Главная » Металика » Стив Джонс. Жизнь — это газ!

Стив Джонс. Жизнь — это газ!

[Материал из журнала «Kerrang!» за август 1989 года]

Как мы говорим в профессиональных кругах, со времён лихих деньков в качестве гитариста The Sex Pistols у Стива Джонса «в жизни всякое бывало». Его чуть не погубило пристрастие к героину. Он грабил дома и крал деньги. Он работал помощником слесаря. И что хуже всего, он участвовал в провальном проекте вместе с бывшим гитаристом Duran Duran Энди Тейлором. Но теперь наш герой снова в форме и скоро выйдет его новый альбом ‘Fire And Gasoline’ («Огонь и Газ»).

Посмотрите на Стива Джонса – длинные кудрявые волосы, загорелый и с голым торсом, готовит себе ужин – вижу, что в душе он не изменился. Ни капли.

Помню, как Стив Джонс выглядел в 70-х, когда играл на гитаре в ТОЙ самой группе. Тогда у него были короткие почти торчащие волосы, а сегодня длинные, светлые и жидкие. Помню, видел фотку Стива Джонса пару месяцев назад, и чуть было не подумал, что он превратился в более рослого брата Сэмми Хагара.

Разговаривая со Стивом, складывается впечатление, что вся его жизнь прошла без какого-либо плана, каких-либо перспектив и взглядов в будущее, а ему абсолютно плевать, что могло бы случиться.

Стив Джонс, возможно, такой же дикий и беспечный как мотоцикл Harley Davidson, на котором его часто фоткают.

Поищите его апартаменты в комплексном поселении, где он живёт, и рядом с домом увидите большой Харлей на веранде.

«Да, начинает заё*ывать. Поэтому я не люблю с ним фоткаться» – спокойно замечает он, когда я говорю ему, как нашёл входную дверь.

Стив Джонс разговаривает мягко, тихо и для многие будут удивлены такой манере разговора. Конечно же, все мы ждём от него чего-нибудь скверного и резкого (в конце концов, он же был участником The Sex Pistols) и любил понтоваться. Но всё это абсолютно не так. Скажем, Стив настолько же простой и легкий в общении, как и любой, с кем бы вы хотели познакомиться. Его апартаменты скромные, как и его нынешние привычки. Больше никаких наркотиков. Никакого алкоголя и пьянок. Никакой драмы. Вместо этого парень предпочитает морковный сок и минеральную воду… потому что Стив Джонс серьёзно относится к своему здоровью. И его новый образ отражается в его музыке.

Второй альбом Джонса на лейбле MCA ‘Fire And Gasoline’, не самая оригинальная пластинка. Очень много похожего в духе команд вроде AC/DC, если назвать одну такую мощную рок-группу. Вряд ли это кого-то удивит, поскольку «всю техническую работу выполнил» звукоинженер AC/DC Марк Дирнли. Альбом весьма грувовый и не пафосный… это самый настоящий рок, который и должен вставлять. И прикол в том, что Стиву Джонсу помог Ян Эстбери из группы The Cult. Уж насколько я презираю альбом Cult ‘Sonic Temple’, жму руку Яну.

Я сижу на кухне за столом, а Стив вываливает большую сковородку фарша с луком на тарелку и начинает уплетать ужин.

«Странно здесь находиться, – говорит он, прожёвывая, – ведь я не планировал переезжать в Штаты. Когда мы с ребятами из Sex Pistols на неделю приехали в Сан-Франциско в рамках тура по Штатам, мы с Полом Куком (барабанщик Sex Pistols) провели здесь неделю прежде, чем отправиться в Рио снимать фильм ‘The Great Rock ‘N’ Roll Swindle’. И мне здесь дико понравилось – приехал из Лондона и увидел пальмы и письки местных девочек. Меня дико пёрло, что всё время светит солнце. Все равно что работа в летнем лагере».

«Я вернулся в старый мрачный Лондон, и меня одолела депрессия, и я даже не понимал, почему. И следующие восемь лет я не слезал с герыча. До Pistols я к нему даже не притрагивался. Я заполнил эту дыру и мне больше не нужно было ни о чём париться».

«Потом мы с Куком сколотили команду The Professionals. А я хотел только торчать. Мы прилетели в Штаты на гастроли и остановились в Нью-Йорке, и с тех пор я в Лондон не возвращался».

«Я продал дом, остался ни с чем и съехался с проституткой – здесь он замечает моё удивление – ну знаешь, бабла не было. Короче, я каким-то образом наткнулся на Найджела Харрисона, басиста Blondie, и он предложил сколотить с ним команду. Я согласился, но сказал, что у меня серьёзные проблемы с героином. Он отвёз меня в Лос-Анджелес и положил в клинику, мы сколотили с ним банду и назвали Chequered Past («Тяжёлое прошлое»). Вот я и остался в Лос-Анджелесе».

Что-то заставило Стива Джонса признать, что он был наркоманом.

«Я не мог ни дня прожить без дозы – либо заваливался к кому-нибудь в хату, прося денег, либо наваривался на шмотках других, чтобы приторчать. Жить мне было негде. Я обчистил парня, с которым жил, продав все его шмотки. Это было четыре года назад, и я понял, что дальше так продолжаться не может».

