Главная » Металика » Testament. Воля к жизни

Testament. Воля к жизни

[Статья из журнала «Metal Forces» за 1987 год]

Бернард Дои беседует с Алексом Сколником (Alex Skolnick) и Чаком Билли (Chuck Billy). Трэшеры из Района Залива, Legacy, меняют название коллектива на Testament и готовят новый натиск террора.

Может быть, название Testament вам незнакомо, но эта пятёрка из Района Залива Сан-Франциско уже навела шороху в металлическом подполье, выступая под именем Legacy. Демо-запись, состоящая из четырёх песен, конечно же, наших читателей впечатлила, а сама команда заняла пятое место в номинации «самая обещающая группа».

1986 год для группы был богат на события. Коллектив был основан Эриком Питерсоном летом ’83. Первый барабанщик был уволен из-за музыкальных разногласий и на его место пришёл оригинальный ударник группы, Луи Клементе. Потом всех шокировал своим уходом вокалист Стив «Зетро» Суза, предпочтя снискать славу с трэшерами из Exodus.

И некоторое время от Legacy ничего не было слышно, и казалось, группа рискует остаться позади в крысиной металлической гонке, поскольку трэш стал «модной фишкой», и почти каждая вторая едва умевшая играть команда в Штатах мечтала подписать контракт. Но вдруг Legacy обратились за услугами к бывшему вокалисту Guilt Чаку Билли и вернулись, подписав контракт с Megaforce Records – одним из лейблов в Нью-Джерси, после чего коллектив стал частью крупного лейбла Atlantic Records.

Затем группа вылетела в Нью-Йорк, где записала с продюсером Алексом Периаласом на студии Pyramid Sound Studios дебютный альбом ‘The Legacy’ (город Итака). В США альбом увидел свет 13 апреля, но незадолго до этого группа сменила название на Testament. Зачем? Ну, это, безусловно, один из вопросов, которые я задал ребятам, когда недавно говорил с гитаристом Алексом Сколником и новым вокалистом Чаком Билли. Но сначала спросил об уходе Стива Сузы.

Вы были шокированы, что «Зетро» ушёл из группы?

Алекс: «Ещё как, потому что когда я пришёл в коллектив, я ещё не видел человека более преданного, чем «Зетро», и мне казалось, он уйдёт отсюда последним. Но прямо перед записью альбома, он сказал, что уходит в Exodus, и мы были невероятно шокированы».

А почему он ушёл в Exodus?

Алекс: «Он сказал, что группа скоро заключит сделку с крупным лейблом и поедет в масштабный тур и сказал, что в Exodus ему будет гораздо лучше. Он решил, они пойдут гораздо дальше, потому что у них уже был альбом. Он не хотел ждать, пока Legacy станут успешными, он хотел уйти в Exodus, поскольку считал, что там его ждёт мгновенный успех, и он сможет, наконец, не ходить на дневную работу».

А не кажется ли тебе ироничным, что теоретически у вас теперь контракт куда лучше, чем у Exodus?

Алекс: «Так и есть. Мы на крупном лейбле, а они – нет и «Зетро» по-прежнему тухнет на дневной работе!».

Алекс, как вы вышли на Чака? Вы его знали, когда он играл в Guilt?

Алекс: «Да, Guilt была одной из многих местных команд в Районе Залива, поэтому мы его довольно хорошо знали. Он пришёл на прослушивание и нам всё понравилось».

Чак, а что сейчас с группой Guilt?

Чак: «Развалились. Гитарист с барабанщиком перебрались в Лос-Анджелес и сколотили глэмерскую банду Diamond. Guilt были скорее коммерческой командой, нежели спид-металом, который нарезают Testament».

А нравился ли тебе спид-метал до прихода в Testament?

Чак: «О, да. Я ещё до Guilt играл в команде Rampage, они рубили спид-метал».

Безусловно, после выхода демо-записи Legacy группа приобрела большую армию поклонников в подпольных кругах. Как звукозаписывающие компании реагируют на ваше демо?

Алекс: «Здорово, мы не ожидали такого внимания. Нам предлагали контракты всякие мелкие лейблы, и это сыграло нам на руку, потому что мы могли использовать их предложения, чтобы выбить себе лучший контракт, ведь каждый лейбл хотел предложить условия лучшие предыдущего».

Около года были слухи о том, что вы собирались подписать то один лейбл, то другой; почему в итоге выбрали Megaforce?

