Главная » Металика » Трэш британского разлива

Трэш британского разлива

1[Материал из журнала «Iron Fist» за октябрь/ноябрь 2018 года]

Почетный и уважаемый писатель / музыкант Ян Гласпер написал книгу объёмом 700 страниц, в которой исследует британскую трэшевую сцену. В ней вас ждёт интервью с сотней британских трэшевых команд и куча ранее неопубликованных фотографий. Также можно приобрести бокс-сет из 5 CD общей продолжительностью 6 часов. Мы попросили Яна вспомнить тот период и пообщались с ключевыми представителями сцены.

При слове «трэш» на ум сразу же приходит “Большая Четвёрка”: Metallica, Megadeth, Slayer и Anthrax… да и почему, собственно, нет? Все они – (некогда) великие команды и, возможно, на всех продали больше пластинок, чем выпустили все остальные трэшеры в мире. После Большой Четвёрки обычно называют команды из Германии (вроде Kreator, Destruction и Sodom) или Бразилии (Sepultura, Korzus и Vulcano, помните таких?) – или, может быть, даже из Канады (речь идёт о Razor, Exciter и Voivod)… но часто ли можно услышать, как кто-нибудь называет в качестве любимой трэшевой формации коллектив из Великобритании? Да практически никогда, и это безумно расстраивает, если учитывать, что все команды, вдохновившие Metallica, вообще-то родом из Англии: Venom, Motorhead, Discharge, Iron Maiden, Budige и Diamond Head. Если вкратце.

Однако английский трэш кардинально отличался от более популярного американского, вобравшего в себя эстетику DIY («сделай сам») британской панковской сцены. Многие команды вроде Onslaught, English Dogs и Annihilated как раз и стали выходцами из подпольного панка.

«Безусловно, – соглашается Тони «Аббадон» Брэй из Venom, которые сами любили анархию и хаос, столь близкие панкам, – появилось целое поколение, искавшее нечто свежее в панке, потому что к концу 70-х панк становился каким-то мягким, телегеничным, а именитые панковские команды больше не хотели выступать в грязных клубах. В то же время, хэви-метал погряз в глэме со всякими Van Halen и Twisted Sister, поэтому зрело серьёзное противостояние, и очень многие искали нечто свежее и захватывающее, готовое прийти на смену мощному панковскому взрыву».

«Команды вроде Discharge и The Exploited были в нашем поле зрения, мы всегда были рады сходить на их выступления. Нас постоянно называли «патлатыми панками», но мы себя никогда к панковской сцене не причисляли; во всяком случае, я не причислял. Но мы были весьма рады, когда на наши выступления приходили панки и скинхэды».

«Но никакой вражды и неприязни тоже не было, и это хорошо. Когда я рос в 70-е, мне постоянно доставалось от панков и скинов за длинные волосы, но когда появилась наша команда, те, кто х*есосил меня за любовь к AC/DC, говорили: «Не знал, что ваша группа настолько крутая!». Приятно было слышать такое!».

«В тот период было сильное смещение акцентов, – соглашается Гизз Батт, соло-гитарист English Dogs, которые, безусловно, были одной из первых британских трэшевых команд, и чьи безумные скоростные соляки знаменовали собой переход от панка к трэшу – всё началось с песен Motorhead ‘Bomber’, Thin Lizzy ‘Waiting For An Alibi’ и Iron Maiden ‘Trooper’… произошло смещение, т.е. гитары были выдвинуты на передний план. И поверь мне, раз уж даже Майкл Джексон обратился за услугами к Эдди Ван Халену и постоянно звучал на радио, гитары действительно были всему головой».

«Впервые услышав Van Halen, я не на шутку охренел. Я не верил, что так можно играть… и я реально подсел на команды вроде Iron Maiden. Я всегда считал, что мы можем привнести этот элемент в панк, потому что панк являлся классным сообществом, и энергия этой музыки все равно никогда не умрёт. Я реально старался тянуть группу в этом направлении, мне хотелось привнести в наше звучание что-нибудь новое и свежее».

