Главная » Металика » Рождественский базар с Шагратом, Нергалом и Дэни Филтом

Рождественский базар с Шагратом, Нергалом и Дэни Филтом

[Материал из журнала «Revolver» за декабрь 2008 год]

Зима – тот ещё геморрой. Отопление дороже, чистить снег лопатой – полный отстой, да и машина хрен заводится, когда на улице -10 градусов. Однако каждый декабрь наступает рождественская лихорадка, и как бы холодно не было на улице, народ с радостью выходит из домов и направляется в магазины за подарками. Он даже молится, чтобы выпал снег.

Однако есть те – помимо, конечно же, Эбенезера Скруджа и Ворчуна – для кого Рождество скорее пытка, нежели удовольствие. Многие блэкари с огромной радостью подожгли бы рождественскую ёлку, а не украшали её. Всё-таки, блэк-метал осуждает предписания Христианства и этой культуре ближе поклонение природным языческим богам и разгульные сатанинские пирушки. Другими словами, праздновать рождение Иисуса Христа блэкарям нет никакого смысла.

Однако и у приверженцев блэка есть семьи, и если вы решили посвятить жизнь борьбе с инфернальной ложью Христианства, отнюдь не значит, что ваши родители, родственники и дети должны делать то же самое. Фронтмен Behemoth Нергал, вокалист Dimmu Borgir Шаграт и лидер Cradle Of Filth Дэни Филт не раз на Рождество распаковывали подарки – и вздорили из-за пустяков с домочадцами – и уверен, многие другие воины блэка, как знаменитые, так и мало кому известные, 25 декабря неохотно соберутся вокруг праздничного стола без корпспейнта и шипов, чтобы принять участие в поедании ветчины и эгг-нога.

В общем, желая узнать, что же такое «Блэкушное Рождество», мы попросили вышеупомянутых музыкантов принять участие в дискуссии за круглым столом о празднике и воскресить призраков своего рождественского прошлого. Некоторые ответы удивили. Конечно же, блэк-метал – это разрушение ожиданий и плевок в лицо традициям, но кто бы мог подумать, что музыка Cradle Of Filth зиждется на любви, Шаграт – поклонник Black Label Society, а у Нергала всё в порядке с чувством юмора? Так давайте читать, Богохульники! Мрачного вам Рождества!

Большинство любит Рождество. А как вы относитесь к празднику, который многим дарит радость?

Неграл: Я делаю всё, чтобы его избегать. В декабре мы будем гастролировать по Австралии и Новой Зеландии, и я планирую вернуться домой в начале января, чтобы не проводить Рождество в Польше. Все в восторге, а меня это раздражает. В депрессию вгоняет. Две недели все вроде как должны быть добры друг к другу. А как насчёт того, чтобы быть добрыми весь год?

Шаграт: Мне не нравится, что все навязано. Нужно обязательно покупать подарки семье. В итоге за день до Рождества все толпятся в магазинах, яблоку негде упасть.

Дэни Филт: Я немного другого мнения. Согласен с тобой, Нергал, по поводу лицемерных принципов Христианства, но люблю Рождество, потому что почти весь год на гастролях, и Рождество для меня – прекрасная возможность отдохнуть и провести время с женой и дочкой.

А ёлка у вас есть?

Филт: Конечно. Обычно она чёрная.

Шаграт: У меня тоже дети есть, и приходится покупать им подарки.

Нергал: Может быть, если бы у меня была семья, я бы относился к Рождеству иначе. Но не стоит забывать, что рождественская ёлка своим происхождением обязана язычеству. Как и большинство христианских принципов. Её украли, когда христиане завоевали эти страны и культуры. Классный трюк! Всё новое – хорошо забытое старое и знакомое.

То есть, Санта тоже языческий персонаж?

Филт: Полагаю, некоторые аспекты язычества присутствуют, но я всегда считал, что «Санта» – анаграмма слова «Сатана».

Нергал: Кстати, об игре слов. Прикольно вместо «Весёлого Рождества» говорить: «Весёлого Торжества».

Помните своё самое ужасное Рождество?

Нергал: Где-то лет десять назад я был дома у родителей, и стоило мне войти в дом, через 20 минут мы с отцом серьёзно сцепились. Вроде как нужно быть ближе и добрее, но все изменилось. Такова человеческая природа.

Филт: Никогда не забуду, как на Рождество мама подарила мне кассеты Slayer ‘Reign In Blood’ (1986) и Dark Angel ‘Darkness Descends’ (1986), а потом сказала: «Даня, а ну-ка, сделай тише!».

