Главная » Металика » Judas Priest. На полную мощность

Judas Priest. На полную мощность

[Статья из «Iron Fist» за апрель/май 2018 года]

Спустя четыре года после выхода хвалёного ‘Redeemer Of Souls’, Judas Priest выпустили 18-ый студийный альбом, ‘Firepower’. Продюсером пластинки стал Энди Снип и Том Аллом. Здесь изобилие безупречных гимнов, спетых в типичной напыщенной манере самого бога металла, Роба Хэлфорда. Второй альбом группы с гитаристом Ричи Фолкнером создаёт вокруг себя ажиотаж, которого Judas Priest не ощущали со времён 80-х, и мы с радостью подтверждаем, что не без основания. Мы поговорили с Робом, обсудив новый альбом, новый дуэт продюсеров и вспомнили эпохальную пластинку ‘Sin After Sin’, которой в январе исполнилось сорок лет.

Что стало катализатором для работы над альбомом ‘Firepower’? Вы чуть ли не себя же пытаетесь превзойти…

Прекрасно понимаю, о чём ты. Мы завершали мировой тур в поддержку ‘Redeemer Of Souls’, были где-то в Европе, и оставалось отыграть два концерта, и Ричи прибежал ко мне по лестнице, где я пил чай… и сказал: «Твою же мать! Поверить не могу, что это всё! Нам надо продолжать гастролировать!». Мне пришлось вежливо поставить его на место, и он ушёл раздражённый! (смеётся). Шло время, и он продолжал меня подбивать, и я понял, что, несмотря на мировой тур и тысячи миль, что мы исколесили и отыграли сотни концертов, в группе всё ещё чувствовалась беспредельная энергия и энтузиазм. Ни у кого не было мысли скорее приехать домой и закинуть ножки. Только настоящая страсть к Judas Priest. Она жива и сильна как никогда. И я думаю, все мы прекрасно это понимали. И вместо того, чтобы сказать друг другу: «Окей, парни! Увидимся через годик!», мы чувствовали, что в нас полно сил и энергии. Вот и решили вернуться в студию и сочинить ещё одну пластинку!

Не многие команды вашей закалки, статуса и возраста мчат вперёд с такой мощью. Разве не хотелось растянуть этот «прощальный тур» и насладиться ностальгией?

Некоторые команды живут прошлыми заслугами и не считают нужным выпускать новые альбомы, но это не про нас. Нам нравится сочинять металл, быть в компании друг друга и видеть, что происходит. Все начинается с искреннего желания коллективной работы, когда мы пишем песню. Вклад Ричи в новый альбом, как и наш с Гленном, был очень важен. Когда мы сочиняли ‘Redeemer Of Souls’, Ричи ещё привыкал и осматривался, а пару лет назад он, наконец, понял своё предназначение в группе. Он – прекрасный композитор, но долго искал свою нишу. Он всегда был маниакальным поклонником Judas Priest, но, придя в группу, он понял, что может раскрыться, как гитарист и автор песен.

Должно быть, хорошо, когда в группе играет фэн Judas Priest и не хочет, чтобы его любимая команда оступилась…

Никогда бы об этом не подумал, но наблюдение интересное. Уверен, он несколько раз думал: «О, боже! Нужно дать пинка этим старым ублюдкам!» (смеётся). И спасибо ему, если думал. Его рвение просто заразительно. Оно ощущается в работе каждого, кто работал над новым альбомом. Мы питались и заряжались друг от друга энергией. Мы уже давно не записывались в студии живьём. Смотрели друг на друга во время исполнения песен и чувствовали настоящую страсть.

Как на таком этапе альбом Judas Priest появился на свет?

Мы встретились дома у Гленна [Гленн Типтон, гитарист Judas Priest], начали обмениваться идеями и смотреть, куда это приведёт. Решение мы приняли верное, учитывая результат! Всё было очень расхлябано, мы не знали что получается, но из нас так и лился этот креатив. В некоторой степени то же самое было и во время ‘Redeemer Of Souls’, но в этот раз было что-то другое, и я давно не припомню такой атмосферы в лагере Judas Priest. Я не хочу сказать, что мы когда-нибудь работали спустя рукава. Мы любим свою группу, просто была какая-то металлическая магия, химия, атмосфера, настроение, менталитет – всё необходимое для коллективной работы в студии.

На этом альбоме вы работали сразу и с Энди Снипом и Томом Алломом. Впечатляющая команда, мягко говоря… как так получилось?