В том, что звучание действительно было интересным и увлекательным, нет ни капли сомнения. Британские команды смогли сохранить свой уникальный саунд, и некоторые лейблы оказывали им поддержку – Xentrix, к примеру, подписали Roadrunner, Slammer подписали Warner Bros, Taranaga подписали Chrysalis, а ребята из Acid Reign связались с Music For Nations… и вдруг на мгновение показалось, что британский трэш станет следующим прорывом.

«Мне было предельно ясно, что нужно делать, – вспоминает вокалист Acid Reign, Ховард «Эйч» Смит, когда группа подписала лейбл, на котором была сама Metallica, – я играл в трэшевой команде и хотел контракт с трэшевым лейблом, поэтому просто вытаскиваешь свою коллекцию пластинок и дисков, кладёшь на пол и переписываешь адреса всех лейблов, а потом отправляешь им свою запись. Это же ох*еть как сложно, правда? Мне все говорили: «Ого! Как тебе удалось подписать MFN в 17 лет?». А для меня это было раз плюнуть…»

«И потом мы сделали то, что делают все молодые команды, слыша предложение от лейбла, – смеётся Крис Астли, бывший вокалист/гитарист Xentrix, – мы показали контракт предкам, а те – юристам, которые в один голос сказали: «Если подпишите контракт, у вас явно «не все дома», и вам не заработать музыкой на жизнь…». А мы взяли, да и подписали, потому что могли выпустить альбом! Таким образом лейблы и подкупают, разве нет? «Но это же контракт на запись…!», «Да, но здесь нужно изменить пару пунктов…», «но это же контракт на запись! Будете подписывать или нет?!». Мы даже не вели переговоры; просто спросили, где поставить подпись».

И на фоне лейбла и безумства СМИ появилась целая плеяда странных и замечательных коллективов – одна из них, к примеру, Sabbat из Ноттингема (подписал крайне уважаемый немецкий лейбл, “Noise Records”) славилась отличительным английским звучанием и эксцентричным стилем в одежде, благодаря чему была на голову выше своих заурядных коллег по цеху. Любой, кто видел Sabbat живьём – и, конечно же, слышал их невероятный дебютник ‘A History Of A Time To Come’ (1988) – согласится, что этот коллектив должен был добиться невероятного успеха.

«О, нам нравилось выступать, мы хотели отличаться от других, – подтверждает басист Sabbat, Фрейзер Краске, – поэтому мы репетировали по четыре раза в неделю, и жили и дышали Sabbat. Вокруг была куча похожих команд; мы хотели делать нечто другое… особенно это касалось лирики. Наши тексты совсем не вязались с джинсами и футболками, в которых мы выходили на сцену, и многие въезжали в нашу идею».

«Наличие оборудования реально служило подспорьем на концертах. Отстраивать звук в джинсах и футболке это нормально, но на сцену мы выходили в совершенно другом прикиде. Однажды в августе ’87 мы отыграли концерт в клубе Dingwalls с [трэшерами из Брайтона] Virus [в 80-е были подписаны на Metalworks, но вернулись и заново подписались на американский лейбл «Combat Records»], и были в ужасе – когда мы туда приехали, там были одни панки, и каждый были в бандане и с «доской» в руке. Virus были панковской группой, превратившейся в трэшевую, и там собралась их публика. За кулисами мы стали ожесточённо спорить; Энди [Снип, гитара] и [Саймон] Нигус [барабаны] никогда не любили наряжаться, а мы с [вокалистом] Мартином [Уокиером] были двумя руками за… «Мы же персонажи, мы выступаем на сцене!» – и всё такое. «Мы – Sabbat, и публика пришла на концерт Sabbat… если кому-то не нравится – может валить домой…». И мы вышли на сцену и отыграли в костюмах, и было просто охренительно – все прыгали со сцены, бесились в толпе и ходили по рукам. После концерта я сказал: «Я же говорил!». Если бы мы тогда не приоделись, нам было бы некомфортно; наш сценический образ был неотъемлемым элементом концерта Sabbat».