Шаграт: Восемь лет назад мы выступали в какой-то дерьмовой стране. Я весь день спал, а потом нас накормили отвратительной едой в отеле ресторана.

Разве плохо, что есть день, когда все друг другу рады и здорово проводят время?

Филт: Нет ничего плохого в том, что немецкие и английские солдаты перестают стрелять друг в друга, сидя в траншеях во время первой Мировой Войны, достают мячик и играют в футбол, потому что на дворе Рождество.

Шаграт: Мне кажется, всё это лживые обещания, и глупо в это верить.

Когда вы перестали верить в чудеса на Рождество?

Неграл: Когда мне исполнилось 14 и я начал слушать тяжёлую музыку. Для меня куда важнее стало сидеть в своей комнате и наслаждаться музыкой, а не делать то, что навязано традициями. Тогда-то я и перестал верить во всю эту чушь.

Шаграт: Я с раннего детства решил, что Рождество это не моё. Все эти христианские ценности – чушь полная.

Филт: Не хочу говорить, что чудес на Рождество не бывает, потому что это интервью прочтёт дочка (ей на тот момент было 10 лет – прим. ThRaSheR). А если она перестанет верить в Санта-Клауса, то и в вампиров и оборотней она верить тоже перестанет.

Портили когда-нибудь рождественские декорации?

Шаграт: О да! В детстве любили сваливать ёлки или вырубать огоньки.

Филт: У нас в деревушке мужик нарядился в Санту и приехал на санях, устроив организованное благотворительное мероприятие. А мы спрятались и закидали его камнями, пытаясь разбить ему фары.

Что должны делать блэкари на Рождество, чтобы не утратить верность тьме?

Филт: Они должны слушать песню Кинга Даймонда ‘No Presents For Christmas’ («Никаких Подарков на Рождество»)

Нергал: Дело не в этом. Я считаю, каждый волен делать то, что ему хочется и быть собой. Это и есть основное правило металлической музыки.

Рождество символизирует рождение Христа. Если бы Христос не родился, всё равно нашли бы того, кого назвали бы «Сыном Божьим»?

Филт: Уверен, кого-нибудь бы точно нашли, считая его символом спасения. Я думаю, сегодня Христос был бы в облике Пэрис Хилтон.

Шаграт: Конечно же, было бы лучше без рождения Христа, потому что всё это полная х*рня, чего бы он ни символизировал.

Нергал: Ну, может быть, если бы Иисус знал, какой п*здец будет твориться в мире, он бы не позволил себя распять. Но если бы не Христос, мы бы сейчас здесь не сидели и не говорили об этом. Нас все эти сказки вдохновляют на сочинение зловещей музыки.

Нергал, ты говорил, что группа Behemoth зиждется на ненависти. А можно ли то же самое сказать про Cradle Of Filth и Dimmu Borgir?

Шаграт: Не только на ненависти. Множество различных эмоций.

Филт: Не хочу звучать по-пидорски, но сущность нашей музыки – любовь. Многие норвежские команды говорят: «О, да мы ненавидим всех и вся». Но это ведь не так. Им нравится играть эту музыку, разве нет? И мне моя музыка и группа нравится.

На всех вас оказал влияние блэк-метал, но можно ли назвать ваши группы блэком?

Шаграт: Dimmu Borgir никогда традиционной блэковой командой не были. В нашей музыке гораздо больше элементов и жанров, поэтому назвать нас «чистым блэком» нельзя. Мы сочиняем экстремальную музыку, наносим корпспейнт и у нас мощные образы. В этом плане нас можно причислить к блэковой сцене. Но музыка у нас гораздо более разнообразная.

Филт: По идеологии я бы назвал нас блэком. Мы так и начинали. Но лучшей наградой для нас было бы выделяться на фоне остальных, как, скажем, Iron Maiden. Никто ведь не называет их «Новой Волной Британского Хэви-Метала». Это Iron Maiden, и сразу всё понятно. Все эти понятия лишь для того, чтобы найти нужную полку в музыкальном магазине.

Нергал: Согласен с ребятами, но нужно сначала нас спросить, что такое блэк. Для меня блэк – это ранние альбомы Данзига, Mercyful Fate и Darkthrone. Но все эти группы очень разные.

Филт: Здесь дело больше в менталитете, но постепенно все начали говорить, что блэк-метал – это бластбиты, жужжащие гитары, северные когти – в отличие от Санта-Клауса. Когда появилась норвежская блэковая сцена, она была известна поджогами церквей и убийствами… Такой её видел остальной мир, и сразу же одно стало олицетворять другое. Но я помню, когда вышел первый альбом Mayhem ‘Deathcrush’, все говорили: «Что это за дерьмо? Совсем трэш играть не умеют!». А потом все закрутилось-завертелось, и из «анонимуса» этот парень превратился в Евронимуса.

