Главная » Металика » Йонас Окерлунд. Режиссёр «Повелителей Хаоса» о блэке, Bathory и создании своего долгожданного фильма

Йонас Окерлунд. Режиссёр «Повелителей Хаоса» о блэке, Bathory и создании своего долгожданного фильма

[Материал из журнала «Decibel» за март 2019 года *]

Рубрика «вопрос-ответ»

Режиссёр «Повелителей Хаоса» о блэке, Bathory и создании своего долгожданного фильма.

Если вы регулярно читаете наш журнал, то знаете, что долгожданный фильм «Повелители Хаоса», наконец-то, снят. Знаете, что снят он по мотивам одноимённой скандальной книги 1998 года, в которой рассказывается об убийствах/самоубийствах/поджогах и других событиях на норвежской блэковой сцене. Знаете основных музыкантов – Эвронимуса, Варга Викернеса, Дэда, Фауста – и их группы: Mayhem, Burzum и Emperor. Возможно, знаете, что режиссёром и соавтором фильма выступил Йонас Окерлунд – человек снявший метамфетаминовую комедию «Высший Пилотаж» (2002), многочисленные клипы/концертные видео Мадонны и клип Prodigy ‘Smack My Bitch Up’. Ещё, возможно, вы знаете, что он был оригинальным барабанщиком Bathory, что делает его, вероятно, единственным режиссёром на планете с опытом и которому можно доверить воздать должное истории «Повелителей Хаоса». Мы посмотрели премьеру фильма в Лос-Анджелесе в Egyptian Theater в Голливуде, где Окерлунд сидел в зале вместе с актёрами Джеком Килмером [парнишка из Калифорнии, играющий бывшего вокалиста Mayhem, Пера «Дэда» Олина) и Скай Феррейра (играет девушку Евронимуса). Рори Калкин играет Евронимуса, а Эмори Коэн – снявшийся в фильме «Место Под Соснами» (2012) – играет Варга Викернеса. Несмотря на то, что актёрский состав сразу же вызовет у истинных блэкарей, сидящих перед экранами мониторов, немало вопросов и негодований (да и у тех, кто даже не видел фильм), мы здесь для того, чтобы рассказать вам о том, что фильм – бомба, особенно если вам нравятся подростковые туповатые фильмы вроде «Гуммо» (1997) и «На Берегу Реки» (1986). Окерлунд разговаривает с нами, находясь на каникулах в родной Швеции. Наш герой рассказал об актёрском составе картины, отделил факты от вымыслов и поведал о собственном блэковом наследии.

Фильм начинается со слов: «Основано на правде, лжи и реальных событиях». Важно ли было использовать это в фильме?

На то было несколько причин. Я хочу, чтобы аудитория знала, что фильм основан на правдивой истории, но также хочу убедиться, что все понимали – это лишь мой взгляд на события. А у каждого своя правда относительно случившегося: у Варга своя история, ещё есть книга, есть слухи, есть интервью – да много всего. Ещё я хочу, чтобы все понимали – я волен что-то изменить, потому что снимал художественный фильм. «Правда» – это всего лишь факты; события, которые мне известны. Мы знаем, что умерло три человека; знаем, что было сожжено энное количество церквей; знаем, что многие были опечалены этими событиями. Так что это важное вступление к фильму.

Какие впечатления были после прочтения книги «Повелители Хаоса»?

Я прочитал её в год выхода, и она показалась мне очень интересной. Там есть целая глава про мою старую группу, Bathory, и очень много неверных фактов. Но мне не впервой читать такое о группе Bathory и всей блэковой норвежской сцене, поэтому я ни капли не расстроился. Просто очередной интересный документ и взгляд на знакомую мне тему, которая меня тогда привлекала.

Безусловно, Bathory были одной из команд, вдохновивших таких ребят как Евронимус и Варг. Как твое участие в Bathory отразилось на создании фильма?

Наверное, разница в том, что в Bathory мы знали, как отделить реальность от фантастики. Но я никогда не просил ставить в заслугу своё участие в Bathory, хоть и был частью группы на этапе её становления. Я придумал название и логотип, но Куортон был настоящим музыкальным гением. Он всё делал сам. Если бы я остался, было бы круто, но для него не было никакой разницы. Он бы всё равно продолжил – со мной или без меня, что он, собственно, и сделал.

Если говорить о создании фильма, я бы сказал, что в первой части много о том, как ребята придумывают название, создают группу, ищут своё звучание, вся эта юношеская застенчивость и нелепость в общении с девушками, веселье, вечеринки, отрыв под Accept и Dio – всё это было в моей юности. Но как только начинается более серьёзная часть фильма, с музыкальной сцены акценты смещаются в сторону драматических взаимоотношений. Конечно же, всё это сильно отличается от того, что было в моей молодости.

Несмотря на серьёзную тему, тебе удалось добавить в фильм немалую долю юмора. Почему для тебя это было важно?

В этой музыке всегда было место самоиронии, юмору и никто не относился к себе серьёзно. Хэви-метал – мир полный подколов и идиотизма, и мне тяжело даётся просмотр любого фильма, в котором чувство юмора отсутствует. Во-вторых, история очень мрачная, и от зрителя требуется немало терпения, чтобы прожить этот депрессивный фильм до конца. Работая над сценарием с партнёром Деннисом [Магнуссоном], я предложил пару шуток, в которых не был уверен. Но Деннис убедил меня использовать их в фильме. Он обратил внимание, что таким образом фильм будет смотреть легче и проще, потому что сама история очень мрачная.

До момента, когда события начинают идти наперекосяк, перед нами, по сути, история молодых начинающих музыкантов, пытающихся найти своё место в жизни. Без юмора в такой ситуации не обойтись, но суровый норвежский блэк фэны представляют не так.