«Кто ещё мог без палева сфоткаться на фоне Стоунхенджа? – смеётся он, – некоторые нам сказали: «Напоминает фильм Spinal Tap, разве нет?». Но нет, не напоминало, это был настоящий Sabbat. За фотосессию хотели безумную сумму денег – около десяти кусков «зелени», но Noise Records договорился на 1000 фунтов стерлингов – а оно того стоило, потому что в те дни туда было не попасть. И для нас это было изумительно, потому мы приехали туда самостоятельно на закате – разве не круто? Помню, Энди готов был убить нас с Мартином. Когда он делал фотки, мы обоссали один из камней, пытаясь вызвать у него отвращение…».

И на какой-то момент казалось, что британский трэш удержится на краю мейнстрима, ведь даже такие монстры как Metallica навострили уши и обратили внимание.

«Когда мы поехали гастролировать в Америку, – вспоминает Ади Бейли, бывший вокалист English Dogs, – летели в Чикаго и сидели напротив одной «рокерши»… по-другому и не назовёшь. И я пытался выбрать, какую кассету нам слушать дальше, и сказал Пину [барабанщику English Dogs]: «Дай-ка мне вот ту кассету Metallica…». Она услышала и спросила: «Вам нравится Metallica? Мой парень у них басист!». Это была девушка Клиффа Бёртона, и она показывала нам все фотки и рассказывала, насколько парни из Metallica тащились от English Dogs. Трудно было в это поверить, и мы реально думали, что она стебётся, но когда познакомились с Клиффом лично, он сказал, что девушка ему рассказала о встрече в самолёте».

«Мы провели в Штатах три или четыре недели, и отыграли, наверное, с десяток концертов, – продолжает гитарист Гизз, – мы были совсем молодые и впервые оказались в Америке, и это было очень круто и захватывающе. Сомневаюсь, что легально мог купить себе алкоголь. К тому же, я был худощавым дрищом с мощным северным акцентом – наверное, выглядело немного нелепо, но американцам наша музыка нравилась, а остальное не имело значения. Нас на нескольких концертах даже ребята из Nuclear Assault разогревали и немного шокировали своей чертовски мощной сыгранностью. Единственный концерт мы отыграли не в качестве хэдлайнеров на разогреве у Уэнди О. Уильямс».

Так что же пошло не так? Почему британский трэш не смог совершить такой мировой прорыв, как американцы и европейцы? К сожалению, юмор а-ля Монти Пайтон был мало кому понятен и въезжали в него лишь местные фэны, да ещё эти нелепые кавер-версии. Поняв, что эти команды не продадут свои альбомы миллионными тиражами, крупные лейблы стали избавляться от них, как от чумы. Да ещё эта ненадёжная музыкальная пресса, которая не устояла перед соблазном более экзотического трэша из Штатов. Разве это был не идеальный шторм, который грозился смыть британские команды с лица земли.
Вдобавок ко всему, появился гранж и трэш, похоже, просто не нашёл, что ответить – некоторые группы отчаянно стали экспериментировать с фанком и хип-хопом, пытаясь заново найти себя.

«С чувством юмора у нас было всё в порядке, – говорит Говард Смит из Acid Reign, команды, славящейся своей, хм, бесшабашностью, – но это не значит, что мы похожи на шутов. Я всегда говорил, что никто не приходит на концерты Acid Reign со словами: «Надеюсь, сегодня они будут веселиться, выйдут на сцену, достанут х*й из штанов либо выльют на кого-нибудь ведро спагетти…». Нет, фэны приходят, потому что хотят услышать ‘Motherly Love’ и ‘Goddess’…»

«Некоторые говорят: «Трэш никогда и не умирал…». Может быть, и не умирал, но заснул он, бл*дь, надолго. Впал в ё*аную кому. Слушай, ведь все же пытаются стереть из истории тот факт, что Kreator выпустили индустриальный альбом [1992 ‘Renewal’], хотя парни отчаянно пытались остаться на плаву.