Ну, конечно же, все мы восхищаемся работой Энди. Он – фантастический продюсер. Особенно мы с Гленном слушаем альбомы, продюсером которых он выступил, и всегда поражаемся, как же охуительно звучат барабаны. Вот мы и стали прикидывать и думать, а что если бы Энди поработал с барабанами Скотта, гитарами Гленна и Ричи, басом Яна и моим визгом! (смеётся). Энди обладает прекрасными способностями, и у него свой фирменный стиль и звучание. Нам всё это очень нравится, но потом мы подумали: «Ладно, а что если попробовать всё это совместить с тесситурами и гаммами, которыми известен Том Аллом, и посмотреть, что получится». Мы понятия не имели, сработаются ли они, но когда они впервые встретились в студии, было невероятно весело. Энди безмерно уважает Тома, а Том – большой поклонник Энди. С первого дня чувствовалось взаимоуважение и желание «забить в девятку» и делать все необходимое для создания потрясающей пластинки. Мне кажется, так должно было случиться.

Песни звучат в фирменном классическом стиле Judas Priest, несмотря на весьма современное звучание. Тяжело ли было сохранить этот баланс?

Без экспертных познаний Тома и Энди альбом мог бы получиться совершенно другим. Да, у нас были песни, много материала и мощная музыка, но по сути, если спродюсировано криво и звучит неправильно, это может стать настоящей катастрофой. Поэтому, безусловно, совместные усилия нашей команды продюсеров и группы принесли свои плоды. Мне кажется, Энди с Томом утвердили себя как потрясающие продюсеры. Всегда всех выручают. Интересно будет посмотреть, кто ещё им звякнет. Никто в голову не приходит, честно говоря. Мы создали новую металлическую магию!

В прошлом вы немало экспериментировали, пережили критику, но, похоже, на этом альбоме вы не побоялись местами отойти от классического звучания Judas Priest. Вы словно сделали заявление новой пластинкой. Но это же ведь не последний ваш альбом, да?

Да, на ‘Painkiller’ я чувствовал то же самое! Столько позитива и прекрасных воспоминаний. Кстати, Крис Цангаридес проделал потрясающую работу. Но, честно говоря, мы живём днём сегодняшним. В студии энтузиазма было хоть отбавляй, и если его хватит до конца мирового тура – кто знает, что будет дальше? Никто из нас не смотрел друг на друга со словами: «Это всё? Будем ещё музыку писать?». Никто этого не говорил, потому что, мне кажется, я просто инстинктивно знаю, что это случится снова. Но не будем бежать впереди паровоза, ладно? Не знаю. Как бы там ни было, сейчас всё замечательно, реакция на новую пластинку феноменальная и мы знаем, что тур будет интересным.

В этом году вы впервые выступите хэдлайнерами на фестивале Bloodstock. Где вас черти столько лет носили?

Ох, носили, старик! Знаю. Нас уже давно хотят увидеть на этом фестивале. Да и мы давно хотим на нём сыграть! Видимо, идеальный момент настал именно в 2018 году. Мы с огромным удовольствием сыграем перед местной публикой новый материал – это будет единственный британский фестиваль, на котором мы в этом году выступим. Но мы с первого дня знаем о Bloodstock. Отличное мероприятие. Пожалуйста, не превратите его в корпоратив. Уникальный фестиваль. У него особенная атмосфера. Это будет потрясающий вечер.

Альбом ‘Sin After Sin’ вышел почти ровно 40 лет назад. Многие считают, что именно на нём начало формироваться классическое металлическое звучание. А вы-то считали, что делаете нечто важное?

Я помню, мы были преисполнены энтузиазма, нам самим было интересно! Это была наша первая пластинка на лейбле Columbia/CBS. С предыдущего лейбла, Gull Records, мы ушли. Но я не стану обсирать этих ребят, потому что ужасно держать на кого-то обиду. Мы благодарны им. Это первый лейбл, который дал нам возможность выпустить ‘Rocka Rolla’ и ‘Sad Wings Of Destiny’… Многие любят песни той эпохи, но нам нужно было расти и выходить на более высокий и профессиональный уровень, поэтому мы и сменили лейбл. При работе над ‘Sin After Sin’ чувствовалась другая атмосфера.

А как работалось с Роджером Гловером?

Круто было. Не помню, как мы на него вышли, но он играл на басу в одной из величайших групп в мире – Deep Purple. Он продюсировал все их альбомы. И на альбоме ‘Sin After Sin’ чувствовались отголоски Purple. Но он также дал нам возможность быть собой. Было необычное время, потому что барабанщика у нас не было! И появился этот 16-летний вундеркинд Саймон Филипс, просто ураган за барабанами. Он играл на двойных бочках, а нам как раз именно это было и нужно. Мы весьма продуктивно провели время в студии.

