Главная » Металика » Slayer. Вечное господство

Slayer. Вечное господство

[материал из журнала «Metal Hammer» за январь 2019 года *]

‘Reign In Blood’ изменил музыку навсегда. Вот и всё. Том Арайа, Керри Кинг, Дэйв Ломбардо и близкие друзья группы вспоминают, как создавалась легенда.

Конец света близок. Точная дата последнего выхода Slayer на сцену ещё не определена, но не покидает неизбежное как смерть чувство, что осталось им недолго. Судьба предрешена: когда завершится нынешний мировой тур, Slayer навсегда уйдут на покой.

И когда они в итоге действительно откланяются и уйдут со сцены, команда, основанная в 1981 году в пригородном Оринж-Каунти (округ в южной Калифорнии), оставит после себя мощное наследие. Slayer по праву могут претендовать на звание одних из родоначальников трэша. Команда помогла превратить этот жанр из дикого грубого подпольного движения в уникальную прорывную всесокрушающую природную силу, чьё влияние слышится до сих пор. Их пластинки, начиная с ‘Show No Mercy’ (1983) и заканчивая ‘Repentless’ (2015), стоят в одном ряду с величайшими священными писаниями тяжёлой музыки.

Но одна пластинка превосходит все остальные. Вышедший в октябре 1986 альбом ‘Reign In Blood’ – не просто потрясающая работа Slayer, но и стоит в одном ряду с величайшими альбомами в истории любой группы и любого жанра: 28 минут и 58 секунд необузданной мощи и ярости и ничем не прикрытое намерение в равной степени вызывало трепет, возгласы одобрения и жаркие дискуссии. ‘Reign In Blood’ – это главное наследие Slayer.

«Работая над альбомом, мы понятия не имели, что он получится особенным, – говорит гитарист Керри Кинг, – мы знали, что он классный, но никогда не думали, что о нём будут говорить ещё тридцать лет».

Кинг вместе с вокалистом/басистом Томом Арайей, оригинальным барабанщиком Дэйвом Ломбардо, продюсером Риком Рубином и несколькими друзьями и коллегами Slayer вспоминают эпохальный альбом. Перед вами подробная история о том, как ‘Reign In Blood’ навсегда изменил мир…

К 1985 году парни из Metallica стали лидерами трэшевого движения. Но Slayer от них не сильно отставали. Их первые два альбома – ‘Show No Mercy’ (1983) и ‘Hell Awaits’ (1985), вышедшие на американском независимом лейбле Metal Blade – доказали, что существовать в тени Джеймса Хэтфилда и Ларса Ульриха Slayer было явно недостаточно.

Керри Кинг: Помню это время незадолго до выхода ‘Reign In Blood’. Здорово было быть музыкантом Slayer. Ты шёл по улице и тебя узнавали, знали твоё имя. Странное было ощущение. Я тогда единственный раз задрал нос.

Дон Кай (американский рок-журналист): Первые два альбома Slayer и миньон вышли на [подпольном лейбле] Metal Blade. Это были мощные цельные пластинки, и все стали тащиться от Slayer.

Брайан Слэгел (владелец “Metal Blade”): На ‘Hell Awaits’ парни значительно прибавили. Особенно Дэйв – он был феноменальным барабанщиком.

Том Арайа: Песни мы писали реально тяжелые – длинные, но тяжелые. Но тогда все так играли. И мы решили, что ничем не хуже. Но не стояли на месте, а всё время развивались и росли в музыкальном плане.

Дэйв Ломбардо: Мы знали, что ‘Hell Awaits’ классный альбом, но нам не терпелось начать работу над следующей пластинкой.

Том: Мы лишь знали, что следующий альбом будет быстрее ‘Hell Awaits’.

Кампания ‘Hell Awaits’ ещё не завершилась, а Slayer уже планировали следующий шаг. Они дружили с коллегами по цеху, но знали, что им под силу утереть нос всем остальным.

Дэйв: Мы становились более дерзкими и самоуверенными. Всё-таки, выпустили два альбома и в тур съездили.

Том: Откатав тур в поддержку ‘Hell Awaits’, Джефф с Керри стали компоновать идеи для нового материала.

Дэйв: Прежде мы собирались вместе и рубили песни. Но Джефф купил записывающее оборудование и стал писать демки, забивая в программу барабаны, риффы и некоторые аранжировки. После чего приносил кассеты нам. Было здорово, потому что у нас была чёткая картина того, в каком направлении мы двигаемся.