Безусловно. Фильм скорее не о музыке, а о молодости. О взаимоотношениях между этими мальчишками и том, как с годами они развиваются. Действие фильма начинается в ’87, а заканчивается в ’93. Всего несколько лет, но за эти несколько лет парням удаётся многого достичь. Это очень юные, мотивированные и одержимые… по сути, совсем ещё дети. И мы эту историю уже много раз видели в кино – в трущобах Бразилии, пригородах Лондона или где-нибудь в Италии. Мы видели, как в фильмах молодые ребята совершают глупые поступки. На то она и молодость.

Учитывая твою историю с Bathory и клипы для команд вроде Candlemass, Satyricon и Metallica, похоже, ты являешься очевидным выбором на роль режиссёра этой картины. На мой взгляд, многим фэнам блэка было бы сложно относиться к фильму серьёзно, если бы его снял НЕ ты.

Да, полагаю это комплимент – спасибо [смеётся]. Я люблю металл, считаю себя металхэдом и всегда им был. Я хочу заслужить их уважение; хочу, чтобы они принимали фильм таким, как он есть, поэтому я очень им благодарен за доверие. Но я также хочу, чтобы далёкие от этой истории зрители тоже смогли получить удовольствие от просмотра. Я всегда стараюсь найти баланс.

Когда появилась новость о том, что ты снимаешь фильм, многие фэны блэка высказались о том, что снимать его не надо. Что думаешь по этому поводу?

Думаю, те, кто был расстроен фильмом, постепенно меняют своё мнение и теперь им интересно ещё больше. И мне от этого приятно на душе, потому что бессмысленно высказывать мнение о том, чего никогда не видел. Знаю, некоторые металхэды считают, что не надо об этом снимать фильм. Но мы, по сути, много чего не должны делать, однако блэковые команды каждый день нарушают эти правила. Они продают атрибутику, выступают, у всех есть страничка в Instagram – Евронимусу бы всё это жутко не понравилось. Так кому до этого есть дело?

Похоже, фильм находился в работе многие годы. С какими трудностями ты столкнулся, пытаясь снять эту картину?

Если не считать разговоров о том, что мне не стоит такое снимать, хотя меня эти комментарии никогда не волновали, наверное, самое сложное было… это ведь не обычное кино. Мы фактически навязываем себя зрителю. Мне говорили: «Ого, мне эта идея нравится. Я бы хотел посмотреть этот фильм, но платить за это не собираюсь. Удачи». Сложнее всего было найти того, кто готов был бы профинансировать фильм, а также продюсеров, которые поверили бы в картину, как я.

Малобюджетные фильмы снимаются лишь потому, что ты в них веришь. В конечном итоге все мои актёры, наш персонал и все, принимавшие участие в фильме, делали его по единственной причине – они хотели поверить в эту историю. С крупным бюджетом всё проще. Но нам реально пришлось продавать свою историю, и мы далеко продвинулись. Кроме того, фильм мы сняли за 18 дней, и съёмки были непростые – но это уже детали, не так интересно. Даже несмотря на хвалебные рецензии, кинофестивали и симпатии зрителей, продвигать фильм тяжело. Лично я считаю, это один из тех фильмов, в которые вникаешь не сразу. Эта история вне времени. Не важно, выйдет фильм сейчас или позже. В общем, нужно время, чтобы прочувствовать эту картину, и я никого не тороплю.

Почему в роли Евронимуса ты решил снять Рори Калкина? [брата Маколея Калкина]

Я видел всего его роли, и знал, что он классный актёр, но меня подкупил его энтузиазм и любовь к своему герою. И поскольку фильм мы начали снимать не сразу, мы с Рори успели провести немало времени, узнать друг друга. Мы много обсуждали его персонажа. Я сразу же увидел в Рори Евронимуса. И мне потребовалось ещё два года, чтобы снять фильм, и за это время мы смогли лучше понять его героя. Но я всегда чувствовал, что Рори – тот, кто мне нужен.

Для роли он научился играть на гитаре?

Он научился ИЗОБРАЖАТЬ будто умеет играть на гитаре [смеётся]. Рори – не гитарист, но запросто сыграет 12 блэковых песен. То же самое касалось актёров, сыгравших в фильме музыкантов. Я дал Рори гитару почти за год до съёмок. Мне было важно, чтобы всё выглядело правдоподобно, поэтому я попросил мальчишек изучить репертуар команд и научиться правильно «играть». Я 25 лет снимаю клипы и видео и знаю, как сделать так, чтобы выглядело реалистично, но снять актёров с париками и инструментами весьма непросто. Надо снять как подобает. Я не хотел, чтобы зрители смотрели и говорили: «О, они неправильно играют», или что-то в этом духе. Так что мы уж постарались.

Кто-нибудь из актёров до фильма был знаком с блэком?

Джек Килмер – единственный, кто увлекался этой музыкой и знал историю. Скай тоже знала. Странно, но Скай – единственный настоящий музыкант (певица), и только она не играет в фильме ни на каком инструменте.

Сцены с сжиганием церквей весьма убедительны и правдоподобны. Вы реально что-то сжигали, пусть даже фасады, построенные специально для фильма?

Ни одного здания мы не сожгли. Мы строили миниатюры и подгоняли их под реальные локации. Всё делали по «олдскулу». Сегодня огонь в фильмах обычно бутафорский. Это в основном газовые трубки, с которыми нет никаких проблем. Такой огонь можно зажечь и легко потушить. Но мы использовали бензин и спички.

Премьера в США состоится 8 февраля. Будем надеяться, что скоро фильм покажут и в кинотеатрах нашей страны.

Материал и перевод: Станислав “ThRaSheR” Ткачук

* — Иностранная пресса печатается на месяц вперёд


Dimon