«Однако мы сдулись. Успеха мы добились только в Великобритании. Kreator были родом из Германии и могли лишь в одной Германии продать достаточно альбомов, чтобы заработать на жизнь. Мы о таком могли только мечтать. Многие любят размышлять, почему нет Большой Четвёрки британского трэша и почему ни одна группа не добилась таких высот… а давай пораскинем мозгами! Самый крутой и успешный сингл Onslaught…? ‘Let There Be Rock’. А у Xentrix? ‘Ghostbusters’. А наш крутейший сингл? ‘Hangin’ On The Telephone’! Ничего общего не заметил? Это всё кавер-версии; британский трэш не смог привнести ничего нового… он просто взял и вонзил в себя свой же собственный х*й».

«Нам нравилась наша музыка, – объясняет Крис из Xentrix про песню ‘Ghostbusters’, – все дело было в песнях, мы хотели играть и делать что-то интересное; и наш внешний вид ни при чем. Хватало комичных команд вроде Metal Duck и Lawnmower Deth, с которыми мы близко дружили, но любили говорить: «Хэви-метал – это вам не маскарад! Тут всё серьёзно…!». Пусть мы и сами реально ржали и угорали, но относились к этой музыке очень серьёзно».

«И песня про «Охотников За Приведениями» не должна была стать приколом. Мы репетировали очень долго; У нас была база у чёрта на куличках, и мы репетировали четыре-пять раз в неделю. Приходили в 7-8 вечера и вкалывали до 4-5 утра. И так четыре-пять раз в неделю. Я требовал отдачи, и остальные ребята были со мной согласны – мы делали то, что считали нужным… лишь работая на износ, можно чего-то добиться и делать это лучше и упорнее остальных… поэтому мы и были настолько крутой командой. Если ты дерьмо, не может быть оправданий. Фэны платят кровно заработанные деньги, чтобы увидеть тебя, и ты должен выложиться до последней капли пота».

«Поэтому мы репетировали ночами напролёт, и эти девять песен всё равно вечно играть не будешь, вот мы и брали всякий тупой материал, чтобы не терять настрой и драйв. У нас была стёбная дэтовая команда, когда мы менялись инструментами и пять минут играли дэт. Однажды [гитарист] Стэн начал играть ‘Ghostbusters’, мы посмотрели на него и подхватили. Мы поработали над гармониями, и просто поржали, убивали время – может быть, это было часа в три утра… и один из нас сказал: «А разве не прикольно будет её записать?»

Одна британская трэш-команда, совершенно точно прошедшая испытание временем – это Onslaught из Бристоля, которые в 80-х подписали крупный лейбл London Records и увидели, как их карьера летит кубарем вниз после выпуска чересчур мелодичной пластинки ‘In Search Of Sanity’ (1989); однако они реформировались уже более десяти лет назад и звучат даже лучше, чем раньше, выпускают ещё более быстрые и мощные альбомы и гастролируют по миру с огромным успехом.

«Я думаю, в нашей карьере был всего один косяк – не считая этого, мы были довольно стабильны и никогда не шли на компромиссы, – рассуждает гитарист Найдж Рокетт о долголетии группы, – не считая того альбома, мы всегда выдавали качественный трэш и не собираемся меняться. Мы становимся ещё мощнее и убойнее! Мы верны своим убеждениям и сконцентрированы на том, чтобы на сто процентов оставаться актуальными и востребованными. Мы двигаемся вперёд и готовы к конкуренции».

«После реформации группа существует уже дольше чем в первый раз, и мы становимся только лучше; ты не поверишь, сколько молодых ребят и девчонок приходит на наши выступления, это просто невероятно. Когда мы вернулись, нам потребовалось пять или шесть лет, чтобы стряхнуть с себя ярлык с надписью «ностальгия», и теперь, к счастью, нас даже перестали называть «трэшерами из прошлого» и «легендами 80-х»; мы лишь хотим делать крутую актуальную тяжёлую и убойную музыку. Если мы когда-нибудь напишем альбом, который окажется хуже предыдущего, он никогда не выйдет; больше мы свою репутацию не запятнаем – хватило одного уродца в нашей дискографии… либо это будет достойная пластинка, либо её просто не будет».

Книга Яна Гласпера ‘Contract In Blood: The History Of UK Thrash Metal’ («Кровавый Контракт: История Британского Трэша») в продаже в издательстве “Cherry Red Books”.

Материал и перевод: Станислав “ThRaSheR” Ткачук

001 002


Dimon