Главная » Металика » Роб Дьюкс: «В какой-то момент Exodus для ребят стал обычным бизнесом»

Роб Дьюкс: «В какой-то момент Exodus для ребят стал обычным бизнесом»

Свежее интервью бывшего вокалиста Exodus Роба Дьюкса (Rob Dukes) для “Psychology Today”.

Негодование – или глубокое чувство обиды – может являться мощной и противоречивой эмоцией. С одной стороны, чувство негодования может рассматриваться как самозащита и мотивация, побуждающая к избавлению от тех, кто отравляет нашу жизнь. Но с другой стороны, это пылающее чувство негодования само может отравить и поглотить, являясь потенциальным поводом для нездоровых привычек вроде злоупотребления алкоголем.

Для Роба Дьюкса злоба и обида были самыми близкими эмоциями, отчасти из-за которых он с ранних лет увлекся алкоголем. В качестве примера Дьюкс привёл родителей, к которым испытывал глубокое чувство обиды и злобы.

«Это чувство у меня было ко всем… с родителями мы близки не были. Не разговаривали – я был зол на них. Они бросили меня, когда я был совсем мелким. Им было плевать на меня. И мне приходилось всему учиться самому. Много всякого дерьма происходило. Во мне кипела злоба и негодование».

Брошенный одинокий парень нашёл утешение в панк-роке и хэви-метале. Группы пели о состоянии мира и человеческой природе, что было близко молодому Робу.

«Панк-рок реально оказал на меня воздействие. Поначалу мне нравились команды вроде KISS – но в их текстах не было никакой идеи. Потом в моей жизни появились The Sex Pistols и The Clash, и они начали петь о несправедливости в мире. Многие металлические команды стали петь об этом же… Metallica затрагивала в своих текстах серьёзные проблемы. Они никогда не выступали на чьей-либо стороне, но им было небезразлично, что происходит в мире. Чувак, мир состоит не только из радуги и снежинок».

В итоге Дьюкс стал вокалистом Exodus, группы, которую журнал Spin недавно незвал одной из величайших трэшевых команд современности. Он вспоминал, насколько особенное чувство он испытывал, породнившись не только с музыкой, но и с участниками коллектива.

«Это всё равно, что состоять в пяти браках. Мы как братья, как семья. Каждый – индивидуален. Как только начинается вступление, шутки в сторону… адреналин бежит по венам. Как только ты выходишь на сцену… начинается полный п*здец. Ты живёшь этими моментами, мгновениями. Мы превращаемся в единый слаженный механизм, не дающий сбоев. Мне особенно запомнилось наше выступление на фестивале Wacken Open Air в 2008 году. Мы уже и так катались в туре целый месяц. Мы были заряжены… были готовы выйти на сцену и всех порвать! Там было 65-70 000 человек, невероятное ощущение. Сложно описать словами, это нужно ощущать. По этой причине музыканты до сих пор играют в группах. Они ждут этого момента».

Вскоре отношения участников в группе стали портиться. Впервые Дьюкс почувствовал разочарование в 2011 году, когда гитарист и основной автор песен, Гэри Холт, начал играть со Slayer. Официально Холт из Exodus не уходил, однако Дьюкс чувствовал, что Slayer для Гэри были на первом месте, из-за чего он не мог гастролировать со своей основной группой.

«Гэри был эпицентром Exodus, его душой и сердцем. И когда его пригласили ребята из Slayer, он забил на Exodus – он забил на всю свою карьеру, свою работу и команду, которую сколотил практически с нуля и не раз вытаскивал из могилы – он передал Exodus в другие руки, а сам ушёл в Slayer. Я его не осуждаю. Но в то же время, ты бросаешь пять своих друзей, которые поддерживали и гастролировали с тобой десять лет».

Однако по-настоящему Дьюкс начал негодовать в 2014 году, когда его попросили покинуть коллектив, поскольку ребята решили вернуть своего бывшего вокалиста Стива «Зетро» Сузу. Дьюкс считал, что решение было принято ради продаж билетов, ведь Exodus могли выступать за большие деньги в как бы «классическом составе».

«Мне кажется, ближе к концу моего пребывания в группе это стало обычным бизнесом. И дружба отошла на второй план… Я принял ситуацию на свой счёт. Мне было наср*ть на бизнес… и на деньги мне тоже было наср*ть. Я просто хотел играть и выступать. Мне не хватало чувства товарищества. Мне не хватало тех ночей в автобусе, когда мы ехали из Испании в Италию, и мы с Ли (Алтусом) и другими ребятами зависали до утра, страдали хернёй, болтали и слушали Black Sabbath и спорили, кто лучший хоккеист».