Алекс: «Ну, у них хорошая дистрибуция через Atlantic Records, а мы не могли такое проворонить, и нам предложили достойный контракт».

Чак: «Джонни и Марша (Зазула) – прекрасные люди и мы с ними в прекрасных отношениях – это как семейный бизнес».

И как же получилось, что вы сменили название с Legacy на Testament? Вам Megaforce посоветовали?

Алекс: «Мы не хотели менять название. Я бы сказал, для нас это было так же неожиданно, как и уход «Зетро». Сначала мы услышали, что группа с названием Legacy уже существует, но решили оставить своё название, но узнали, что существует ещё два коллектива под таким названием, и они стали мелькать в хит-парадах соул-музыки! Фактически они дали нам шанс. Они сказали, мы можем оставить название, но если будет суд, они вычтут с нас, поэтому пришлось сделать выбор – либо название, либо карьера».

И кто же придумал название Testament?

Чак: «Билли Милано из S.O.D. (M.O.D.)».

Алекс: «Да, поначалу было сложно его использовать. Но мы теряли гитаристов, барабанщиков, вокалистов и ничего страшного не случилось. Поменять имя? Я думаю, мы и с этим справимся. Все потихоньку привыкают к нашему новому названию».

В группу вернулся оригинальный барабанщик, Луи Клементе, заменивший Майка Рончетта, сыгравшего на демо. Как так получилось?

Алекс: «С Майком было много проблем. Он постоянно приходил на репетиции пьяным и когда мы сочиняли песни, он постоянно спорил и не соглашался. Он хотел, чтобы мы играли с молниеносной скоростью, больше его ничего не волновало. Видимо, он хотел, чтобы мы ничем не отличались от сотни других команд, а мы хотели развивать собственный стиль. В итоге работать с ним стало невыносимо. С Майком вечно были стычки, споры, вот и сошлись снова с Луи. Он поначалу из группы ушёл из-за проблемы личного характера, но теперь он всё уладил и мы слышали, как он снова играет на барабанах. Мы знали, что парня надо возвращать».

Вы довольны дебютным альбомом ‘The Legacy’?

Алекс: «Да, довольны. Сделали максимум на маленький бюджет, но со следующим альбомом у нас будет гораздо больше времени».

Собираетесь ли выпустить на виниле трек ‘Reign Of Terror’, записанный на демо?

Чак: «Мы эту песню вообще-то записали, когда работали над альбомом, но не хватило места, однако может быть, мы её потом на миньоне выпустим».

Алекс: «В будущем будем больше внимания уделять новому материалу, но надеемся выпустить ‘Reign Of Terror’ на виниле.

Как дела с концертами? Есть ли какие-нибудь гастроли на примете?

Чак: «Ну, возможно, прокатимся по Европе в компании Anthrax или Overkill. Если не выгорит, наверное, поедем по Штатам. Сейчас ничего не ясно, потому что нет менеджера, но как только мы этим займёмся, уверен, дела пойдут в гору.

Алекс: «Мы принимаем почти на любые предложения. Мы просто хотим выходить и играть».

А что собой сегодня представляет металлическая сцена Района Залива?

Чак: «У нас всё круто и развивается, а вот в Лос-Анджелесе один глэм».

Алекс: «Несколько лет назад была популярна коммерческая музыка и на трэш всем было плевать, а сейчас наоборот все ходят на трэш, потому что коммерческая музыка сдохла!».

И нет ни малейшего сомнения в том, что серьёзные трэшеры на металлической сцене вскоре въедут в Testament. Недавно группа отыграла два успешных концерта в клубе L’amour в Нью-Йорке на разогреве у Slayer, и вероятно отыграют несколько концертов в туре Megadeth/Overkill по восточному побережью, начиная с июня. Потом поедут с Overkill в тур по восточному побережью и Техасу.

Гастрольные планы по Европе будут, безусловно, зависеть от продаж альбома. Сейчас группа снимает промо-видео на песню ‘Over The Wall’, и я уверен, с продажами всё будет хорошо. В конце концов, спид-метал сейчас на коне и дебютный альбом Testament определённо заслуживает внимания. К тому же, эти ребята на первой пластинке показали, что им не составляет труда раздвинуть привычные рамки трэша.

Перевод: Станислав “ThRaSheR” Ткачук


Dimon