Главная » Металика » Nuclear Assault. Выжившие после ядерного взрыва

Nuclear Assault. Выжившие после ядерного взрыва

[Статья из журнала «Metal Force» за июль 1988 года]

«Один из избранных, один из немногих / мир лежит в руинах, а всё из-за кого?». Ну, если бы мир был танцевальным залом в Dingwalls Dance Hall 2 июля прошлого года, этим «кем-то» были Nuclear Assault, а я был одним из «избранных», забившихся в крошечный клуб и дико угаревших в слэме. Помните тот концерт, ребята?

Дэн (Лилкер, бас): О, чувак. Ох*ительное шоу было! Что-то среднее между CBGB’s и L’amour – настоящее безумство! Кстати, когда в прошлом году в клубе «100» играла Metallica, один из роуди Anthrax по имени Джон подошёл к какому-то парню и сказал: «Неслабенький мош творится, да?!», а тот ему ответил: «Чувак, да это ещё х*рня. Тебе надо было увидеть концерт Nuclear Assault в Dingwalls», и показал ему распухший большой палец (смеётся).

Вы последнее время дали немало концертов – например, на фестивале Aardshok. Расскажи, как это было?

Дэн: Да, прикольно было. Звук, правда, был как из жопы.

Джон (Коннели, гитара/вокал): Я как бы потерял координацию и вылетел в фото-пит, вместе с гитарой! В конце выступления Гленн (Эванс) разнёс свои барабаны, а Энтони (Браманте) специально расх*ярил гитару. Безумие!

Как прошёл фестиваль «Рождество на Земле» вместе с Megadeth в прошлом году? Я слышал, вы отыграли хорошо.

Дэн: Отлично прошёл. Публика полюбила нас, пусть даже и звук был отвратительным. Рабочего барабана не было даже в мониторчиках слышно.

Джон встревает – «Это которые за барабанной установкой стоят, да?» (смеётся).

Дэн: «Да, только там их было слышно» – отвечает Дэн (ещё больше смеха).

Похоже, в Европе и Великобритании у вас поклонников гораздо больше, чем в Штатах. С чем это связано?

Дэн: Да, странно это, не находишь? Я бы не сказал, что в Штатах у нас всё плохо – у нас там по-прежнему приличное количество поклонников в некоторых городах, где мы выступаем. Полагаю, для Европы мы слишком экзотичны.

Джон: Дело в том, что мы ни одного нормального тура по Штатам пока так и не дали, а по Европе и Великобритании уже успели откатать. Но, к примеру, в Техасе нас ещё ни разу не видели, и когда мы там сыграем, будет настоящий хаос. Этим летом мы должны поехать в тур с ребятами из Overkill, и есть вероятность, что поедем в Австралию, но я пока не знаю. Все несут какую-то х*рню. Может, этого никогда и не случится. Но новый альбом должен нам помочь добиться успеха.

Речь идёт о новом альбоме Nuclear Assault ‘ Survive’, и я на данный момент слышал, к сожалению, только пару треков, поскольку у лейбла Under One Flag возникли проблемы с изготовлением пластинок на заводе. Однако то, что я слышал, не особо сильно отличается от предыдущих релизов. Я не хочу сказать, что все альбомы Nuclear Assault – под копирку – партии в большинстве песен за десять секунд меняются так часто, что можно было бы целый альбом Testament записать. Мне всегда нравилась эта команда, потому что они играют смесь из хардкора и трэша, и сочетают на альбоме оба жанра вместо того, чтобы коротко стричься или носить бермудские шорты с футболками Beastie Boys. Но на новом альбоме сильно изменилась лирика – ребята стали петь о насущном в хардкоровой манере, а не использовать какой-нибудь символизм, чтобы высказать свою точку зрения, как это было в песне ‘Vengeance’ с альбома ‘Game Over’ (1986). Во многих смыслах, смысл лирики более «позитивный». Вы действительно хотели сделать тексты более хардкоровыми или это естественный прогресс группы?

Дэн: Ну, я бы назвал песни более личными, нежели хардкоровыми, и не совсем «позитивными» с точки зрения хардкора, потому что сейчас слово «хардкор» является в Штатах чуть ли не ругательством – нужно же думать о СЕГОДНЯШНЕЙ МОЛОДЁЖИ. Мы – металлическая команда, и тексты наши довольно сильно отличаются от норм. Мы, наверное, чувствуем ответственность и стараемся не читать нотации. Мы, в отличие от некоторых команд, НИКОГДА не будем петь «Сатана! Сатана! Кровь! Смерть!».