Том: Джефф увлёкся калифорнийским панком. Он частенько гонял в местный музыкальный магазин и глазел на обложки альбомов. Он считал, чем круче обложка, тем лучше группа. Потом он приносил купленные альбомы на репетицию и постоянно их крутил.

Дэйв: TSOL, Minor Threat, Dead Kennedys, Circle Jerks… Джефф постоянно открывал новые группы. Это, безусловно был поворотный момент.

Том: Последним в панк въехал Керри – он больше любил металл. В панк он поначалу вообще не врубался. В итоге втянулся – если как следует шарахнет что-нибудь по башке, в конечном итоге начинаешь это любить.

Керри: Трэшевые команды тогда дружили друг с другом. Я покупал альбомы других групп, чтобы посмотреть, чем они дышат и занимаются.

Дэйв: Мы следили за остальными. Слушали другие команды и говорили: «Слабовато, мы можем лучше и жёстче».

Том: Все играли что-то медленное. Керри с Джеффом сказали, что хотят выдать что-нибудь быстрое. Но не думали, что НАСТОЛЬКО…

Дон: Мне кажется, в первую очередь они стремились превзойти Metallica по тяжести и скорости.

Брайан: Думаю, это и было основной целью на ‘Reign In Blood’: «Мы хотим сделать самый быстрый и тяжёлый альбом».

Более просвещённые лейблы и менеджеры по подбору артистов довольно быстро заметили потенциал трэша. В 1984 Metallica подписала крупный лейбл Elektra Records, а в следующем году настала очередь Slayer, и на группу открыли охоту «большие шишки» и крупные звукозаписывающие компании.

Брайан Слэгел: С таким потенциалом на лейбле Metal Blade парням из Slayer становилось тесно. Мы знали, что они уйдут на крупный лейбл, это было неизбежно.

Дон: Metallica подписали Elektra, но никто, честно говоря, не ожидал, что и Slayer получит контракт с крупным лейблом, ведь их музыка была слишком тяжёлой.

Брайан: Мы встречались с Capitol Records и Warner Brothers. На мой взгляд, в тот момент группой интересовался практически каждый лейбл, потому что металл становился очень популярной музыкой. Metallica были на пути к восхождению на Олимп.

Том: Тогда-то мы и поняли, что нами интересуются некоторые лейблы.

Брайан: К нам обратился глава Def Jam Records Рик Рубин. Def Jam были хип-хоп лейблом. Они работали с Run DMC и так далее. Но и панк с металлом Рик любил не меньше.

Дэйв: Мы уже подписали с Metal Blade контракт на несколько альбомов. Я прознал, что нами интересуется какой-то крупный лейбл из Нью-Йорка – Columbia Records. Рассказал парням, а они мне: «Нет, Дэйв, мы уже подписаны на Metal Blade, это уже слишком, мы не можем разорвать контракт». А я им сказал: «Подождите, давайте хотя бы узнаем их условия».

Рик Рубин: Впервые я познакомился с ними на их концерте в клубе The Ritz в Нью-Йорке. Никогда их прежде не слышал, но крышу мне сорвало капитально.

Том: Кто-то сказал: «Хочу, чтобы вы познакомились с Риком Рубином. Он из лейбла Def Jam», и мы: «Какой ещё Def Jam?»

Керри: Нравился ли мне хип-хоп? Нет, не нравился.

Том: Странно, конечно, было, но мы знали, что Рик был поклонником нашей музыки и хотел с нами работать. Честно говоря, мы охренели, вот ведь подфартило. С нами хочет работать парень при бабле на крупном лейбле. Устоять мы не смогли.

Брайан: Рик отчаянно хотел работать со Slayer и не собирался сдаваться. Он сказал: «Если пойдёте со мной, много чего вам обещаю», и они пошли.

В июне 1986 вместе с Рубином и звукоинженером Энди Уоллесом Slayer вошли в студию Hit City West (Лос-Анджелес), чтобы начать работу над альбомом ‘Reign In Blood’. Рубин хотел все сократить до предела, передать «живую» атмосферу и убрать абсолютно ненужную реверберацию.

Дэйв: Студия была небольшая и не особо оборудованная. Находилась на бульваре Пико и Ла Синега.