Иногда альбом ‘Sin After Sin’ недооценивают, либо забывают, потому что вышел он в период между ‘Sad Wings Of Destiny’ и ‘Stained Class’, но на нём, безусловно, есть интересные моменты…

Альбом необычный, согласен. Некоторые песни писались уже в студии. Мне нравится ‘Last Rose Of Summer’ с Гленном Типтоном на электромеханическом пианино, игра на клавишных (смеётся). Песни ‘Sinner’ и ‘Raw Deal’… обе охуительные. Вероятно, в некоторой степени, это был переломный момент, ведь мы выпустили ‘Sad Wings Of Destiny’. Мы чувствовали себя более уверенными и полноценными музыкантами. Началось формироваться металлическое звучание.

Финальный трек на альбоме ‘Sin After Sin’ – ‘Dissident Aggressor’, похоже, предсказал, что металл станет более мрачным и агрессивным…

Я думаю, на нас оказал влияние панк. Он тогда был популярен. В этой песне классный рифф… откуда он взялся? Это же безумие, согласись! Я более чем уверен, что он родился спонтанно, в студии. Мы ведь потом несколько лет выпускали альбомы буквально каждый год, да ещё и гастролировали. Мы были молодой командой, полной энергии и энтузиазма. Прямо как сегодня, только тогда нам было чуть больше двадцати, да и образ мышления был не такой, как сейчас, согласись? Спасибо, что напомнил про альбом. Сейчас послушаю его за чашечкой чая!

Насколько физически тяжело сегодня гастролировать?

Ну не так легко как раньше, это уж точно (смеётся). Нам повезло, что все мы в хорошей форме. Пребываем в отличном расположении духа. А если ты про гастрольный автобус и очереди в аэропортах? Знаешь, я не буду ныть на эту тему. Мы рады, что спустя столько лет по-прежнему можем гастролировать и радовать новой музыкой. Думаю, тур будет очень мощным. Может быть, нам сегодня нужно доказывать гораздо больше, чем когда-либо. Сегодня концерт Judas Priest – настоящее событие. Black Sabbath ушли на покой, поэтому, возможно, мы остались единственной командой тех лет, которая по-прежнему активно гастролирует по миру на таком уровне. И мы знаем, что каждое наше движение будет рассматриваться под микроскопом, но это нас лишь мотивирует и заряжает. Мы хотим, чтобы все после концерта остались довольны и, уходя из клуба, сказали: «Твою мать! Judas Priest по-прежнему жгут!»

На вас ходят и совсем дети, и ваши ровесники. В чём секрет? Каким образом группа, существующая почти 50 лет, привлекает молодых фэнов?

Ну, мы не можем никого контролировать. Особенно, если учитывать, как нынешняя молодёжь слушает и открывает для себя музыку. С появлением интернета какой-нибудь маньяк-металлюга из Бразилии или Бали, возможно, откроет для себя группу под названием Judas Priest и понеслась! Но не важно, в какой обёртке завёрнута эта музыка – главное, что она дарит эмоции и вызывает чувства. В нашем случае думаешь: «Играют какие-то старые пердуны, но музыка-то у них пиздатая!». Здесь что-то необычное. Когда я вижу в своём Instagram парнишек с билетами и надписью: «Сегодня я впервые увижу Judas Priest!», я понимаю, что не зря всем этим занимаюсь. Это дико мотивирует! А если я буду выступать вяло – они во мне разочаруются (смеётся).

Ощущается ли дополнительное давление из-за легендарного статуса?

Когда переодеваешься в концертный костюм, звучит вступление, и ты слышишь рёв толпы, то понимаешь, что должен выйти и выполнить свою работу. А сейчас тем более, несмотря на легендарный статус. Но я не парюсь на этот счёт. Мы делаем то, что делали всегда, а судить надо по результатам.

Насколько сильно вы кайфуете от жизни? Похоже, вы реально получаете удовольствие…

Так и есть, и это самое важное. Нам нравится то, что мы делаем. Мы все мастера своего дела, но если тебе не в кайф – нахуй тогда этим заниматься? Мы выходим на сцену с серьёзным отношением и намерениями качественно выполнить свою работу. И всегда приятно уйти со сцены с чувством выполненного долга. Это фантастическое чувство. Мы прекрасно ладим друг с другом, и каждый день дарит новые приключения.

Материал и перевод: Станислав “ThRaSheR” Ткачук


Dimon