Джон: Ну, многие команды говорят: «Да, на нас оказал влияние хардкор», только вот я что-то влияния этого не слышу.

Это ты про Anthrax?

Джон: Эм! Ха-ха-ха! Не обязательно. Они действительно в какой-то степени пытались. Меня раздражает, когда дэтовые команды с огромными анархическими символами на футболках и джинсовках говорят: «О, да на нас приличное влияние оказал хардкор и песня наша называется «В глубинах Ада!» (смеётся).

Вы по-прежнему дружите с Anthrax?

Дэн: Можно и так сказать.

А как насчёт вокалиста S.O.D. Билли Милано?

Дэн: Давай честно тебе скажу. Я с ним в некоторых моментах не согласен, в плане… эм… (долгая пауза)… маркетинга, но на нашу дружбу это никак не влияет. На мой взгляд, M.O.D. прилично взяли у S.O.D., только Билли пытается писать самые оскорбительные и нелепые песни, и это мне не нравится. Когда мы играли в S.O.D., музыка была весёлой, и тексты были с изрядной долей юмора. Вряд ли кому-нибудь в голову пришло бы воспринимать их серьёзно, однако, похоже, ТАКИЕ НАШЛИСЬ и подумали, что прикольно быть расистом – нет, ребята! Быть расистом – плохо!

Ну, это, безусловно, оправдывает ситуацию с Милано. Были сильные задержки с выходом альбома, нет?

Дэн: Да, ещё какие. Если хочешь знать, почему мы не поехали в европейский тур с Megadeth и не отыграли полноценный тур с Testament и Death Angel в роли хэлайнеров, так это потому, что у всех этих команд вышли новые альбомы, а у нас нет – а всё благодаря проволочкам лейблов I.R.S./ Combat. В итоге с Megadeth поехали парни из Flotsam & Jetsam.

Ладно, давайте вернёмся к ‘Survive’. Расскажи, о чём песни. Они теперь более «серьёзные»?

Дэн: Ну, «открывашка» ‘Rise From The Ashes’ очень мудреная и в основном о ядерной войне – о том, что выжившим не стоит разъединяться и повторять ошибки, которые привели к войне. Потом есть песня ‘Brainwashed’ и пусть про неё Джон расскажет.

Джон: Да, она о том, как правительство с помощью СМИ пытается зомбировать человека и навязать свои взгляды. Да если бы оно хотело – легко бы нас похоронило.

Дэн: Даже музыка в лифте – знаешь, такое расслабляющее приятное дерьмо – это подсознательно. У нашего друга была пара книг об этом, очень интересные книги – вроде кадра, который мелькает всего секунду, но ты всё равно его «хаваешь». Название у песни самое простое, но несёт в себе смысл.

Окей, ещё есть песня ‘F#’ (записана в F-sharp (фа-диез), для тех, кто в музыке разбирается) – в этой тональности мы записали песню, а название не придумали. Она хорошо сочетается с общей концепцией альбома – мол, человек должен сам разобраться в происходящем и не дать другим манипулировать собой.

‘Survive’ снова возвращает нас к проблеме ядерной войны, потом идёт песня ‘Fight To Be Free’ – тут, я думаю, всё и так ясно. И первая сторона заканчивается композицией ‘Got Another Quarter’ – просто очередной прикол. Вторую сторону открывает ‘Great Depression’ – о тех, с кем тяжело находиться рядом. Они вечно дают советы. Они говорят: «Я всего лишь помочь пытаюсь», но на самом же деле в них полно г*вна.

Потом идёт ‘Wired’ – против наркозависимости. Я не хочу сказать, что мы ведём здоровый образ жизни и всё такое, но некоторые себе здорово поганят жизнь всем этим дерьмом, и ничего хорошего в этом нет. Плохо, если наркота тебе нужна для того, чтобы убежать от реальности, а не расслабиться и получить кайф.

А разве так нельзя стать наркоманом?

Дэн: Если травку курить будешь – нормально, но в Америке сейчас популярен амфетамин, и вот это хреново. Но мы стараемся не читать другим нотации, хотя это не так просто.

Потом идёт ‘Equal Rights’, она против расизма. Если бы все подумали о том, что мы – просто люди, в стране не было бы такой напряжённой обстановки.
«Все мы под цветом кожи обычные чуваки» – встревает Джон. С ним сложно поспорить.

Окей, давай перейдём к ‘P.S.A’, где в обязательном порядке «поёт» Лилкер.