Том: Мы были совсем пацанами. И с нами ещё никто не работал. Мы привезли своё оборудование и установили. С нами был мой брат Джон. Он помог с установкой оборудования и микрофонов. Мы впервые работали с профессиональным продюсером.

Дэйв: Энди Уоллес там тоже был – он потрясающий звукоинженер. Он был похож на Дзена. Спокойный милый парень. Тусоваться не любил. В отсутствие Рубина в студии всем заправлял он.

Брайан: Пару песен чуть не попали на альбом ‘Hell Awaits’. К примеру, ‘Altar Of Sacrifice’. Было видно, какой получится следующая пластинка.

Рик Рубин: Меня больше всего удивляло, что Джефф с Керри знали, какие соляки оставлять, а какие нет. Мне, честно говоря, на соляки было плевать – я не понимал, какой в них смысл. Парни фактически разговаривали на своём собственном музыкальном языке.

Дэйв: Сессии начинались очень рано – в 10 или 11 часов – и продолжались до раннего утра. Честно говоря, не знаю, почему. Может быть, Колдовской Час, ха-ха-ха! С полуночи до трёх часов утра было идеальное время, чтобы вызывать дьявола и писать зловещую музыку.

Керри: Чем ещё заправлялись? Да ничем. Я тогда даже не пил. Поэтому никаких тусовок не было.

Дэйв: Перед тем, как пойти в студию, мы прекрасно отрепетировали материал. Кажется, я свои партии записал за три или четыре дня. Компьютера тогда не было, программ для записи тоже. Мы были готовы записываться, нужно было набрать темп, нажать «запись» и НЕ ЛАЖАТЬ.

Том: Рубин слегка изменил звучание гитар. Мы продолжали записываться, пока он не сказал: «Готово!».

Керри: Кто-то нам сказал: «Не нужна вам реверберация». Как только мы поняли, что он прав, сразу же ответили: «Да, сыграем плотненько и слаженно».

Рик Рубин: Альбом очень близок к «концертнику», прекрасно записанному в студии. Slayer звучали уникально, поэтому альбом совершенно не похож на другие металлические пластинки того времени. Парни реально создавали свой собственный жанр.

10 песен, вошедших в альбом ‘Reign In Blood’, соответствовали амбициям Slayer быть быстрее и жёстче всех. Они решили оставить позади сатанинские замашки ‘Hell Awaits’ в угоду текстам, с одной стороны напоминавшим ужасающее медицинское пособие, а с другой – полотно Иеронима Босха. Наиболее известный пример – тут же ставшая классикой жанра «открывашка» ‘Angel Of Death’, написанная под вдохновением от скандально-известного нацистского хирурга доктора Йозефа Менгеле.

Том: Тяжело ли мне было петь «Ангела Смерти»? Да них*я. Когда Джефф принёс песню, мы подумали: «О, реально круто – про нацистского садиста, устраивавшего жуткие пытки».

Дэйв: Мы подумали: «Давайте будем жёсткими, злыми и мрачными». Мне эта идея понравилась.

Том: Как обычно мы всегда добиваем песню в студии. На том альбоме ей стала ‘Raining Blood’. Она была без текста.

Керри: Помню, дописывал текст ‘Raining Blood’ в фойе студии. Кажется, Джефф в это время записывал свои партии. Он понятия не имел, над какой частью я работал, поэтому я ему сказал: «Чувак, позволь-ка мне. У меня готово».

Дэйв: Мой любимый момент на альбоме, когда ‘Postmortem’ плавно переходит в ‘Raining Blood’. Просто бесподобный кусок.

Том: Мы лишь попросили Дэйва сыграть песню быстрее – «Эй, Дэйв, давай, сыграй быстрее!».

Дэйв: Рубин с ребятами хотели больше агрессии и напора: «Давай, Дэйв, покажи ярость и зло!».

Том: Все 10 песен уместились в 28 минут. Обычно по контракту на альбоме должно быть, как минимум, 45 минут музыки. Я спросил Рика, нет ли у него к нам претензий, а он лишь сказал: «Всё пучком! На альбоме 10 песен. Есть куплеты, соляки и припевы». Мы были рады, что ему нравится.

Может быть, у Рубина c альбомом никаких проблем и не было, но у кого-то они явно были. Дистрибуцией продукции Def Jam занимался лейбл Columbia Records, чей президент, Уолтер Етникофф, испытывал неприязнь к песне ‘Angel Of Death’. Еврей Уолтер считал песню антисемитской и отказался выпускать альбом, пока парни не уберут первый трек. Slayer ответили ему отказом.

