы сделаем большой шаг вперёд. В плане сочинения песен и умения играть мы прогрессировали со времён ‘Endless Pain’ довольно быстро. Мы играли на пределе своих возможностей. А почему бы, собственно, и нет? Сегодня я слышу косяки, но такова атмосфера; вся «соль» именно в этих косяках – рубить металл и растворяться в нём. Мы, как и все, обменивались кассетами и знали все команды в мире, коих было не так уж и много. Мы тащились от Possessed, Slayer и Metallica, и знали, что хотим записать альбом, звучащий не хуже ‘Kill ‘Em All’ или ‘Hell Awaits’. Основной целью было придумать что-нибудь интересное и забойное.

Фиоретти: Планов идти в студию и записывать ‘Pleasure To Kill’ не было. Наперёд мы не думали. Просто продолжали заниматься своим делом и амбиции росли. Вышла классная пластинка, и мы долгое время исполняли живьём многие песни с этого альбома. Отметился каждый, но за лирику отвечал исключительно Милле. Ещё он написал бОльшую часть музыки, но в творческом процессе участвовали все.

Райль: На металлической сцене было не так много команд. И придумать что-то креативное было гораздо легче. Сегодня сложно придумать что-то оригинальное, да и с названиями песен туговато, потому что куча всего вокруг. Карл в итоге приспособился к нашему стилю работы и, поработав с нами несколько лет, уже не пугал своими ограничениями.

Как прошла поездка на студию в Берлин? Это ведь был ваш второй раз, верно?

Петроцца: Да, мы второй раз поехали записываться в Берлин, но работали с разными продюсерами. Хёрст Мюллер ‘Endless Pain’ [Хёрст Мюллер], если честно, был так себе. Харрис Джонс был настоящим продюсером, и помогал нам с записью. Ему было важно, чтобы мы играли плотно и слаженно. Для каждой песни мы записывали дублей по сто, и звучание было качественное, а ‘Endless Pain’ записывал парень, который понятия не имел, что делать с этой музыкой и с облегчением вздохнул, когда мы свалили. Мы записывали ‘Endless Pain’ 14 дней, и через десять дней он отправил нас домой, поскольку не понимал, что происходит, и поскорее хотел с этим покончить. На ‘Pleasure To Kill’ мы работали каждый день, и Харрису наша музыка понравилась. Он работал с панковскими командами, разбирался в андеграунде и прекрасно выполнил «домашнее задание». Он знал, что собой представляла металлическая сцена и подпольный хардкор-панк. Джонс относился к нам очень серьёзно и разделял наши взгляды.

Райль: Помню, в Берлине было ужасно холодно, и мы снова ехали через ГДР. Каждый раз приключалась какая-нибудь история.

Германия тогда была разделена на запад и восток. Какие воспоминания о восточной Германии?

Петроцца: Да, чтобы добраться в Западный Берлин, нужно было проехать через ГДР. Пришлось ехать через коммунистическую часть Германии, чтобы добраться до студии, и это было жутко. Ехали мы уже второй раз, но было странно, потому что пропускная политика там была совершенно другая. Пограничники вели себя очень агрессивно и жёстко, и было странное ощущение, но с другой стороны, было весело и необычно, потому что мы ехали в этот мрачный таинственный город. Нельзя было сворачивать с шоссе. Можно было только заехать в магазины и на заправку, которые стояли прямо возле шоссе, и всё. Нельзя было без разрешения никуда сворачивать. В Западном Берлине был совершенно новый мир. Мы будто на остров попали. Очень много творческих личностей. В 80-х Западный Берлин породил множество артистов, и многие панковские и авангардные команды появились именно там – к примеру, Einsturzende Neubauten. Полезный опыт.

Райль: Нужно было проехать через Восточную Германию по специальной автомагистрали. Сворачивать с дороги и останавливаться было запрещено. Только вперёд, на Берлин, так сказать! Восточную Германию мы, считай, и не видели.

Фиоретти: Восточную Германию мы так и не увидели, потому что нельзя было никуда сворачивать. Мы ехали по шоссе всё время вперёд. Если хотел быстро проехать через пограничный контроль, можно было подогнать таможенникам журналы или шоколадку!

Поскольку опыт работы в студии у вас уже был, легко ли было приспособиться к новому, более толковому продюсеру в лице Харриса Джонса? И было ли комфортно с ним работать?

Петроцца: Да, конечно. Мы были рады, что с нами человек, который может помочь, и были довольны результатом, находясь в комнате с микшерным пультом. Мы начали верить, что может получиться реально убийственный альбом. Звучал он так же круто, как и всё, что мы слушали, и мы всё больше были поглощены процессом. Чувствовался энтузиазм, а это означало, что каждый выкладывался без остатка. Увлекательное было время.