Дэн: Ну, PSA расшифровывается как Public Service Announcement («Социальная Реклама»), а такая штука есть в нью-йоркском метро, там есть номер телефона на случай, если ты вдруг «залетел», и мы назвали этот номер в песне.
Джон: Поэтому если вдруг одним прекрасным утром проснёшься беременным, Карл – ты знаешь, куда звонить! (смеётся).

Вернёмся к альбому…

Дэн: Песня ‘Technology’ о том, что технологии прогрессируют, а человечество деградирует. К примеру, парнишка, который долгое время считал на калькуляторе, теперь не может прибавить в голове. И, наконец, у нас есть перепетая песня Led Zeppelin ‘Good Times, Bad Times’.

НА ХРЕНА?

Джон: Я сказал: «Окей, сделаем кавер или я вышибу тебе мозги!» (делает вид, будто стреляет в Дэна).

Всё ясно. А будете ли выпускать какой-нибудь 12-дюймовый сингл на подобие ‘Brain Death’?

Дэн: Да, где-нибудь в середине июля выпустим ‘Fight To Be Free’. Пока не знаем, что будет на второй стороне.

Как вам снова работалось с Рэнди Бёрнсом и Кейси МакКакисом?

Джон: О, Кейси – отличный парень. Музыка в студии орала на всю мощность, как в клубе. И Кейси сидел и спрашивал: «Вы себя-то слышите вообще?», и он выключал и начинал жалобно ныть! Сначала мы записали в студии все партии барабанов, потом поехали в более дешёвую студию, где не нужно было много места, но было не то. Мы там проторчали почти весь первый день, пытаясь найти подходящее место для звука, прикрывали аппаратуру коврами и всё такое. Было ужасно, надо было заранее об этом позаботиться. Последний раз мы таким расп*здяйством занимались. Даже магнитофон барахлил. Могу тебе сказать, у Кейси прилично сдавали нервишки. Он мне говорил: «Звук искажается от оконного стекла! И перестаньте улыбаться! Ваши зубы искажают звук!» (смеётся).

Ты сказал, что вы надеялись подписать контракт с крупным лейблом, и я так понимаю, вам это удалось?

Дэн: Да, только что утвердили сделку с I.R.S. в Штатах, и они выпустят наш следующий альбом, так что мы, возможно, поедем в тур с The Bangles!

Джон: Да, хочу завалиться к ним в раздевалку, когда они будут переодеваться: «О, чёрт! Простите, девочки! Мне так неловко!» Ха-ха!

Дэн: Раз уж мы затронули тему гастролей, я хочу упомянуть, что в сентябре мы, возможно, поедем в тур со Slayer. Вот это будет круто!

Джон: Поверю, когда сяду в самолёт (смеётся)

Но это в будущем, а сейчас давайте вернёмся в настоящее. Какие у вас отношения с лейблом Combat?

Дэн: А сколько времени? Не пора ли тебе закругляться? Следующий вопрос.

Джон: Мама говорила, если о человеке нечего сказать хорошего – лучше ничего не говори.

Дэн: Они для нас и хорошего много сделали и…

Джон: И х*йни много натворили. Вместо авторского гонорара нас накормили глянцевыми чёрными пластинками. Они переехали в более крупное здание, у них работают новые сотрудники и есть новая компьютерная система, поэтому они готовы сказать: «Да, ребята, будете у нас теперь в золоте купаться! О, кстати, сейчас устроим вам тур по Европе». Ага, конечно!

Напоследок поговорим о менее серьёзном. Что скажете по поводу песни ‘Hang The Pope’ и как вы реагируете на то, что теперь команды вроде Napalm Death играют музыку в два раза быстрее?

Дэн: Ну, мы песню написали под влиянием ранних D.R.I., и это был всего лишь прикол. Лирика была со смыслом, но не лишена юмора и сарказма.

Джон: Я лично считаю, это будет следующий ‘Free bird’ [песня Lynyrd Skynyrd 1973 года], только одна тринадцатая от общей продолжительности песни! Ха-ха!

Что ж, если тур со Slayer состоится и Nuclear Assault вновь приедут на британскую землю, я твёрдо уверен, что группа сможет прилично увеличить армию своих поклонников, разнообразив свой материал на концерте (хотя давайте всё-таки признаем, что понятие «разнообразие» к Slayer явно не относится, верно?), и кто знает, может быть, с новым контрактом Nuclear Assault превзойдут некоторые «вдохновлённые хардкором» металлические команды.

Перевод: Станислав “ThRaSheR” Ткачук


Dimon