Главная » Металика » Кирк Хэмметт. О карьере, музыкальных влияниях и Metallica

Кирк Хэмметт. О карьере, музыкальных влияниях и Metallica

[Материал из журнала «Metal Hammer» за август 2018 года *]

Благодаря его уникальному стилю и таланту Metallica стала величайшей группой в мире. Мы говорим с Кирком Хэмметтом о его путешествии в мир музыки, проблемах с альбомом ‘St. Anger’ и о том, ушёл бы он с намеченного маршрута…

Кирк Хэмметт – гитарных дел мастер, и с этим сложно поспорить. Легендарный гитарист Metallica славится фирменным звучанием и стилем, который вот уже 35 лет расширяет горизонты и вызывает восторг у впечатлительных подростков. Его страсть и личностные качества, напыщенность и искусность, тонкое чувство мелодии, музыкальный интеллект и мощное рвение послужили мотивацией для бесчисленного количества подростков, решивших взять в руки шестиструнный инструмент. Кирк вырос в Калифорнии в конце 60-х и 70-е, поэтому удивляться, кто стал его главным источником мотивации, не приходится.

«Впервые увидев документальный фильм о Джимми Хендриксе и то, что он вытворял со своей гитарой, я просто охренел, – вспоминает Кирк во время нашего телефонного разговора, – я был впечатлён его артистичностью; казалось, он мог себе позволить делать со своей гитарой всё, что ему захочется. Я был искушён такой перспективой, будучи молодым пареньком, который пытался найти себя в жизни. Я подумал: «Похоже, ему это реально нравится. Наверное, именно этим я и хочу заниматься». А потом приблизительно в то же время я посмотрел концертное видео Led Zeppelin ‘The Song Remains The Same’ и был поражён величием и масштабом их шоу… Казалось, благодаря ему музыка становилась ещё объёмнее. В юности Хендрикс и Led Zeppelin были моими кумирами, с которых я пытался брать пример».

Вдохновившись, Кирк взял в руки гитару и в 1979 году сколотил первую группу, Exodus. С первых же дней гитарист-подросток сочинял собственный материал – и писал кусочек истории тяжёлого металла.

«Я придумывал рифф, вокруг него ещё парочку, показывал ребятам, и мы тут же начинали играть – потому что больше играть нам было нечего! – фыркает он, – придумав несколько песен, нам казалось, что у нас есть музыкальный фундамент, и можно было творить. Сейчас я чувствую то же самое. Приятно, когда я пишу музыку, которую ещё никому не показывал. Заходишь в комнату с намерением что-то придумать, и выходишь уже с ЧЕМ-ТО, будь то рифф, мелодия или последовательность аккордов – вместе с готовой музыкой наступает и чувство удовлетворения, придающее силы и уверенность. Реально чувствуешь, что из ничего создал ЧТО-ТО, и в этом заключается огромная ценность. ОГРОМНАЯ! Я всегда всем говорю: «Придумывайте своё! Давайте, давайте послушаем. Миру нужно больше музыки».

А мир слушал. Когда Exodus начали играть свои песни живьём – в том числе и композиции Кирка ‘Die By His Hand’ и ‘Impaler’ – стало ясно, что назревает что-то взрывное, и Кирк помогал сформировать звучание, грозящее навсегда изменить металл. Музыка Exodus была написана под вдохновением от нового поколения команд из Британии, но мальчишки из Района Залива с радостью и рвением готовы были играть быстрее и агрессивнее.

«Наш гитарный стиль, безусловно, сформирован на основе Новой Волны Британского Хэви-Метала; вся эта техника игры пришла из Великобритании, – объясняет Кирк, как оказался среди тех, кто ковал самое радикальное звучание начала 80-х, – поэтому мы не звучали как ребята, выросшие на Эрике Клептоне, Джеффе Беке и Джимми Пейдже. Мы не слушали Би Би Кинга, у нас были совершенно другие корни. Поэтому мы выделялись на фоне других. И временной интервал длился всего два или три года – такой была разница между поколениями. Музыканты, старше меня всего на пару лет, слушать такой стиль и звучание гитары не хотели».

В то время как некоторые коллеги Кирка с трудом воспринимали этот резкий и импульсивный новый стиль, родители гитариста были озадачены ещё больше.

«О, в моей семье эту музыку терпеть не могли, – смеётся Кирк, вспоминая слова ужаснувшегося отца: «Не включай эту музыку, где орёт этот парень!». А парнем-то был Пол Ди’ Анно! Либо я ставил Motorhead и убирал весь дом. Друзья меня не понимали, когда я включал им что-нибудь подобное, и говорили: «Уф! И тебе это нравится?». Некоторые из них потом со мной некоторое время не общались. Разве не странно ли это было тогда?».

Несмотря на неодобрение со стороны семьи и друзей, Кирк зарабатывал себе репутацию одного из ключевых музыкантов на этой зарождающейся сцене – да настолько, что в 1983 году его пригласили на место Дэйва Мастейна в Metallica, самую чумовую и популярную группу в андеграунде, прямо перед записью альбома ‘Kill ‘Em All’ – самого чумового и популярного дебюта в андеграунде. Ситуация была непростая, но юный Кирк (ему было чуть больше двадцати) уверенно справился.