Уход Дьюкса из Exodus пришёлся на особенно сложное время, поскольку незадолго до этого он женился.

«Да, я уже был женат – накопил бабки и переехал на другое побережье, работы у меня не было. И вот мне 47 лет, и я начинаю всё с чистого, бл*дь, листа. Я был дико зол. Я ходил по дому, испытывая ужасную ярость… дома с женой я улыбался для виду и говорил, что всё будет хорошо. Но внутри меня переполняла злоба и ярость – я кипел от злобы. Если бы не было жены, всё было бы не так страшно. Сам-то уж я бы справился. Но теперь были обязательства перед человеком, которого я люблю и о котором забочусь – и за неделю до этого я сказал, что собираюсь провести с ней всю жизнь. Буду заботиться о тебе и в горе, и в радости и всё такое. Хреново, когда не можешь прокормить семью. Ей я об этом, конечно, не говорил, но постоянно думал. Хотя надо было бы сказать. Но я не сказал, потому что не хотел, чтобы она жила в страхе. Хотел, чтобы она чувствовала во мне опору. Около года я жил в панике, пытаясь свести концы с концами».

Вскоре Дьюкс устроился механиком в компанию по реставрации автомобилей. Роб не пил 25 лет, но чувствовал, что все эти негативные эмоции просто пожирают его.

«Несмотря на то, что я завязал с выпивкой, делать людям больно, совершать ошибки и творить херню я не перестал. В какой-то момент нельзя винить прошлое за будущие поступки. Иногда нужно сесть и поговорить с собой и задать вопрос: «За каким х*ем я это делаю? Это же п*здец как вредно». И мне от этого лучше не становится, но я продолжаю. Нах*я? Это природа человека, которую мне не понять. Почему я продолжаю совершать одни и те же ошибки снова и снова, хотя делать этого не хочу?»

Дьюкс рассказал, как начал бороть в себе чувство обиды и негодования. Он привёл в пример разговоры с Дэйвом Эллефсоном из Megadeth и Джеком Гришэмом из TSOL, которые помогли ему вновь найти ориентир в жизни.

«Я часто смотрел в зеркало и думал: «Чувак, какого хера ты творишь?». И моё внутреннее «я» отвечало мне: «Проблема перед тобой…». И таким образом я не срывался. Мой друг Джек Гришэм из TSOL… мы с ним сидели и разговаривали. И я ему вывернул свою жизнь наизнанку. Помню, мне Дэвид Эллефсон из Megadeth звонил и спрашивал, всё ли у меня нормально. Я был на работе, был обеденный перерыв. И я весь обеденный перерыв сидел на телефоне и выплёскивал гнев и негодование. Потом я не поленился, взял ручку, листок бумаги и написал, почему так бесился и злился. После работы я позвонил Дэйву, и мы с ним встретились попить кофе, я показал ему этот листок. И в тот момент всё прошло. Больше я не злился».

«Дело в том, что в Exodus я вёл себя резко и грубовато. Иногда я был чересчур откровенным и честным, ставил других в неловкое положение. И мне это надоело. Меня дико раздражали эти двойные стандарты. Прямо перед записью той пластинки мы поехали в Японию. Однажды вечером мы все вместе сели и обсудили, как будем работать над альбомом и какие перед собой ставим задачи. Цель была – сделать лучшую пластинку, и каждый должен был приложить руку. Мы не собирались делать, как обычно. Но ничего этого не было. Всё то же самое. Сотни раз переработанный материал. Меня это бесило и я не стал молчать. Я резко высказался и ребята обиделись. Они не захотели меня поддержать – они решили, раз я себя так веду, то и они будут. Если бы я молчал в тряпочку и спел песни, я бы всё равно потерял работу, потому что они решили вернуть Зета. Разницы уже никакой не было».

«Знаешь, я многое понял. Это называется «не пускать людей обратно к себе в дом». Да, я буду с ними добр и мил, но в дом я к себе их не пущу. Просто приходит понимание того, что при случае меня легко сольют, так зачем распинаться? Редко кто остается человеком в таких ситуациях».

«Я 10 или 12 лет был членом клуба Анонимных Алкоголиков, не пил, и я научился смиряться и просить прощения. Если хочешь жить своей жизнью, обида и негодование убивает в тебе личность, любовь и заботу. Обида приведёт тебя не туда. И лучшее, что ты можешь сделать – позвонить тем, кому когда-то сделал больно и помириться. Именно так я и сделал. В любом случае твоя вина тоже есть. Как бы ты ни злился, как бы был неправ, если ты искренне посмотришь на себя, частично в тех ситуациях виноват и ты сам».