Шаграт: Именно Евронимус познакомил меня с альбомом ‘Deathcrush’. Я хотел купить альбом в его магазине «Ад», но не смог. Был ограниченный тираж. К поджогам и прочим криминальным событиям я никакого отношения не имел, но музыка мне их нравилась.

Для подростков, никогда не слышавших экстремальную музыку, первые альбомы Mayhem, Darkthrone, Burzum и Emperor были настоящим откровением, так разве не естественно, что они считают эти команды сущностью блэка и хотят, чтобы все остальное звучало так же?

Филт: Мне кажется, все просто стараются воссоздать своё первое памятное событие – первый поцелуй или подарок на Рождество. Всё дело в ностальгии. Но нельзя жить ностальгией, потому что это лишь осколок прошлого, и что бы ты ни делал, тебе никогда не удастся испытать те эмоции снова. Для меня настоящий блэк – это Sodom и Bathory, но нынешняя молодёжь после моих слов покрутит пальцем у виска, потому что когда эту музыку открывали для себя мы, она была для нас особенным событием и ритулом.

Как вы открыли для себя блэк-метал?

Филт: В 13 лет услышал ‘Don’t Break The Oath’ (1984) группы Mercyful Fate, и было ощущение, будто я услышал призраков. Я был в восторге, потому что именно это я и искал. Я рос в «графстве ведьм», у нас там большую часть года творился настоящий Хэллоуин. К нам в деревню приезжали люди и пытались найти могилы Мэттью Хопкинса, «охотника за ведьмами», и мучеников-христиан, которые были сожжены. Мы ощущали эту атмосферу, но никак не могли въехать, в чём дело. Я в то время слушал ужасную попсу 80-х вроде Ultravox, и она казалась мне мрачной. А потом кто-то включил мне металл, и я подумал: «Твою же мать, вот это крутизна!». Через две-три недели я услышал ‘Don’t Break The Oath’ и жизнь кардинальным образом изменилась.

Нергал: Я открыл для себя металл в 10 лет, и помню, друг моего брата сказал: «Эй, у меня есть сатанинская музыка. Чёрная месса». Когда он включил, я конкретно испугался, и это было вступление ‘A Dangerous Meeting’, первая песня на альбоме Mercyful Fate ‘Don’t Break The Oath’. Он мне так и не сказал, что это была за группа, и когда годы спустя я купил этот альбом, вернулись детские воспоминания. В 12 я увлёкся Venom, Destruction, Sodom и Bathory.

Шаграт: У меня всё началось в детстве с команд вроде KISS, W.A.S.P. и Twisted Sister, у них был мощный образ. Потом я стал обращать внимание на группы вроде Bathory, Celtic Frost и Venom. Музыка Venom мне не очень нравилась, но образ и лирика впечатляли.

Похоже, за последние пару лет блэк-метал прочно проник в культуру мейнстрима. В Бразильский дизайнер моды Александр Херчкович выпустил линию одежды с моделями в корпспейнте.

Шаграт: Это довольно странно. Я знал, что блэк стал популярнее, но модели в корпспейнте – что-то новенькое.

Филт: Меня удивляет, что блэк ещё прочнее не проник в мейнстрим. В Британии нас приглашают на ТВ передачи, но в Америке максимум, что было – это «Металокалипс», мультфильм об идеальной группе. Вся нация в теме, но они игнорируют команды, которые занимаются этим на полном серьёзе.

Фрэнк Заппа однажды спросил: «Есть ли юмору место в музыке?». А есть ли юмору место в блэке?

Шаграт: Не сказал бы, потому что эта музыка должна восприниматься всерьёз. Однако много и тех, кто занимается этим забавы ради. А ничего смешного здесь нет. Это образ жизни.

Филт: Ну, я думаю, юмору есть место в повседневной жизни. Иногда нам говорят: «О, вы комедийная группа», потому что в интервью мы частенько ведём себя естественно. Но тексты и музыка у нас серьёзные. Просто некоторые команды пытаются вести себя настолько серьёзно, что забывают, как смеяться.

Нергал: У нас серьёзные тексты. И я серьёзный парень. Но я согласен, что иногда прикольно побыть забавным и нелепым. Мы так делали, когда выпустили DVD. На одном DVD было два наших концерта, а второй больше напоминал «Блэкарей-Чудаков».

Блэковая сцена крепчает или же превратилась в пародию на саму себя?