«Меня определили на месяц в клинику. Я работал помощником слесаря. На гитаре я не играл… у меня её даже не было, ни х*я не было! Я был как уёбки на голливудском бульваре: бомжом в одних единственных джинсах Levis, футболке и ни х*я больше. И я до сих пор не могу тебе сказать, что заставило меня завязать, но слава Богу, я это сделал. Некоторые так и живут».

Ещё хорошо, что Игги Поп помнил Джонса и его работу на легендарной пластинке Sex Pistols ‘Never Mind The Bollocks’ (1977).

«Где-то через год, как я завязал, мне вдруг позвонил Игги. До сих пор понятия не имею, где он, бл*дь, нарыл мой номер. Он сказал, что работает над альбомом и хочет, чтобы я поучаствовал».

«Спросил, завязал ли я, и я сказал, что да, и мы стали репетировать и три месяца сочиняли. Игги сказал, что хочет, чтобы я сыграл на его пластинке ‘Instinct’ (1988). И да, я сыграл, хотя на гастроли он брал Энди МакКоя.

«Потом я связался с этим придурком Энди Тейлором и довольно быстро понял, что не могу ехать в тур с этим мудаком. Он был как ребёнок! Страдал приступами гнева каждые десять минут. Просто кусок е*учего г*вна. Но тем не менее, сингл, который я с ним записал, оказался в Топ-10 хит-парада США. Я помогал его писать, так что е*ало своё я засветил».

«Контракт мне всё ещё не давали, но бабёнка из MCA Records пёрлась по моей музыке и мутила мне всякие контракты на саундтреки вроде ‘Miami Vice’, которые реально помогли. Она была добра ко мне, потому что дала шанс показать, что я больше не был е*учим торчком».

«После этого мне предложили контракт MCA Records. Я сразу же написал сделал альбом, где выплеснул свои чувства и переживания прошлого, мои восемь лет наркоты и всё такое».

И вот мы опять говорим о новом альбоме Стива…

Джонс первый признает, что перед нами типичный простой прямолинейный рок-н-ролл. Он не пытался изменить облик рока.

«Альбом звучит так, как я хочу слышать музыку, – говорит Джонс, – мы обратились за помощью к Марку Дирнли, потому что он простой и эффективный, к тому же у нас был бюджет 75 000 баксов. Записали альбом за шесть недель, и Марк стоил каждого е*аного цента, что получил. Мне нравится, как звучит альбом. Может быть, могло получиться лучше, но мне, честно говоря, пох*й.

«Я вырос на груве, командах вроде The Rolling Stones и The Faces. Мне было лет 15. Сейчас мне 33. Даже когда я был в The Sex Pistols, я эту музыку любил, правда в то время такое говорить было нельзя. Джон (Лайдон) любил х*есосить все эти команды, и ты предлагаешь взять и сказать, что мне это дерьмо нравится? Было бы глупо».

Я говорю Джонсу, что сегодня альбом Pistols считается классикой. Он в ответ лишь смеётся.

«Забавно, конечно, что все до сих пор почитают этот альбом, потому что даже тогда я считал его рок-н-роллом. Это слово «панк»… Не знаю, откуда оно вообще, бл*дь, взялось. Полагаю, очередной ярлык. Сегодня в журнале Rolling Stone голосуют за альбом Sex Pistols как вторую лучшую пластинку последних двух десятилетий сразу же после Led Zeppelin… ха-ха!»

На альбоме Джонса «Огонь и Газ» присутствуют интересные гости. На одной песне вместе с Джонсом поёт Эксл Роуз, Эстбери я уже упомянул, а ещё помогает Никки Сикс.

Джонс: «Да, с Никки я познакомился на встрече АА (анонимных алкоголиков). Мы с ним хорошо общаемся. Нам обоим нравятся мотоциклы и всё такое. У Никки всё пучком. Он год не пил, и я думаю, сейчас он держится. Мы с ним по-прежнему ходим на встречи АА, но не так часто, как раньше, потому что дел до х*я».

И что же удерживает Стива от края пропасти, упасть в которую проще простого?

«В первый год завязки я боялся куда-либо ходить кроме как на встречи АА. Но сейчас мне комфортно, когда вокруг пьют, потому что я уже через это прошёл, и больше меня не берёт».

Когда Стив Джонс гастролирует, он не берёт своих звёзд, только басиста Терри Нейлса, барабанщика Пита Келли и двух ритм-гитаристов, чтобы «звучание пожирнее было и я мог сосредоточиться на вокале, а не только играть».

Некоторые говорят, что Стив Джонс ни кто иной, как «Мистер Лос-Анджелес», человек, который хочет быть американцем. Но проведя с ним час, я понял, что передо мной настоящий кокни с хорошим загаром. Не более.

«Да мне пох*й, – говорит он, – всегда найдётся какой-нибудь х*есос, который захочет выебнуться. Все мои кореша в Британии считают, что о большем я и мечтать не мог».

Они правы.

Перевод: Станислав “ThRaSheR” Ткачук


Dimon