Том: И вдруг лейбл не хочет выпускать альбом. И мы подумали: «Бляяяя…»

Керри: Я ни х*ра не знал о том, что происходит в мире. И подумал: «В жизни ничего глупее не слышал».

Дэйв: Сообщив нам, что Columbia идут в отказ, Рубин сказал: «Не волнуйтесь, парни. У меня есть другой лейбл. Это даже круто, мы всё равно сделаем по-своему, и вся эта шумиха будет нам только на руку».

Керри: Прикол был в том, что за пластинку уже было заплачено: «Надо лишь выставить её на прилавок, а там уж купят». Ох уж этот мир!

Дэйв: Оказалось, что Geffen Records с радостью готовы были выпустить наш альбом.

Рик: Geffen не терпелось с нами работать, поскольку они знали, что многие хи-хоп команды имели на лейбле Def Jam огромный успех.

Дэйв: Мы решили довериться Рику, и он оказался прав – нам такая шумиха была на руку, потому что альбом сразу превратился в тайну, покрытую мраком. Всем было любопытно.

Дон: Не помню, чтобы в ведущих журналах писали про Slayer. Про них написали только в Rolling Stone, когда Columbia Records отказались заниматься альбомом из-за песни «Ангел Смерти».

Скандал перед выходом альбома лишь увеличил ожидание альбома ‘Reign In Blood’, как и тот факт, что новые песни ещё никто не слышал – даже те, кто постоянно обменивался кассетами. Когда 7 октября 1986 года альбом вышел в Штатах, он был подобен раскату грома.

Дон: Помню, несколько человек высказывались, что ‘Hell Awaits’ был чересчур прогрессивным. Все хотели слышать от Slayer дикую скорость, а ‘Hell Awaits’ изобиловал разными темпами и сбивками, более длинными песнями. Поэтому, конечно же, всем было интересно и любопытно услышать, что же парни выпустят в следующий раз.

Брайан: Мне сорвало крышу. Безусловно, альбом сильно отличался от ‘Hell Awaits’. На том были медленные песни, тяжёлые, различная динамика. А ‘Reign In Blood’ лупцевал и избивал в течение 30 минут.

Керри: Интернета не было. Все говорили: «Ты должен послушать эту команду, увидеть её живьём». Вот так тогда и продвигали.

Тур Slayer в поддержку ‘Reign In Blood’ стартовал на Хэллоуин 1986 года концертом в The Moore Theater в Сиэтле. Разогревали их трэшеры из Нью-Джерси, группа Overkill, выпустившие годом ранее свой дебютный альбом ‘Feel The Fire’.

Рик Сейлз (менеджер Slayer): Я только вернулся из продолжительного тура Dokken, работал их гастрольным менеджером, и спустя пару недель после выхода ‘Reign In Blood’ меня позвали в Slayer. Я ужасно устал от гастролей и предложение отклонил. На следующий день позвонил друг и уговорил меня пересмотреть решение. Несмотря на усталость, я пошёл в магазин и купил ‘Reign In Blood’ и тут же подсел. Я хотел стать их гастрольным менеджером, поэтому согласился.

Бобби «Блитц» Эллсуорт (вокалист Overkill): Мы их разогревали. Приехали в Сиэтл, и были дико рады такой возможности. Вышли перед публикой Slayer и тут же в нас полетел град из мокрых бумажных салфеток, зажигалок Zippo и монет. Публика Slayer чужаков не любит. Мы были для них живой мишенью.

Рик Сейлз: Я видел, как толпа прётся от музыки Slayer и принимает их – это было сродни походу в церковь. Последний раз я видел нечто подобное, когда пацаном ходил на концерт Игги Попа и The Stooges и MC5. У Slayer была панковская энергетика.

Бобби: Мы играли в здании The Forum в Лос-Анджелесе, построено оно было годах в 1930-40-х. Помню, кто-то во время концерта Slayer п*зданулся с балкона. И его никто не толкал. Он специально. Таким образом он показывал веселье и радость.

Дэйв: После концерта чистили площадку, ты проходил к выходу, и на полу были лужи крови. И это были не просто несколько пятен. Было ощущение, что кто-то лежал и истекал кровью. Мощно.

