Главная » Металика » История трэша. Он жив

История трэша. Он жив

[Материал из журнала «Metal Hammer» за сентябрь 2018 года *]

ЧАСТЬ 4

В новом тысячелетии трэш, наконец-то, вылез из болота 90-х. Многие легенды и ветераны жанра реформировались, а новая волна коллективов с радостью приняла эстафету.

В новом тысячелетии доминировали гитары в пониженном строе, хип-хоп биты и мешковатая спортивная одежда. Команды вроде Korn, Limp Bizkit и Disturbed занимали высокие места в хит-парадах, а трэш-метал, изначальный жанр-неудачник, в этом мире нью-метала вновь стал неудачником. Однако многие, достигнувшие совершеннолетия в 80-х, изголодались по более техничной и агрессивной музыке. Вышедшие в 2000 году дебютные альбомы Lamb Of God и Killswitch Engage внезапно вновь вернули значимость и актуальность влияния трэша, возглавив возникшее в конце 20 века движение, получившее название «Новая Волна Американского Хэви-Метала».

«Появилась новая поросль команд, начиная с Shadows Fall, Killswitch Engage и Lamb Of God, перенявших эстафету у коллективов 80-х, – с энтузиазмом рассказывает босс Anthrax Скотт Ян, – они эту музыку немного изменили, подогнав под себя, как и мы в своё время, и вернули былой энтузиазм и надежду на возрождение жанра».

В то же самое время пионеры трэша почувствовали в себе прилив новых сил, и у них открылось второе дыхание. Ветераны из Района Залива, Testament, вновь разожгли потухшее пламя альбомом ‘The Gathering’ (1999) – сведением и мастерингом которого занимался Энди Снип, бывший гитарист британских эксцентричных трэшеров Sabbat – а немецкие первопроходцы Destruction воссоединились с харизматичным фронтменом Шмиром. Все 90-е они плыли по течению в погоне за трендами и новым обликом, но альбом ‘All Hell Breaks Loose’ (2000) оказался кислотным раствором, хорошенько промывшим глаза поколению нового тысячелетия, навсегда смыв неопределённость 90-х. Kreator пошли тем же путём, альбом ‘Violent Revolution’ (2001) стал настоящим откровением для недоумевающего поколения хэдбенгеров, искренне полагавших, что фронтмен Милле Петроцца продал душу готам.

«Я искал нового продюсера и вышел на Энди Снипа, потому что мне очень понравилась его работа с Testament, – вспоминает Милле, – конечно же, я знал Энди ещё со времён Sabbat, и в студии царила потрясающая атмосфера. Мы были полны энтузиазма, работали день и ночь. Он реально меня мотивировал и вытаскивал из меня лучшее. Kreator выступали вместе с Sabbat на самом первом рок-концерте в Восточном Берлине после падения стены, и вот, спустя 10 лет, мы вместе с ним продюсируем альбом ‘Violent Revolution’ – кто бы мог подумать?!».

Остальные архитекторы трэша разбежались по дневным работам и незаурядным командам, а кто-то наслаждался отцовством и отвозил по утрам детей в школу и посещал родительские собрания; чтобы собрать всех воедино, нужна была поистине ужасная причина. В 2001 году у фронтмена (и талисмана) Testament Чака Билли диагностировали редкую форму рака. Благотворительный концерт в Сан-Франциско «Трэш Титанов» воссоединил целую плеяду оригинальных «бэй-эриевских» команд, которые уже давно забыли, что такое нарезать трэш: Exodus, Death Angel, Heathen, Vio-Lence, Forbidden Evil, Sadus – даже Legacy со Стивом «Зетро» Сузой на вокале, существовавшая ещё до появления Testament.

«Моя болезнь всех нас вновь объединила, – размышляет Чак, – все группы, в которых были разногласия, на один день о них забыли и подарили нам потрясающие эмоции. Это был особенный вечер для Района Залива; концерт действительно вновь раздул тлеющие угольки внутри тех коллективов. Многие поддержали нас по всему миру и сохранили веру в светлое будущее».

Это мероприятие спасло не только Чака и Testament, но и всю трэшевую сцену. В результате Exodus и Death Angel вернулись на передовую с прекрасными убойными альбомами, вызвавшими у поклонников настоящую эйфорию. Но гитарист Exodus Гэри Холт считает, что возрождение жанра затянулось.

«Когда в 2004 году мы выпустили ‘Tempo Of The Damned’, многие говорили мне о так называемом «возрождении трэша», и я всегда отвечал: «Поверю, когда увижу сам». Однажды мы выступали в Колорадо, и на нас пришло восемнадцать человек. На мой взгляд, Exodus сделали бесконечно много для того, чтобы возродить трэш – мы долгое время бились и боролись за эту музыку, потому что остальные ни хера не делали. Но мы не сдавались».

С 2004 по 2010 годы трэш вернулся на передовую металла. Anthrax и Testament собрались в классическом составе, Slayer выпустили ‘Christ Illusion’ (2006) – первый альбом с Дэйвом Ломбардо за 16 лет – а Megadeth удивили критиков пластинкой ‘Endgame’ (2009). Даже Metallica снова стали сочинять трэшевые риффы. Воссоединения групп стали распространяться подобно трэшевой сыпи, и практически каждый давно забытый коллектив из 80-х вновь медленно стал о себе заявлять.