«Я пришёл в группу, в которой уже было множество классных песен, и я чувствовал, что нужно расти, – признаётся Кирк, – но я был уверен, что я сам пишу крутые риффы, поэтому нужно было лишь постараться внедриться в процесс. Я считал, что Metallica, да и сами ребята, мне подходят лучше, чем «группа, которую я сколотил в школе». Тяжело было уходить из Exodus, но такова была реальность, и я хотел продолжать своё музыкальное путешествие, и не сдавать позиций, поэтому и выбрал Metallica. Мы сработались с первой же секунды; взгляды наши совпадали, слушали мы одинаковую музыку, эстетика и отношение к жизни были одинаковыми, да и слышали мы эту музыку по-своему, поэтому для меня это был естественный выбор».

Наряду с «хрустящими» гитарами Джеймса Хэтфилда блюзовые запилы и певучие соло определили звучание Metallica настолько мощно, что по-прежнему не верится, что Кирк был в группе не со дня её основания. Ну, и, конечно, не забываем про фирменную каноническую фишку Кирка: его столь любимая «квакушка».

«Для меня «квакушка» всё равно, что человеческий голос, – с восторгом рассказывает Кирк про свою любимую игрушку, – дело здесь не столько в «квакающем» звучании, сколько в синхронизации с моими внутренними ощущениями. И Хендрикс был не первым, кого я услышал с «квакушкой» – первым был Брайан Робертсон из Thin Lizzy! Услышав песню ‘Warriors’ на альбоме ‘Jailbreak’ (1976) – у него там реальная «квакушка» – я спросил друга: «Что это ТАКОЕ?!», и он ответил: «Это «квакушка», чувак! Педаль со звуковыми эффектами». «Ого! Офигительно!». Я взял себе на заметку…»

«Квакушка» стала фирменной фишкой Хэмметта, благодаря которому Metallica стала величайшей группой в металле с уникальным звучанием. Звучание это группа развивала из года в год – и ещё никогда оно не вызывало столько вопросов, как на альбоме 2003 ‘St.Anger’, в котором не было НИ ОДНОГО соло Кирка. Он яростно возражал и по-прежнему придерживается того же мнения.

«Полагаю, на то время это было приемлемо, но сейчас я так не считаю, – растягивает слова Кирк, – я всегда буду возражать, но мне кажется, после того альбома стало понятно, что в Metallica НУЖНЫ соло! Всем не терпится их услышать. Странное было время».

Если в 2003 гитарные соло были не в моде, то в 2018, похоже, на гитары всем наплевать. На вопрос о проблемах, касающихся шестиструнного инструмента – наше интервью проходит на следующий день после того, как компания “Gibson” обанкротилась – Кирк отвечает скорее с обидой и болью, нежели гневом.

«Понятия не имею, что там, бл*дь, происходит, но похоже, на гитару стали смотреть иначе, предпочитая ср*ные сэмплы и прочую х*рню. Может быть, это признаки нынешних времён. Наступает время, когда что-то выходит из моды – видимо, это коснулось и гитары. В начале 80-х гитара не была так популярна, как снова стала в середине 80-х, поэтому стоит посмотреть на энтузиазм музыкантов и их желание по-прежнему сочинять музыку, используя гитару. Для меня это печальная новость, но я надеюсь, Gibson вернутся. Раньше такое уже было».

Несмотря на сильный спад интереса к гитаре, никуда не делась безумная публика, которая по-прежнему одержима нюансами каждого музыканта. Они считают дни, когда уже смогут насладиться сольным альбомом Кирка… как насчёт этого?

«У меня куча материала, который, безусловно, не подходит для Metallica, и куча эта становится всё больше и больше. Когда-нибудь, когда посчитаю нужным… – размышляет Кирк, – я по-прежнему считаю, что могу много дать Metallica. Когда буду чувствовать, что дал достаточно, может быть, подумаю о сольном материале».

Проникнувшись симпатией к этой теме, Кирк рассказывает, что можно было бы ожидать от его сольного альбома.

«Это был бы абсолютно не металлический альбом, – утверждает он, – это будет что-то странное и разнообразное, но в то же время, цельное. Я бы не удивился, если бы каждый из нас сделал сольный проект, что-нибудь независимое. Я думаю, это полезно, и раз уж на то пошло, после сольного творчества возвращаешься в группу с ещё бОльшим энтузиазмом. Словно после лагерного похода возвращаешься домой в уютную тёплую постель!».

И в конце разговора Кирк рассказывает, насколько важен для него его инструмент в духовном плане.

«Я живу, чтобы играть на гитаре, громко и агрессивно, – подчеркивает он, – это для меня как терапия, и она заполняет огромную зияющую дыру в моей душе. И так было с первого дня, и по-прежнему происходит. Я не перестаю расти развиваться как музыкант и артист. Я считаю, что ещё не достиг вершины; мне ещё предстоит открыть и познать длинную музыкальную дорогу. Сегодня я чувствую себя прекрасно и знаю, что мне очень повезло. Некоторые выходят на пик сразу же, а потом не могут сыграть то, что играли в молодости. Я хочу продолжать двигаться дальше, никогда не почивать на лаврах и всегда смотреть в будущее».

Перевод: Станислав “ThRaSheR” Ткачук

* Иностранная пресса печатается на полтора месяца вперёд


Dimon