Шаграт: Она стала смешной и нелепой. На мой взгляд, осталось лишь несколько достойных команд. Watain и Carpathian Forest мне нравятся. Darkthrone, Mayhem и Satyricon выпускают мощную музыку. Но я не слежу за этим жанром. Мне больше нравится рок-н-ролл вроде Carburetors и Black Label Society.

Нергал: Надежда есть, появляются достойные коллективы. Deathspell Omega из Франции новые и очень серьёзные. Ещё нравятся Watain. Но осталось не так много классных команд.

Филт: Но это и хорошо. Это как после ядерной войны остаётся лишь несколько бродяг, способных вновь ожить. Это меня и интересует. Мне не нравится ажиотаж перед бурей. Мне нравится то, что происходит после.

Есть ли у блэка развитие в будущем?

Шаграт: Я считаю, ему нужно снова вернуться в подполье. Многие блэкари котируют подпольную сцену и хотят, чтобы жанр не был таким популярным. Вероятно, тогда он будет больше цениться.

Филт: Наверное, высшей точкой для блэка было бы устроить какое-нибудь реалити-шоу вроде «Выжившего» в Австралии, только с участием музыкантов всех блэковых команд – каждому придётся биться за место под солнцем, добывать себе еду и так далее, и всё это под объективом камер, да ещё и миллионы смотрят по телеку. Конечно же, о музыке здесь речи не идёт. Зато все бы увидели, может ли Атилла Чихар из Mayhem построить себе плот или научиться приручать морских черепах. Наверное, только так эта культура и могла быть стать популярной и успешной, а ирония в том, что выглядело бы это настолько глупо, что прекрасно бы отражало современное телевидение и то, чем сегодня интересуется молодёжь – наблюдать за жизнью других вместо того, чтобы устраивать свою.

Дэни, а ты бы выжил на этом острове?

Филт: Меня, кстати, приглашали принять участие в реалити-шоу «Выживший», но помимо меня ещё куча кандидатов. Что же касается острова с блэкарями? Это было бы п*здец как смешно. Наверное, я бы отказался, но с удовольствием посмотрел бы по телеку.

А что по поводу мнимого соперничества между современными блэковыми командами?

Филт: Ты про этот вечный миф про нас и Dimmu Borgir? Все хотят, чтобы мы друг друга ненавидели, потому что нужно как-то продавать журналы. Нас всегда натравливали на норвежцев, потому что нас разделяет вода. А мы по иронии судьбы всегда с ними дружили.

Шаграт: Это всё пресса придумывает, потому что обе команды по-своему успешны. Вот поэтому одни говорят, что мы копируем Cradle Of Filth, а другие говорят, что они копируют нас. Мы абсолютно разные.

Нергал: Сегодня то же самое происходит с нами и Nile. Нас х*есосят за то, что мы выпускаем альбомы в один и тот же день и поехали на один и тот же Ozzfest.

Филт: Ну, просто не надо в следующий раз помещать на обложку Тутанхамона.

Нергал: Но мы с ними дружим. То же самое произошло в Польше с Vader.

Обычное упоминание блэка в СМИ связано со стрельбой в школе или ещё каким-нибудь ужасным событием. Вредит ли это жанру?

Нергал: Сомневаюсь, потому что таким образом ты получаешь некое признание. Любая реклама – это реклама.

Шаграт: Да, но нам от этого внимания ни горячо, ни холодно. Блэк – это в первую очередь, музыка, а не убийства.

Филт: Какое признание? Я бы, честно говоря, не хотел бы продать ещё 20 000 пластинок, и мои домочадцы и школьные друзья знали при этом, каким образом я этого добился. Мне такие деньги не нужны.

А что бы вы сказали обеспокоенным родителям, которые по-прежнему не видят ничего позитивного в этой музыке?

Шаграт: Качественная музыка с толковыми музыкантами. И удовлетворение для души.

Нергал: Эта музыка учит нестандартному мышлению. Я в детстве многое узнал о Египте благодаря альбому Iron Maiden ‘Powerslave’ (1984). Откройте для себя другие жанры музыки, чтобы больше узнать о различных аспектах культуры, истории, мифологии, религии и политики. Их полно, и всё это есть в тяжёлой музыке.

Филт: Верно. Любовь может быть чуть ли не самым важным посланием, но п*здец как скучно, когда слушаешь однотипные песни Бритни Спирс о бестолковой любви. Разве здесь есть мудрость? Чему эти песни могут научить подростка? Заставить шевелить мозгами? Нынешняя молодёжь, слушающая блэк, куда более продвинутая и осведомлённая, чем ребята, которые росли со мной – пусть слегка оглохшая, но, безусловно, мозгов у неё больше.

Перевод: Станислав “ThRaSheR” Ткачук


Dimon