Этот всплеск и энтузиазм не только мобилизовал ветеранов, но и вдохновил новое поколение ребят, выросших на трэше. Toxic Holocaust и Municipal Waste выпустили дебютные пластинки в 2003 году, и, казалось, их альбомы (как и названия групп) вылезли непосредственно из токсичных свалок 80-х, а вслед за ними появилась целая куча вдохновленных подростков, отчаянно рвущихся рубить старый добрый трэш в надежде возродить былую магию: Evile, Gama Bomb, SSS, Havok, Lich King, Skeletonwitch, Bonded By Blood и Fueled By Fire. В тексте песни Gama Bomb ‘Bullet Belt’ (2005) были следующие строки: «Легионы трэшеров хотят трясти башкой на улицах города – настало время заполнить эту пустоту трэшем и ебашить, словно на дворе восемьдесят шестой!».

Тем временем, команда Fueled By Fire сочинила песню ‘Thrash Is Back’, вышедшую в сборник Metal Hammer 2008 года «Трэшевое Вторжение». Творилось что-то великое и значимое. Также появились Trivium, благодаря которым юные металкорщики обратили внимание на Metallica периода 80-х и Annihilator. Фронтмен Overkill Бобби Блитц считает, что возрождение жанра многим обязано альбому Overkill ‘Ironbound’ (2010).

«Чувствовалось, что жанр возрождается, – говорит он, – более молодые трэшевые команды использовали знакомые шаблоны, но вместе с юными коллективами появились и юные поклонники. В 1999 мы выступали перед публикой в возрасте от 30 до 40 лет, а к 2005 на концерты стали приходить 18-летние подростки. Я к тому, что в этой игре есть и место молодёжи, а не только старым псам! Но всё это лишь в очередной раз показывает ценность данной музыки; показывает, что опыт что-то, да значит. Мы снова увидели толпы молодёжи в жилетках с нашивками и высоких белых кроссовках – эшелон новых трэшевых команд реально стал подпитываться энергетикой и ностальгией по 80-м».

По иронии судьбы многие юные трэшевые команды, появившиеся в середине 2000-х, подписал английский лейбл Earache Records, во многом повлиявший на упадок трэша в начале 90-х в виду того, что компания делала упор на экспериментальную экстремальную музыку, на фоне которой трэш выглядел скучным и однообразным. В 2007 году энергично продвигаемый лозунг молодых коллективов «ТРЭШ ВЕРНУЛСЯ!» даже попал на страницы журнала NME, где вышла статья под тем же заголовком с описанием релизов Earache Records от команд Municipal Waste, Evile и SSS. Один из вокалистов даже признался, что «всегда любил Slayer».

Окончательный апофеоз наступил в 2010 году, когда сбылась мечта каждого трэшера-подростка: «Большая Четвёрка» в совместном туре. Anthrax, Megadeth, Slayer и Metallica. 50 или 60 лучших песен, когда-либо написанных, за один вечер.

«Прекрасная идея, – улыбается Скотт Ян, вспоминая реакцию на выступление Metallica, – давайте покажем миру, что мы сотворили в 80-е и хорошенько отметим! Сотни тысяч металхэдов на каждом концерте: посмотрите, насколько велика эта музыка, разве мы все её не любим? Разве это не дико весело и угарно?!».

В преддверии концерта «Большой Четвёрки» на фестивале Sonisphere в 2011 году Ларс Ульрих сказал нашему журналу следующее: «15-20 лет назад вряд ли такое вообще было возможно, потому что каждый бы воровал жрачку с подноса – дрались бы за каждый кусок мяса. Перед вами четыре команды, которые теоритически по-прежнему в прекрасной форме… Четыре команды, которым всё ещё есть, что сказать и они по-прежнему интересны юным металхэдам, большинства из которых в начале 80-х ещё даже на свете не было».

После того события нео-трэшевая шумиха на фоне возрождения жанра поутихла, поскольку музыкальная индустрия перешла к ещё более старозвучащим ретро-трендам – Earache переключили внимание на бум британского блюза 60-х в лице команд вроде Rival Sons и Blackberry Smoke. Юным трэшевым коллективам оказалось непросто удержать внимание; лидеры движения, команда Evile, уже пять лет не может выпустить пятый альбом и рассталась с гитаристом Олом Дрейком (правда, в апреле он вернулся). Но оригинальные орды трэшеров первой волны, которые приближались к «полтиннику», с гордостью демонстрировали своё наследие.

«Все мы последние 15 лет кормимся за счёт наследия, выпускаем прекрасные альбомы и выдаём мощные качественные живые выступления, пытаясь сохранить эту музыку» – говорит Скотт Ян.

В основе всего лежит самое первое влияние, чувство энтузиазма, страха и удивления, которое породил трэш в 80-х. Именно этим и подпитывается новое поколение удивлённых юных мальчишек и девчонок, когда они впервые сталкиваются с этой музыкой.

«Для меня это как наркотик – попробовав его в первый раз, я реально улетел, поэтому уже несколько десятилетий стремлюсь испытать похожее чувство, – анализирует Бобби Блитц, – прелесть того времени заключается в том, что творился настоящий хаос. Мы понятия не имели, что делаем, но, безусловно, хаос исчез и теперь, слушая эту музыку, всё понятно и ясно. Сложно описать словами – эта музыка дала нам почувствовать себя круче, сильнее и принесла удовлетворение, превращая в нечто, не поддающееся описанию».

Это была финальная статья цикла

* — Иностранная пресса печатается на месяц вперёд

>> Первая часть статьи из июньского журнала “Metal Hammer” <<
>> Вторая часть статьи из июльского журнала “Metal Hammer” <<
>> Третья часть статьи из июльского журнала “Metal Hammer” <<


Dimon