«Когда миришься, плевать, каким будет ответ или реакция. Скажет ли тебе человек: «Я тебя прощаю» или пошлёт на х*й. Не важно. Главное, что ты сам готов пойти на встречу и помириться, заглянуть в себя и сказать: «Я был неправ и мне жаль». И иногда тебе отвечают: «Мне это знакомо, я тебя понимаю. Я прощаю тебя. Я и сам далеко не ангел». Ну а кто-то говорит: «Засунь в жопу свои извинения!».

Всё это принесло свои плоды. Несколько лет назад Дьюкс помирился с родителями.

«В какой-то момент я понял, что мне всё это недоело и я хочу изменить жизнь к лучшему. Вместо того, чтобы звонить им по телефону, я приехал к ним домой, посмотрел в глаза и сказал: «Простите. Был виноват». И давно разведенные отец с матерью расчувствовались и тоже попросили прощения. Теперь мы общаемся каждую неделю – мы близились. Они от меня ничего не скрывают, и я от них тоже. Жить стало гораздо лучше и приятнее».

Не так давно Дьюкса пригласили выступить с Exodus – он решил, что это хорошая возможность помириться.

«Несколько месяцев назад я приехал и отыграл с ребятами, и мы сели за стол в Сан-Франциско и, похоже, все всё поняли. Обнялись и всё было хорошо. Весь негатив забылся. И я был очень рад, что мне удалось помириться с парнями из Exodus. Приятно, когда нет камня за пазухой. Так жить гораздо легче».

Дьюкс смог снова найти общий язык с Холтом – на него повлияла ссора между Эдди Ван Халеном и Сэмми Хагаром.

«Эдди Ван Хален терпеть не мог Сэмми Хагара… но в день рождения Эдди Сэмми прислал ему сообщение с поздравлением. И Эдди ответил: «Спасибо». Вот и всё. Сэмми спросил, зачем он это сделал. А Сэмми сказал, что не хочет оставшуюся жизнь ходить с этой обидой и злобой. И я подумал, что нам с Гэри тоже нужно помириться. Я кое с кем поговорил, он поговорил с Гэри. Гэри мне позвонил. И мы с ним всё решили. Поговорили минут двадцать. И когда я повесил трубку, я чувствовал себя прекрасно… Злобы и агрессии во мне больше не было… Мы потом стали чаще созваниваться, и вот он пригласил меня на концерт. И теперь мы переписываемся каждую неделю и пишем друг другу в Instagram – это же ох*ительно.

Жизнь Дьюкса стала лучше. Он стабилен в финансовом плане и продолжает сочинять музыку со своей группой Generation Kill и сотрудничать с Дэррилом Макдэниелсом из Run-DMC.

«Мы переехали из квартиры в шикарный дом… в финансовом плане всё стало лучше. Так что все страхи остались в прошлом. Я начал работать над вторым альбомом с ребятами из Generation Kill. И познакомился с Дэррилом из Run-DMC. Мы стали работать вместе с парнями из Generation Kill. Так что с музыкой у меня по-прежнему всё хорошо… Гэри сыграл соло на новом альбоме Generation Kill».

Похоже, Дьюкс удивлён, как умение признать свою вину улучшило его отношения с окружающими. Но, похоже, он особенно тронут, что его пример послужил хорошей мотивацией для других.

«Недавно был на концерте Slayer – они выступали в Аризоне, и я заценил Гэри, Керри (Кинга) и Тома (Арайю), Behemoth открывали концерт, и я зависал с ними, ещё там были парни из Lamb Of God, и я зависал с Рэнди (Блайем). И вот я за кулисами с женой, и мы только что закончили разговаривать с Робом Хэлфордом – он рассказывал о мотоциклах и машинах, и я поворачиваюсь и вижу, передо мной стоит огромный парень. Кладёт мне на плечо руку и говорит: «Спасибо тебе». Я спрашиваю: «За что?» Он отвечает: «Восемь лет назад я брал у тебя интервью в Финляндии, и своим примером ты заставил меня помириться с отцом. А я с ним не разговаривал несколько лет. Но ты вдохновил. И после интервью я пошёл и поговорил с ним, и теперь мы лучшие друзья».

«Если я был рождён на этой земле только лишь ради одного этого чувака и этого момента – я дико доволен!»

Перевод: Станислав “ThRaSheR” Ткачук


Dimon