Райль: Приятно было оказаться в студии во второй раз. В некоторой степени, мы чувствовали себя гораздо опытнее. Харрис был классным парнем, но расслабляться не давал. Была строгая дисциплина. Мы считали себя опытными в плане работы в студии и многое повидавшими, однако Харрис очень мягко опускал нас на землю.

А была ли конкуренция между вами и другими немецкими командами вроде Sodom, Destruction и Tankard, тоже выпустившими свои альбомы?

Петроцца: Не было никакой конкуренции. Мы все были большими поклонниками тех команд, и раз уж на то пошло, хотели соревноваться по-дружески, но «настоящей» конкуренции никогда не было. Для меня [гитарист] Майк [Зифрингер] из Destruction был одним из лучших гитаристов в трэше, поэтому, конечно же, я старался сочинять риффы в его стиле. Пытался писать риффы в стиле Slayer, Possessed или Celtic Frost. Все мы участвовали в зарождении трэшевой сцены, поэтому часто конкурировали со многими командами со всего мира. Мы вели переписку с парнями из Sepultura, и они присылали нам свой материал. Мы слушали и пытались въехать в бразильский трэш, а также в команды из Бельгии и Дании. Столько всего творилось, поэтому местной конкуренцией не ограничивалось. Раз уж на то пошло, это было мировое движение, и каждый добавлял в этот новый музыкальный стиль что-то своё.

Райль: Я конкуренцию никогда не чувствовал. В конце концов, все мы были частью одной сцены и старались во благо общего дела. Все дружили и всячески поддерживали друг друга. Однако было много интересных и памятных тусовок…

Как проходила запись альбома ‘Pleasure To Kill’?

Петроцца: Записали и свели альбом мы за 14 дней. По большей части всё прошло гладко. Было пару косяков, особенно когда мы слишком быстро играли некоторые песни. В студии я был единственным гитаристом, поэтому сложностей не возникло. Работали, ни на что не отвлекаясь, но стресса не испытывали.

Райль: Давление мы оказывали на себя сами. Всегда стремились превзойти предыдущие работы, только понятия не имели, как.

Фиоретти: Мы приехали в берлинскую музыкальную лабораторию. Харрис Джонс дал нам сыграть, сделал кое-какие поправки, и все было готово. Никто не сидел в студии месяц с лишним, как сегодня. Тридцать лет назад всё было гораздо быстрее. Харрис Джонс выглядел как американец, кем, безусловно, не являлся. Работать с ним было одно удовольствие.

На ‘Pleasure To Kill’ вы продолжили разделять вокальные обязанности, но Вентор стал петь меньше? Если не ошибаюсь, он спел всего на одной песне.

Райль: Ошибаешься [смеётся]. Я ору на трёх песнях в ‘Pleasure To Kill’ и в одной на альбоме ‘Terrible Certainty’ [1987].

Петроцца: Мы связывали это с тем, кто писал тексты и считал, что у него получится лучше. Вентору играть на барабанах и петь никогда не нравилось. Неудобно. В период ‘Pleasure To Kill’ он хотел полностью сконцентрироваться на барабанах, и в период ‘Terrible Certainty’ мы решили, что вокалистом в группе буду я.

Как общественность отреагировала на альбом ‘Pleasure To Kill’?

Петроцца: Был ажиотаж и вдруг мы стали много гастролировать. Впервые поехали в Штаты. Зависали с Voivod в туре по Северной Америке. Отыграли по всей Европе, ещё больше фестивалей, гастролировали с Destruction и Rage, и что-то начинало шевелиться – нас стали воспринимать серьёзнее.

Райль: Нам были рады. Даже пресса похвалила!

Как вам поездка в Штаты?

Петроцца: Тур начался в Канаде. Отыграли шикарные концерты в Монреале и Квебеке и зависали с друзьями по переписке из команды Slaughter. Был выходной день, и мы тусовались. Они устроили нам экскурсию по Монреалю; угостили какими-то грибочками и мы улетели. Чудно время провели. У нас с Voivod был общий фургон, и мы исколесили все Штаты. Весёлое было время. Денег не было; иногда жили на десять баксов в день и как-то умудрялись выживать. Мы встретили многих, с кем вели переписку. Дэнни Лилкер показал нам Нью-Йорк, я видел ребят из Hirax – да кого я только ни видел. Все приходили на наши выступления и здоровались. С этими ребятами я долгое время обменивался кассетами, а теперь мы, наконец, увиделись. Музыкальная сцена была гораздо меньше, но именно с нас начинался экстремальный металл.

Райль: Историй полно, и если бы я мог их вспомнить, можно было бы написать целую книгу! Здорово было впервые оказаться в США. Да каждый раз приятно туда приезжать.