Бобби: Безусловно, концерты были агрессивными и жёсткими. Но намеренного насилия я не видел – было ощущение, что кто-то нажал кнопку, и толпа превратилась в бешеную стаю шакалов. Но так было с первых минут.

Керри: Потом мы поехали разогревать WASP. Эти парни были круче и успешнее нас. Но относились к нам как к дерьму: «Никакого вам света и дыма». Хотелось им сказать: «Че, бля, зассали?»

Том: Кажется, именно в туре с WASP Дэйв впервые покинул группу.

Керри: Не помню, почему он ушёл. Наверное, просто молодой, горячий был и возникло недопонимание .

Дэйв: Я ездил в тур и приезжал домой без копейки денег, а счета кто оплачивать будет? И я подумал: «Бля, в п*зду эту затею. Не собираюсь из кожи вон лезть. На х*ра было подписывать контракт с крупным лейблом и ездить в крутые туры, если я приезжаю домой с пустым кошельком». Вот и решил уйти.

Том: Тур с WASP с нами доиграл Тони [Скаглиони, барабанщик нью-йоркских трэшеров Whiplash]

Дэйв: Помню, Рубин мне звонил буквально через день. «Как поживаешь? Возвращаться не собираешься?». Нет, чувак. «Ой, да ладно тебе, Дэйв, возвращайся. Давай всё уладим». И как только я согласился поговорить, он тут же прилетел, забрал меня, и мы поехали на репетиционную базу, где он снова представил меня ребятам. Мы всё замяли и продолжили двигаться дальше.

Альбом ‘Reign In Blood’ оказался на 94 строчке хит-парада Billboard в США – впечатляющее достижение для столь экстремальной пластинки. Может быть, не было такого сумасшедшего коммерческого прорыва, как у шедевра Metallica ‘Master Of Puppets’, но ‘Reign In Blood’ продемонстрировал в трэше совершенно новый уровень бескомпромиссной жесткости и агрессии. И более 30 лет спустя он по-прежнему считается вечным ориентиром и примером для подражания.

Дон: ‘Reign In Blood’ не казался каким-то эволюционным шагом. Не было ощущения, что эта пластинка способна задрать планочку, бросив вызов последующему поколению. Либо пытаешься соответствовать, либо превзойти, либо просто двигаешься в другом направлении.

Том: Почему альбом стал успешным? Не могу ответить на этот вопрос. Может быть, дело в том, что альбомом занимался Рик Рубин, и вышел он на рэперском лейбле. Может быть, помогла излишняя скандальная репутация. Может быть, потому что пластинка длилась всего 28 минут – все остальные играли очень медленно. Не знаю.

Рик Сейлз: Они были преданы своему искусству, жили этой музыкой КРУГЛОСУТОЧНО. Они никогда не стремились стать знаменитыми и получать «золотые» пластинки. Они были преданы своим убеждениям и делали музыку, которую хотели. А если она кому-то не нравилась – их это абсолютно не е*ало.

Рик Рубин: Альбом невероятно экстремальный и даже иногда немузыкальный… как обстрел из автомата. Не могу привести в пример ни один другой альбом, дающий такой же эффект.

Дон: Мне кажется, остальные команды знали, что им не превзойти этот альбом, и пытались делать что-то своё.

Брайан: Альбом ‘Reign In Blood’ даже больше чем Metallica, познакомил простых подростков с экстремальным и невероятно тяжелым металлом. Он проложил путь для Pantera и многих других групп, добившихся успеха. Но это была наиболее экстремальная пластинка, имевшая невероятный коммерческий успех. Она проложила путь для всех от Cannibal Corpse до Pantera.

Том: Предки вечно твердили, чтобы я нашёл работу или, может быть, пошёл учиться. Не хотели, чтобы я слонялся по улице без дела, если бы с музыкой не получилось. Но когда вышел ‘Reign In Blood’, они поняли, что мы чего-то можем достичь. Они мной гордились.

Дэйв: Ко мне подходят и говорят об альбоме ‘Reign In Blood’ в самых необычных местах. Орут: «SLAYER!» или подходят и говорят: «’Reign In Blood’ спас мне жизнь!». Я это очень часто слышу. И пусть музыка жёсткая и агрессивная, но мне постоянно говорят, что наши песни помогли преодолеть и пережить тяжёлые времена. А это дорогого стоит.

Материал и перевод: Станислав “ThRaSheR” Ткачук

* — иностранная пресса печатается на месяц вперёд


Dimon