Фиоретти: Честно говоря, я мало что помню. Я столько раз был в Америке, что уже всё перемешалось. Кажется, мы тусили с D.R.I.. Помню, нас считали слишком мелкими и не продавали алкоголь. Это и раздражало, и забавляло. Мы родом из «Рупорта» – так местные называют наш промышленный Рурский район – и там можно купить пиво на каждом углу, но мы были в Нью-Йорке, и приходилось пить из пакетов, да ещё и просить кого-нибудь купить нам бухло. Конечно же, США особо посмотреть не удалось – времени не было. Выступаешь, спишь и большую часть времени колесишь. Но то, что мы увидели, нас глубоко впечатлило. Мы были совсем детьми и будто в сказку попали. Увидеть после серых рабочих районов небоскрёбы Манхэттена было настоящим событием. Всё казалось огромным и эмоции нас переполняли. Мы со многими подружились, и помню, Дэнни Лилкер пришёл на несколько наших выступлений – потрясающий парень. К счастью, Америка была не похожа на Великобританию, где на концертах в нас харкали. Сначала мы сочли это за оскорбление, но потом узнали, что это знак уважения и видели, как многих оплёвывают с ног до головы. Странный, конечно, способ выразить уважение, и я очень рад, что этот ритуал вышел из моды.

Хотелось бы что-нибудь сделать на альбоме ‘Pleasure To Kill’ по-другому? Какой бы совет вы дали себе молодым?

Петроцца: Я бы, честно говоря, его перезаписал и не стал бы ничего в нём менять. Я в очень юном возрасте попробовал алкоголь и наркотики и прошёл через это. Я видел, как многие подсаживаются на это дерьмо, разменяв уже третий, а то и четвёртый десяток, а в этом возрасте гораздо сложнее слезть, нежели когда ты молод и организм быстро восстанавливается. Я рад, что ещё подростком всё для себя решил. С точки зрения бизнеса я бы, может быть, что-то и сделал иначе. Конечно же, сегодня я знаю гораздо больше, чем тогда, и дал бы себе множество советов, учитывая, что прошло уже 30 лет. С другой стороны, на ошибках учатся, и без них я не стал бы тем, кем стал.

Райль: Я от многих музыкантов и поклонников слышал, что ‘Pleasure To Kill’ изменил их образ жизни и оказал огромное влияние. Я искренне верю, что хотя бы по этой причине не стоит трогать эту пластинку. Наверное, себе молодому я бы сказал, что надо больше практиковаться играть левой рукой!

Фиоретти: Я о своём времени, проведённом в Kreator, не жалею. Это была честь, и я превратил хобби в прекрасную работу. А когда все закончилось, никакой обиды не было и нет. Просто мы разошлись и всё. Сейчас я живу в другом городе; Милле я не видел уже 25 лет и не помню, когда видел последний раз Вентора. Мы прекрасно проводили время, но сегодня у меня другая жизнь, и я не жалею. Я бы не стал менять ровным счётом ничего в этом альбоме. Там всё так, как должно быть.

*********

Харрис — наш спаситель
Интервью с продюсером альбома

Помнишь, как работали над альбомом ‘Pleasure To Kill’? Насколько хорошо ты был знаком с ребятами до работы в студии?

Полагаю, до студии я с ними не встречался. Как и большинство немецких трэшвых команд, они родом из Рурской области северо-запада, а я жил в Берлине. Слушая их первый альбом, я подумал, что звучание и качество пластинки можно сделать гораздо лучше.

Расскажи о первых впечатлениях.

Они прислушивались к моим советам, готовы были пробовать разные фишки. Я заметил, что барабанщик был очень быстрым, но иногда сбивался с ритма. Мы успешно выровняли его игру и записали очень плотный и целостный альбом. Достичь этого было сложнее – специальных компьютерных программ, как сегодня, не было.

Как проходила запись? Расскажи о любимых воспоминаниях.

Милле – один из тех вокалистов, которые без гитары чувствуют себя за микрофонной стойкой некомфортно, и это показал язык его тела. Кажется, я помог написать вступление к альбому [‘Choir Of The Damned’] и было весело над ним работать.

Насколько сильным ты считаешь свой вклад в создание этого канонического альбома?

Меня на альбоме слышно. Я помог ребятам сделать важный шаг вперёд. Работая со мной, ещё больше команд через это прошли. Моей целью было вытащить из парней максимум. Было весело и я рад, что многим до сих пор нравится этот альбом. Обычно мне говорят за него «спасибо». Мы проделали достойную работу и ребята большие молодцы. Это касается не только Kreator. Эти альбомы остаются в памяти.

Материал и перевод: Станислав “ThRaSheR” Ткачук

P.S. Статья с историей “Pleasure to Kill” из журнала “Terrorizer” прямиком из нашего Метбаш-архива всё ещё доступна к прочтению по этой ссылке.


Dimon